RU
Все новости

Украинских беженцев в России никто не ждет

Тысячи людей вот уже несколько недель покидают Славянск, Краматорск и другие неспокойные города области, где все эти дни продолжались боевые действия. И сегодня, несмотря объявленное президентом Украины перемирие в этой местности периодически слышна стрельба. Перемирие ополченцы нарушали за это время уже несколько раз. В разрушенных городах уже ничего не держит, особенно семьи, которые лишились крыши над головой. В первую очередь еще с первых дней боевых действий уезжали те, кто имеет детей. Уезжали как в другие города области – в Святогорье, и даже в Мариуполь, где беженцев временно размещают и делают все возможное, чтобы облегчить их участь другие области Украины, так и в другие города Украины. Больше повезло тем, у кого там есть родственники. Жизнь под одной крыше с другой семьей – не сказка, но по крайней мере дает возможность отдышаться после переезда, и главное, осознать, что больше не свистят пули над головой, и рядом неожиданно не взорвется снаряд. 
 
Радужное будущее в России оказалось не таким уж и радужным
 
Беженцы с востока верили, что в соседней России, до границы с которой в некоторых городах Донбасса рукой подать, их ждет спасение. Люди пересекали границу – за сутки иногда их число превышало тысячу. Ехали в Крым, и в граничащие с востоком Украины территории РФ. Однако статус беженца получить не так уж и просто. Сотрудники ФМС предлагают всем, кто прибыл в Россию с юго-востока соседней страны, получить статус нуждающегося во временном убежище. 
 
Такой статус позволит устроиться на работу и даст определенные социальные гарантии, но это – не статус беженца. А получить его, с чем на практике подтвердили многие – дело непростое. «Я приехала в Ростов с двумя детьми. Муж еще остался в Славянске, и я не знаю, когда мы увидимся снова. Запрос, чтобы получить статус беженцев, мы подали сразу. Но до сих пор непонятно, сможем ли мы получить его. Тут настаивают, чтобы мы оформлялись на временное убежище», – рассказывает 35-летняя Екатерина. Приехавшие с Украины жители каждый день обивают пороги различных инстанций, однако получить статус недели за три, как многие рассчитывали, не получается. Затягивается этот процесс на гораздо более длительный срок и результат не всегда положительный.
 
Например, с 9 по 22 июня за помощью к челябинским властям обратились 62 жителя Украины: 15 семей, в которых насчитывается 18 детей в возрасте от 4 месяцев до 12 лет, сообщают местные власти. В Челябинске для размещения украинцев сегодня функционирует лишь один центр помощи, рассчитанный на 14 человек. До беженцев в этом здании планировали разместить наркозависимых южноуральцев, предварительно здесь даже ремонт сделали. 
 
Куда теперь денут местных наркоманов, чиновники не поясняют. Остальные полсотни жителей юго-востока Украины бесплатно проживают в квартирах благотворителей или у челябинских родственников и друзей. Лекарствами беженцев обеспечили, все, что понадобится в первые дни, есть, однако что будет дальше?  С трудоустройством украинцев в Челябинске могут возникнуть большие проблемы в связи с ужесточением выдачи квот на иностранную рабочую силу. Это только один из примеров. Еще тысячи беженцев без статуса ждут определения своей участи в Ростовской и других российских областях.
 
Переселенцы внутри страны
 
На сегодняшний день, из зоны проведения АТО переселено уже 10 тыс. 500 человек, и эта цифра постоянно растет. «По состоянию на 18 июня переселенных из зоны АТО лиц насчитывается 10 тыс. 500 и каждый день это количество растет», – сказала Ирина. При этом из них 700 человек – это инвалиды и пожилые люди, которые нуждаются в особом уходе, а также 4200 детей. Отдельные области Украины принимают переселенцев еще с марта текущего года, после оккупации Крыма Российской Федерацией. 
 
Первая волна переселенцев с аннексированной территории Крыма и города Севастополя в Днепропетровскую область прошла еще с марта. Таких около 500 человек. Вторая волна переселенцев с мая – уже из восточных регионов Донецкой и Луганской областей, районов проведения АТО. Число переселенцев увеличилось до полутора тысяч. В свою очередь, Львовская область приняла более 2,5 тысяч переселенцев, в том числе 600 граждан с востока. Сложно подсчитать беженцев, которые приехали в Харьковскую область, люди останавливаются у родственников, друзей, знакомых. Из Славянска и других «горячих точек» Донетчины люди продолжают уезжать, то многих пугает неизвестность, а некоторые попросту опасаются оставлять свои дома. 
 
28- летняя Елена приехала в Харьков из Северодонецка вместе с трехлетним сыном. Выехать помогли знакомые мужа, который остался в городе, охранять квартиру со всем имуществом. Елена рассказывает: в городе оставаться с ребенком опасно – бои не идут, но ходят слухи о том, что подтягивается военная техника. На домашний телефон звонят какие-то люди, представляются сотрудниками милиции и спрашивают, кто есть дома. При перезвоне в милицию выясняется – оттуда никто не звонил. Есть обоснованные опасения, что квартиру могут просто разграбить, когда хозяев не будет дома. Женщина с ребенком проехала 5 блокпостов, но и в мирном Харькове вряд ли получится вздохнуть спокойно: нужно найти жилье и за что-то жить с маленьким сыном, ведь работать тоже не получится – не на кого оставить ребенка. 
 
P.S. Украина впервые в своей истории пытается выстроить некую государственную политику в отношении внутренних беженцев. Поначалу даже местные власти не имели достаточно возможностей на законодательном уровне, чтобы оказывать беженцам в полном объеме. В первые дни переселенцам более активно помогали представители общественных организаций, волонтеры. В Донецке этот вопрос уже начал решаться. На 31-й сессии Донецкого областного совета была принята программа помощи населению на территории проведения антитеррористической операции. Теперь беженцам на законных основаниях смогут оказать материальную помочь. Для оказания помощи семьям беженцев в областном бюджете предусмотрели 4090 тыс. грн., в том числе 90,0 тыс. грн. для оплаты услуг по перечислению денежных средств.
 
Автор – Антон Санин
 
Комментарии
 
«Хотели бы убить – убили бы, но стреляли по ногам – пугали...»
 
Марина, г. Макеевка:
 
- Недавно мне довелось пообщаться в роддоме с роженицей из Славянска, ее история потрясла меня до глубины души... Она рассказывала вещи, которые не укладывались в голове – что люди, оставшиеся в городе, живут без света, воды и газа, не имеют возможности приготовить еду и жуют сухую крупу... Я не спросила ее, почему она не уехала из Славянска раньше, но так получилось, что они с мужем решили уехать, когда ей до родов оставалась пара недель. Рожать в Славянске не было никакой возможности – больницы закрыты, условий никаких. Однако на первом же посту ДНР, по ее словам, их завернули обратно, ничего не объясняя.
 
Они порасспрашивали людей, и им показали путь из города, который вроде бы никем не контролировался. Вдвоем они начали пробираться через окраины, но когда вышли на открытое место, в поле, по ним из ближайшей посадки открыли огонь! Она говорила: «Хотели бы убить – убили бы, мы были видны как на ладони. Но стреляли по ногам, по земле рядом с нами – пугали... А я знала, что обратной дороги мне нет, что рожать в тех условиях, что были в Славянске, невозможно, поэтому мы продолжали бежать по полю». Не представляю, как она бежала – на девятом-то месяце! – но все же они сумели добраться до блокпоста украинской армии. Ее прямо с блокпоста на машине и увезли в роддом. Муж ее устроился где-то у знакомых, а она через неделю благополучно родила.
 
Еще она говорила, что когда они выбирались из города, то видели рвы, в которых ополченцы хоронят своих убитых. Рвов очень много, по сути – это братские могилы. Сказала, что видела фотографии в Интернете, где погибших хоронят в гробах, но, по ее словам, соседи видели, что людей сваливают в рвы просто так. Засыпаны рвы плохо, по сути – притрушены землей, и смрад на окраинах города стоит страшный, они пока выбирались, хорошо его слышали...
 
Новая Украина: беженцы и эмигранты
 
«Старики не уезжают – стерегут жилье, потому что боятся мародерства»
Елена, г. Киев:
 
- У меня в Славянске есть знакомая семья: муж с женой, им под 60 лет. У них сын – он женат, есть ребенок. У стариков свой дом, а у сына – квартира. Все они очень долго сидели в городе, даже когда начались уже интенсивные обстрелы – надеялись, что скоро все закончится и жизнь вернется в нормальное русло. В особо страшные моменты уезжали ненадолго в Константиновку – там у них то ли родные, то ли друзья... Потом возвращались – в Славянске ведь свое жилье, за него страшно. А потом ситуация обострилась настолько, что и ездить уже туда-сюда стало небезопасно, да и в самой Константиновке стало неспокойно. И тогда сын с семьей уехали к родственникам в Ростов, а старики отказались наотрез – тут же дом, квартира – как все бросить? И вот сейчас дошло уже до того, что они из подвала практически не выходят.
 
Сидят там без света, воды, еды и денег – коммуникации отрезаны, а продукты и средства, на которые их можно было бы купить, закончились. При них только пакет с документами, единственная ценность. Уезжать однако по-прежнему не хотят. Во-первых, уже совершенно не на что, а в то, что можно уехать при помощи государства или волонтеров, они не верят, потому что не видят этого. Говорят, если и вывозят кого, то только детей, а старики никому не нужны. Во-вторых, им и ехать некуда – родственников, которые могли бы их принять без проблем, у них уже не осталось, а в помощь украинских властей они не верят: в Славянске действительно очень сильны пророссийские настроения, и украинской власти многие попросту боятся. Ну и сын их говорит, что все-таки главная причина того, что родители не уезжают,  - они не хотят оставлять квартиру и дом: стерегут, потому что боятся мародерства. Они же всю жизнь на это жилье работали, случись с ним что – больше возможности заработать не будет, это все, что у них есть...
 
 
«Воспринимай это как летний отдых или выезд на дачу»
Анна, г. Донецк:
 
- Мы всей семьей уже два дня как переехали во Львов из Донецка. Не думала, что придется уехать – у нас же в городе было все относительно спокойно, да и переезжать нам проблематично: мы живем в частном секторе, у нас дом, хозяйство, животные... Но в начале июня мы повезли детей на неделю на Азовское море, а когда вернулись, соседка рассказала нам жуткую историю. Недалеко от нашего дома есть заброшенное здание, и вот там поселились ДНРовцы. И как-то прямо на поселке, среди бела дня, устроили стрельбу – не знаю, по какому поводу. Соседкина дочка шла по улице и под эту перестрелку попала.
 
Звонит отцу и плачет: «Папа, что делать, тут дяди друг в друга стреляют, я боюсь!» Спасибо хоть женщина мимо бежала, схватила ребенка в охапку, добежали они до здания котельной, там металлическая дверь, они за ней и отсиживались, пока обезумевший отец под пулями рыскал между домами, искал девочку. Соседка говорит: «Я едва не поседела, пока они все домой вернулись...» Задумалась я после этой истории, у меня самой двое детей, кто знает, где начнут стрелять завтра... А тут приходит муж с работы и говорит: «Владелец нашей фирмы решил перевезти офис во Львов, все равно половина работников поувольнялась и поуезжала. Есть возможность уехать с ними, они предлагают сотрудникам и семьи перевезти». Еще пару недель назад я бы отказалась – слишком проблематично для нас переехать, но после соседкиного рассказа даже раздумывать не стала. Домашних питомцев отвезли моей маме в соседний город, собрали ценные вещи, а фирма мужа выделила нам под переезд автобус, так что мы даже смогли забрать свою сторожевую собаку – огромного пса, которого было бы трудно пристроить...
 
Владелец фирмы меня, конечно, приятно удивил: мало того, что перевезли за свой счет и кормили в дороге, так еще и на съем жилья во Львове выделяют определенную сумму денег. Мы, правда, доплачиваем, потому что сняли частный дом – у нас же собака, да и дети привыкли к своему двору. Не знаю, какие у нас перспективы. Муж говорит: «Воспринимай это как отдых или летний выезд на дачу». Хозяева нашего дома вообще заявили: «Да вы посмотрите, вам у нас так понравится, что продадите вы свой дом в Донецке и тут купите, останетесь всей семьей!» Так-то оно так, да только как им объяснить, что наш дом в Донецке продавать некому – кто же его купит? К тому же там у нас родители остались, они уже пожилые люди, нуждаются в помощи и поддержке, а мы – на другом конце страны. Да и у детей учеба – что со школой делать, как их переводить? В общем, пока лето, воспринимаем свое жилье как временное, а там будем что-то решать – или с работой мужа, или со школой детей... Конечно, мы очень хотим вернуться и надеемся, что наш отъезд не затянется надолго...
 
«Сейчас, с кем ни перезваниваешься, самый популярный вопрос: «Вы где?» 
Светлана, г. Макеевка:
 
- Мне кажется, что те цифры, которые называет украинская власть, говоря о числе беженцев, сильно не дотягивают до реальности... Ведь наверняка они считают тех, кто заявил о своем статусе или хотя бы воспользовался услугами консультационных центров. А у меня огромное количество друзей и знакомых, кто покинул свои дома в Донецке, Макеевке, Горловке, Краматорске и уехали в безопасное место, но при этом не просят у государства помощи. Вот их кем считать, они кто – беженцы или мигранты?
 
В большинстве своем это люди работающие, не зависящие от государственных пособий, и они могут позволить себе снять жилье в другом городе. Вот, например, есть знакомая пара, без детей, они в Донецке дом снимали. Так, они к жилью не привязаны: снимали тут, почему бы не снять в Ужгороде? Работа у них такая, что позволяет зарабатывать независимо от города проживания, они переехали сразу, как только в Донецк пришла «новая власть». Очень многие друзья, как только закончилась школа у детей, тут же отправили их с женами или хотя бы дедушками-бабушками куда угодно, у кого на что денег хватает: к родственникам, к друзьям, в дома отдыха... Кто-то снимает для семьи дачу – под Киевом, Днепропетровском, лишь бы подальше отсюда, кто-то просто квартиру в небольших городах центральной или западной Украины, где спокойно. У кого был свой бизнес, который можно перевезти в другой город, – уже давно это сделали и спокойно трудятся на новых местах, а в Донецке и Макеевке люди сидят без работы, многих в бесплатные отпуска отправили. Сейчас, с кем ни перезваниваешься, самый популярный вопрос: «Вы где?» И в ответ можно услышать самые неожиданные названия населенных пунктов...
 
Бывает такое, что люди уезжают в отпуск и там задерживаются, если есть возможность. Так, моя подруга поехала с дочерью в Бердянск на неделю – сидят там уже второй месяц: в Донецке они живут возле здания СБУ, возвращаться просто боятся. И все надеются только на то, что к осени, к школе, можно будет вернуться. Потому что если нет (в Украине, я думаю, внезапно обнаружится огромное количество детей, которых нужно будет устраивать в школы и детсады, пенсионеров, которые захотят получать пенсии в других городах, а также семей, которые уже не смогут жить зимой на неотапливаемых дачах, а денег на съем нормального жилья у них уже не будет), все сбережения проедят за лето. Сможет ли тогда государство обеспечить этих людей хотя бы рабочими местами? Я уже не говорю жильем, на жилье они бы и заработать могли бы, если бы им дали такую возможность...
 
Я сама сейчас собираюсь в отпуск и договариваюсь, чтобы мне, если вдруг понадобится, добавили к нему и бесплатный. Ищу не квартиру со всеми удобствами у моря на 10 дней, как обычно, а дешевое жилье где-нибудь в селе, чтобы подольше денег хватило. Пусть ребенок лучше без моря обойдется, лишь бы не кидаться с утра к компьютеру – как там, в городе, не стреляют ли, можно ли выходить? И, конечно, готовлю «запасной аэродром» – договорилась с родственниками в Киеве, что если будет небезопасно возвращаться – приедем осенью к ним, хотя нам очень не хотелось бы начинать новую жизнь вдали от родного дома.
 
 
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять