RU
Все новости

Андрей Василенко: ценой жизни

Рисовать или воевать? С наступлением лета 1941 года талантливому донецкому художнику Андрею Василенко пришлось ответить на этот вопрос. А точнее, сама судьба скорректировала выбор: воевать и рисовать!


Сражался с первого дня
Сегодня 91-летний художник-фронтовик, член Национального союза художников Украины и Международного сообщества писателей и художников Андрей Степанович Василенко вспоминает: «В 1940 году я окончил Сталинскую художественную школу-студию и получил возможность проходить подготовительные курсы в Ленинграде для дальнейшего поступления в художественную академию. Только сдал документы – вышел приказ Наркома обороны: всех, кто имеет среднее образование, призвать в армию».
Так юный Андрей Василенко попал в Киевское артиллерийское училище. Парень немного подучился и был перераспределен в артиллерийскую часть в Каменец-Подольский. Апрель-май – учения: ночные подъемы по тревоге, марши…
«В субботу, 21 июня 1941 года, был чудесный летний вечер. Природа благоухала. После ужина нам демонстрировали кинофильм, а потом – отбой. Только улеглись, как вдруг прозвучало: «Подьем! Тревога!» Нам казалось, что это все по-прежнему учебное. К полуночи солдат отвели в артпарк, где уже прогревались тракторы. Наш полк был укомплектован гаубицами еще 1909 года на конной тяге в девять лошадей. Но модернизированные в 1930 году пушки-гаубицы перевели на тракторы», – рассказывает Андрей Степанович.
Построившись в колонну, полк звездной ночью выехал к Днестру, затем через мост к границе. Трактора тянули пушки и прицепы со снарядами. Солдаты ехали на грузовиках. Командиры строго следили за дисциплиной, даже курить не разрешали, чтобы не демаскировать колонну. Через несколько часов подошли к границе у села Мамалыга, и по приказу командира полк рассредоточился в леске, не занимая боевых позиций.
«Стали ждать дальнейших приказов или возвращения в свою часть. Уже начало светать, как друг из-за высокого правого берега Прута с румынской стороны показалась группа самолетов. Затем мы услышали первые взрывы, доносившиеся со стороны находившегося недалеко города Черновцы. На горизонте появился столб огня и дыма. Затем раздались взрывы со стороны Хотина и Каменца-Подольского.
Еще и еще шли волнами самолеты, но мы были хорошо замаскированы. Нас не заметили, а мы все еще думали, что это какая-то провокация. Нам запретили выходить из леса. Все дожидались, пока командование разберется, что же это такое. Слова «нападение» даже и в мыслях не было. И вдруг нас оглушило: «Война!» Было объявлено о нападении фашистской Германии на Советский Союз. Только тогда артиллерийский полк перестроился в боевом порядке», – вспоминает Андрей Степанович.
Вечером колона двинулась к Пруту. Когда враги стали переправляться через реку, советские воины открыли артиллерийский огонь. Несколько дней наши солдаты крепко держали оборону, отбивая многочисленные атаки, и отступили только тогда, когда враг обошел их с фланга.

Чеховское благословение
Отражения атак возле Прута были только первыми шагами на нелегком боевом пути солдата-освободителя Андрея Василенко. Артиллерийский полк, в котором он начинал воевать, еще трижды попадал в так называемые котлы, подготовленные гитлеровскими полководцами. Были моменты, когда казалось, что их позиция в окружении может стать последней в жизни. Но Василенко называет себя счастливым человеком: прошел такую страшную войну, имел многочисленные боевые ранения и остался живым.
Когда он находился в госпиталях, рисовал раненых, и они посылали эти рисунки родным. Во многих семьях хранятся эти рисованные памятки от юного художника. После длительной госпитализации фронтовые дороги артиллерийского полка и солдата Василенко разошлись. Боец попал в 128-ю Гвардейскую Краснознаменную Туркестанскую дивизию, в составе которой освобождал Крым.
Озверевший враг отчаянно огрызался, сжигал города и села, минировал дороги и мосты, разрушал санатории и здравницы, бомбил населенные пункты, но уже ничего не могло остановить порыв советских гвардейцев. Тысячами трупов фашистских захватчиков была устлана дорога освобождения. 128-я Гвардейская дивизия, идущая по берегу Черного моря, с боями освободила Керчь, Феодосию, Алушту, Ялту, вместе с Северными войсками штурмом овладела Севастополем. Крым стал свободным!
В этих боях Андрей Степанович был ранен. Случилось это под Керчью. Немецкий снаряд угодил в землянку полка, где находился и он. Дело было ночью. Видимо, кто-то из солдат пренебрег осторожностью и закурил, а немцы тут же заметили. Четыре человека погибли, а Василенко и еще одного бойца удалось спасти. Причем откапывали не столько пострадавших товарищей, сколько хранившееся в землянке знамя полка.
Раненого солдата поместили на излечение в ялтинский госпиталь, который располагался в развалинах санатория «Яузлар». Последующие события в крымской Ялте станут одним из самых ярких эпизодов не только военных, но и всех последующих лет жизни Андрея Степановича. Чудесная крымская природа и лечение помогли молодому бойцу поправиться. Уже в конце мая он мог держать в руке кисть и сразу же принялся за работу.
Сначала он нарисовал карту размером три на два метра, к которой приделал красную ленту, обозначавшую, где проходил фронт. Какое было наслаждение ежедневно передвигать ее на запад! А еще покрывал стены карикатурами, высмеивающими фашистов. Ночью нарисует, солдаты встают – радуются. Вскоре художественный потенциал воина-освободителя удалось реализовать с полной силой.
«Однажды утром после перевязки и завтрака на площадке было построено человек 15 выздоравливающих, разыскали и меня. Нашу группу повел сам начальник госпиталя, майор медицинской службы, профессор Борис Васильевич Решов, а куда повел, мы тогда и не догадывались. Когда мы дошли до развилки двух дорог, перед ними предстали крыша и белеющие стены небольшого домика. Начальник госпиталя поведал, что это дом великого русского писателя Антона Павловича Чехова. Дом построен на средства писателя, а прожил он в нем всего четыре последних года. После его смерти здесь был создан музей, который бережно хранит его сестра Мария Павловна Чехова.
При бомбежке Ялты четыре авиабомбы взорвались в саду, повредили дом и деревья, посаженные еще руками Антона Павловича. Стены потрескались, вылетели стекла. Дом-музей нуждался в неотложной реконструкции, и чтобы помочь его восстановить, начальник госпиталя профессор Решов собрал выздоравливающих бойцов», – рассказывает Андрей Василенко.
В процессе возрождения культурной памятки Андрей Степанович познакомился и близко общался с Марией Чеховой. Однажды он даже оказался в числе приглашенных на праздничный обед в чеховскую святыню. Много трудился Василенко над воскрешением Дома-музея Чехова, всячески проявлял свой талант и смекалку. Мария Павловна, узнав, что Василенко рисует, обратилась к нему за помощью в восстановлении экспозиции. Вместе они придумали макет вывески для музея, восстанавливали надписи под экспонатами, Андрей Степанович помогал разбирать вещи, писательские принадлежности, картины, книги великого мастера слова.
Вскоре ялтинский госпиталь переехал под Кенигсберг, а солдата Василенко отправили назад в 128-ю дивизию. Когда он пришел в Дом-музей попрощаться, Мария Павловна подарила ему путеводитель по музею Чехова. Писать она не могла – зрение не позволяло, но сотруднице музея продиктовала: «Товарищу Василенко А.С. на память о пребывании в Ялте и добросовестном выполнении работ по ремонту Домика-музея А.П. Чехова». С этой книгой он не раз попадал под бомбежки, но остался жив. Андрей Василенко не раз вспомнит, что именно чеховское благословение спасало ему жизнь.

История одной награды
В летописи Великой Отечественной войны яркой страницей героических побед Красной армии является Карпатская операция, проведенная осенью 1944 года. Тяжелые и кровопролитные бои в горах, длившиеся 80 дней и ночей, закончились полным разгромом фашистских войск, оборонявших Дукельский перевал. В этих боях вместе с советскими воинами сражались солдаты чехословацкого корпуса. Взятие Дукельского перевала положило начало освобождению братской Чехословакии. В составе тогдашнего третьего горнострелкового корпуса сражался и старший сержант Андрей Василенко.
Об этих событиях в книге «Карпатские орлы» пишет генерал-майор В.М. Малкин. «В ночь на 3 марта немецкие солдаты предприняли две новые попытки захватить «языка». Оба раза они подкрадывались к окопу ручных пулеметчиков сержанта Василенко и красноармейца Ковальчука. Командир отделения Василенко был начеку, своевременно открыл огонь. Гитлеровцы откатились с пустыми рукам», – такие строки встречаем среди воспоминаний генерал-майора В.М. Малкина, посвященных ратным подвигам однополчан.
О тех боях у ветерана войны Андрея Василенко сохранилась благодарность Верховного Главнокомандующего за участие в Карпатско-Дукельской операции. В 80-х годах Андрею Степановичу довелось вновь побывать в Чехословакии, в тех местах, где он воевал более 30 лет назад. Народ Чехословакии свято хранил память о советских воинах-освободителях. На дорогах можно было часто встретить оригинальные памятники со словами благодарности. В районе перевала создан большой мемориальный музей-комплекс, а на месте разгрома гитлеровских танков возвышается необычный монумент. Это все художник Василенко отразил в своих дорожных зарисовках.
Андрей Степанович прошел с боями почти через всю Украину. Затем принимал участие в освобождении Польши, Венгрии, Чехии. Мужество и бесстрашие старшего гвардии сержанта, проявленные в боях с врагом, подтверждают медаль «За отвагу» и другие награды. Среди них две благодарности от Верховного Главнокомандующего, полученные за боевую доблесть во время освобождения Чехии. А уже в мирное время Андрей Степанович был награжден Боевым крестом чешских ветеранов – наградой Союза ветеранов и Министерства обороны Чешской Республики, учрежденной к 60-летию Победы. Таким крестом награждаются солдаты и офицеры, которые принимали активное участие во Второй мировой войне, освобождая страны от фашистских оккупантов. Также эту награду вручают военнослужащим, которые несут службу в горячих точках на территории разных стран мира. Дончанин Андрей Василенко – пока единственный гражданин Украины, который награжден такой почетной наградой!

А жизнь идет…
Освободив Украину, Польшу, Чехию, Венгрию, пройдя с боями по Германии, встретив Победу в Праге, Андрей Василенко еще два года прослужил в Ужгороде. Демобилизовался в 1947 году и вернулся в родной город. Решив, что ему необходимо продолжить художественное образование, отправился в Ленинград, чтобы восстановиться на учебу, но в пережившем блокаду городе, естественно, не уцелело никаких документов. Благодаря упорству и тяжелому труду Андрею Степановичу все же удалось воплотить свою детскую мечту – стать настоящим профессиональным художником.
Он вернулся в Сталино, где как раз основывалось общество художников-фронтовиков. Василенко стал одним из организаторов Товарищества художников, которое потом было преобразовано в мастерские Художественного фонда. Андрей Степанович совершенствовал свое ремесло, регулярно участвовал в выставках. С 1972 по 1982 год он был главным художником Ворошиловского района Донецка.
И сейчас, несмотря на свой почтенный возраст, Андрей Степанович остается в рабочем строю, активно интересуется всем, что происходит в нашей жизни, и прежде всего проблемами художников Донетчины, человеческими судьбами. У художника-фронтовика крепкий тыл: жена Любовь Петровна, сын Владимир, дочка Елена, внуки и правнуки. Их любовь, тепло и забота помогают ему в творчестве, дают силы жить и творить,
Андрей Степанович Василенко и сейчас рисует часов по пять в день. Вот только в мастерской становится слишком тесно – картины заполняют творческий кабинет художника, как заполнили всю его жизнь.

Екатерина Мазоха

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять