RU
Все новости

Доехать до севера

Ближайшие от Донецка города опутаны блокпостами, начинены оружием, парализованы страхом. Но в некоторые населенные пункты еще ходит общественный транспорт. И даже в те, куда, по заявлениям ОГА, маршруты закрыты...
 
Междугородние перевозки – особый вид бизнеса в Донецке. Сколько себя помню, власть, независимо от цветовой принадлежности, всегда боролась с нелегальными перевозчиками. Рейды по нелегалам были, и числа их не счесть.
 
Каким-то поразительным образом нелегалы исчезали накануне облав.  А потом появлялись. Потому что у них было главное – спрос населения на их услуги. А еще всегда были свои договоренности с гаишниками, которым тоже нужно кушать.
 
Многие перевозчики стали легальными, тем не менее, стиль бизнеса  (не договоришься – не поедешь) остался. И желающие ездить на север области все так же есть.
 
Сейчас каждую маршрутку осматривают на блокпостах.  Это помимо гаишников, которые кое-где еще стоят на дорогах. Сейчас контроль на блокпостах усилили, цены на билеты тут же взлетели. Водители (легальные и не совсем) смогли как-то договориться. Многие изменили маршрут и, к примеру, ездят по проселочным дорогам. Время в пути возросло в несколько раз.
 
«Вам страшно?» – спрашиваю у водителя Николая, который ездил раньше на Славянск и Святогорск, а теперь – только до Краматорска.
 
«Да кто ж вам признается?» –  говорит водитель, тут же поворачивается ко мне спиной и пытается заглянуть под дно своего немолодого «Эталона».
 
Я выбрала Николая для беседы, во-первых, потому, что несколько раз ездила с ним на север еще совсем недавно, когда был мир, а еще водительская панель у него вся в газетах (старых, новые у нас уже не выходят), и это не сканворды.
 
«Страшно – это когда вода исчезнет», – говорит Николай, когда увидел, что я никуда не ухожу.
«Пассажиров меньше стало?» – спрашиваю у него.
 
«Конечно. Все кто мог, уехали. А те, кто еще работает в Донецке, регулярно к родным ездят, так что наполняемость средняя. Вот в Славянске недавно был. Меня одна фирма наняла – волонтеры. В городе в основном старики и боевики. Еще, конечно, есть и дети, и молодежь. Но их все меньше. А старики выглядят одинаково – напуганы, с баклажками для воды.
 
Воду ищут везде, дождевую собирают. Но я туда пока не собираюсь. Выпил бутылку водки после рейса. И хоть бы в одном глазу! Дело даже не в людях с оружием, хотя, конечно, и в них тоже... В городе еще много жителей, даже рынок работает. Но продуктов и лекарств не хватает. Разруха, безнадега, а ведь я учился там когда-то, первую любовь встретил...
 
Впечатлило, что рамы Славянска все работают. Идут службы, и на них ходят люди. Изредка гуманитарная помощь доходит, и ее, понятно, не хватает», – рассказывает Николай.
«Что нужно для того, чтобы проезжать блокпосты без потерь?» – задаю следующий вопрос.
«Ну, помимо договоренности через своих знакомых, чтобы тебя не трогали, нужно соблюдать их правила.
 
Пассажиры не имеют права фотографировать блокпосты, вступать с патрулем в споры, смеяться, тыкать пальцем, истерить. Короче, сидеть тихо! Не рассматривать их лица ни в коем случае. И боевики  еще все время у нас спрашивают: «Есть кто чужой?» Они ж все время «Правый сектор» ждут...
 
А по поводу страха скажу так: главное – не сойти с ума от этого страха самому. Ситуация на нашей земле не будет вот так длиться вечно. Я вон на осень машину хотел поменять – сыпется вся. Сначала думал – все, накрылась медным тазом моя машина. А теперь опять мечтать начал. Ну не может быть все плохо  вечность!»
 
 
 
 
 
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять