RU
Все новости

Добраться до севера-2

Константиновка – ближайший большой город по пути на Славянск. До Славянска совсем немного – Дружковка, Краматорск, города совсем рядом. Их активно бомбили и обстреливали в течение последних дней, много раненых и беженцев. «Скорые» пропускают», – уверяют нас. Сомневаемся...
Сейчас, на следующий день после провозглашения президентом  тишины, две местные новости  - не стреляют и  вода только по часам. 
 
Конечно,  не на верхние этажи, потому коммунальщики для жителей городских пятиэтажек вывели кран из подвала. Так, в определенное время можно набрать воду. Для тех, кто остался в этих городах, вода – это жизнь.
 
Наша маршрутка от ж/д вокзала Донецка едет через Константиновку  только  до Дружковки. Это всего несколько километров, не доезжая до Славянска.  Но в салоне много людей, для которых Дружковка – явно не конечный пункт. Они везут в больших клетчатых сумках еду – в салоне пахнет колбасой и котлетами. В Дружковку продукты пока доставляют. Значит, люди едут дальше на север.
 
Этой маршруткой мы с семьей часто ездили на дачу за Константиновку. Отличие «до войны» и «сейчас» – явные. Раньше невозможно было «услышать себя» из-за веселого щебета по телефону девочек-студенток, возвращающихся домой, делового разговора будущих «акул бизнеса», пока не заработавших на машину, просто разговоров женщин 55+, волнующихся, проснулся ли сын... 
 
Сейчас все иначе. Тишина в салоне. 
 
Заходит наш привычный водитель Виктор. Суров. Зачитывает наизусть инструкцию – при себе иметь паспорта, доставать их на блокпостах, поднять паспорта вверх  (чьи бы они – блокпосты – ни были, подчеркивает Виктор), не говорить в этот момент по мобильнику.
К Виктору тут же мчатся с вопросами.
Я еду с ребенком! У него нет с собой свидетельства о рождении...
- Дети им пока не нужны, – спокойно говорит Виктор.
- У меня нет паспорта, – выкрикивает женщина лет 50 почти в истерике (видимо, недели две не ездила этим маршрутом).
-тЭто плохо, – спокойно говорит Виктор. – Вас на блокпосту поведут туда...
- Куда? – вопрошает испуганная пассажирка. – Я же  женщина!
- Да какая разница, – говорит Виктор. – Куда-то они всех без паспортов водят... Нас (с напарницей, которая обелечивает) еще не водили. Вот сходите с ними на допрос и расскажите, как там у них. А мы, так уж и быть, подождем. Может быть...
 
Поехали.
Женщина, сидящая рядом с водителем, перекрестилась. Водитель останавливается и начинает кричать, чтобы женщина не нагнетала обстановку, не истерила, не мешала ему и вообще ушла «в зад», то есть в конец салона.
Женщина молча уходит.
Салон полон, много  пассажиров, едущих стоя. Никто не возмущается. Спасибо, что взяли! Нужно просто ехать.
Блокпост на выезде – Ясиноватая. Раньше здесь был один из главных постов ГАИ. Сейчас здесь стоит батальон «Восток» (ДНР). Его возглавляет бывший командир спецподразелния «Альфа» – Ходаковский. Несмотря на такие титулы (элитный командир элитного спецподразделения)- тот же Стрелков, осевший  Славянске, говорит, что «Восток» ничего не стоит, – не имеет навыков боев, а особенно побед,  и быстро сдастся армии.
Амбициозный Ходаковский другого мнения.
Что ж, жизнь рассудит...
 
Мы проезжаем через блокпост медленно. Парни в балаклавах с автоматами. Они смотрят на нас, мы – на них. 
Взгляд сегодняшнего самопровозглашенного короля мира – каков он? У него нет ни УПК, ни УК, ни тем более Конституции. Просто автомат. Потому он сегодня главный над отдельно взятой маршруткой. И над следующей. Пока его не остановят. Наверное,  из другого автомата.
 
Из-за того что едем мы очень медленно, можно расслышать диалоги «Востока».
- Ты чего с открытым лицом? – спрашивает какой-то старший, мужчин в балаклаве и с автоматом, у   молодого бойца.
Парню от силы лет 20. У него рост – не больше 1,60 м и лицо ребенка. Он смотрит на главного по-детски обиженно.
- Да жарко мне в ней! – говорит дерзко парень.
- На смену! – командует главный.
 
Паспорта... Мы держим их вверху, как  и сказал водитель. Женщина без паспорта сидит тихо. 
Нас проверили – похоже, представителей ДНР умиляет, как люди подчиняются их командам. Парни с автоматами улыбаются… Кем они были вчера? Безработные или работяги на рынках с минимальной зарплатой... Но сейчас они – диктаторы. 
 
Позже таксист рассказал нам, как на очередном блокпосту его остановили и придрались к тому, что у него грустное лицо…
- Так, дай мне автомат. И я тоже веселым буду! – ответил немолодой таксист-армянин, переживший когда-то Нагорный Карабах.
Женщину без паспорта не заметили. Она тихо крестится – чтобы не видел водитель. Мы едем дальше.
 
До нашей дачи за Константиновкой – километров 60 и 4 блокпоста. Молчать пассажиры долго не могут. 
«Ты слышала, – в полголоса говорит жительница Константиновки, возвращающаяся домой из Донецка, – Ленкиного мужа ДНР за перегар взяли... Ехал на своем «Ланосе» рано утром, остановили, услышали перегар и – в подвал... За машину хотят 25 тысяч гривен, а за мужика – 5. Так, Ленка побежала к ним и говорит – неделю назад соседа точно так же с перегаром в подвал забрали. Но за него 3 тысячи гривен назначили... А выпивают они вместе... Не знаю, как решилось все, но то, что похищают людей – реально... На днях четыре шахтера на ставок в Старобешево ехали  порыбачить... Дальше блокпоста не выехали – ДНР заставили траншею рыть – 6 метров...»
 
Последний блокпост на грунтовке у дачи. Казалось бы, какой в нем резон? Оказывается, когда были бои в Дзержинске, именно по этой дороге ждали БТРы Нацгвардии. 
Блокпост – это казак с важным видом и пара местных ополченцев- наркоманов. У них есть столик для еды. Трехлитровая банка для сбора пожертвований, много оружия и мишень с изображением Олега Ляшко. Они готовятся...
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять