RU
Все новости

Платон Беседин в эксклюзивном интервью «Донецким Новостям»

Украинский писатель и публицист Платон Беседин в эксклюзивном интервью «Донецким Новостям» рассказал о своем видении кризиса в Украине в целом и на Востоке в частности, об истоках протестных настроений и о возможных путях выхода из ситуации.

- Платон, как по-вашему, то, что сейчас происходит в Донецке, – это спонтанность или давно было понятно, что к этому придет?
- К сожалению, я не вполне владею ситуацией, я был в Донецке месяц назад, уже тогда тут были митинги. Но я не все тогда объездил, хотя был и на площади, и на других митингах, и мне казалось, что все это предопределено. Люди выходили со вполне четкими требованиями, они говорили о том, что хотят быть услышанными, а новая власть в свою очередь слышать их не хотела. И то, что происходит сейчас, – это финальная точка этого «диалога», который принял несколько странные формы. Удивляет, что не было попыток услышатьлюдей, более того, часть активистов была арестована, и это еще больше разозлило людей.
А с другой стороны, можно говорить, что это было предопределено еще раньше, потому что мы живем в стране каких-то странных политиков, которые старались людей не объединять, а разъединять. Мы постоянно слышали, что есть Восток, а есть Запад, хотя я езжу по всей стране и не вижу никаких противоречий между людьми, например, в Луганске и Ужгороде. Мы все говорим на одном языке культуры. Но нас все время дробили, и Евромайдан своей риторикой поднял все эти вопросы, которые глубоко сидели...
- А что, по-вашему, означает «быть услышанным»? Кажется, это выражение стало уже общим местом, и непонятно, какие конкретные шаги могли бы удовлетворить протестующих.
- Безусловно, это риторика, но из общих мест складывается общение. Услышать – это значит не арестовывать людей. Это значит приехать на место, встретиться с людьми и разъяснить, что называется, «политику партии».
Я сужу по Крыму, где я находился: информация доходила в очень искаженном виде. Не надо первым делом, когда приходишь к власти, внедрять какие-то непонятные законы вроде закона об отмене региональных языков. Языковой вопрос не стоит так остро, как нам пытаются преподнести, его заостряют нарочно...
Сейчас я не знаю толком, как вести диалог дальше... Ведь по сути происходящее на Востоке -это контрреволюция, ответ на то, что было на Майдане в Киеве. Там тоже было не очень понятно, чего хотели. Сперва хотели в Европу, потом хотели отомстить «Беркуту» (как, каким образом, зачем – неясно!), даже вдруг решили, что Янукович должен уйти. Да он бы и так ушел через год...
И вся эта антирусская риторика, не антипутинская даже, а антирусская, – что они хотели этим сказать? Что нужно убрать из Украины всех русских? Это невозможно. Крыму говорили: хотите в Россию – убирайтесь в Россию. Вот Крым убрался!
А в Донецке какая риторика? Я был у вас на митинге, люди вышли высказать свое мнение, вечером включаю телевизор и слышу: это приехали, мол, брянские и белгородские «титушки» на автобусах. И что должны делать те, кто хочет услышать народ? Не нести бред! Сколько там тех автобусов через границу могло проехать?
Хотела бы власть услышать – не отмахивались бы от Востока со словами «они там чего-то ходят, чего-то требуют», пригласили бы лидеров оппозиции в эфир, обсуждали бы все эти вопросы. Услышать народ означает сменить риторику и говорить не только о внешнем оккупанте, а о простых людях и их настроениях. Это значит не применять двойные стандарты, а то получается, что в Киеве здания захватывали герои, а на Востоке – сепаратисты.
- То есть вы считаете, что путем переговоров можно переломить ситуацию?
- Сейчас уже нет, сейчас слишком поздно. Теперь только референдум. А что еще делать? Это хоть какой-то шаг. Потому что какие у нас варианты? Люди пошумят, и все рассосется само? Это вряд ли. Сюда придут танки? Это самоубийство, потому что насилие в любом случае порождает насилие. Поэтому референдум. Почему нет?
Если мы говорим, что все это заварили россияне и их тут мизерный процент, – чего бояться? Давайте проведем референдум и посмотрим, кого на самом деле поддерживает народ. Вот в Крыму мы увидели реальность. Конечно, там не 90% было за присоединение к России, но их все равно было большинство...
Атут мы слышим только уверения Майдана, что, мол, их поддерживает большинство украинцев. Откуда такая информация, кто украинцев спрашивал? Потом они же рассказывают, как мы, опять же ВСЕ, собираемся на войну. Это что такое, ктос кем воевать будет? Я понимаю, патриотический дух, подъем – это прекрасно, но война – это же совсем другое! Поэтому риторику надо менять.
-Допустим, Донбасс не признает киевскую власть, но все эти «народные губернаторы»... Не кажутся ли вам выборы лидеров, которых не знает никто, кроме сотни человек, дискредитацией народного мнения?
- Майдан тоже не являлся отражением воли всей Украины: разве его поддержали в Крыму, на Востоке, на Юго-Востоке? Например, пенсионеры там за него были? Мы сейчас оказались в совершенно ненормальной ситуации. Вот в нормальных условиях стал бы Аваков министром? Да никогда!
На Востоке тот же эффект – ненормальная ситуация. Все эти процессы, которые мы называем революционными, всегда делаются небольшой группой людей, а народ стоит и наблюдает, это свойство нашего народа. Оно и к лучшему, потому что когда поднимаются уже народные массы, то начинается что-то страшное...
Да, нынешние «губернаторы» не являются народными избранниками, но вопрос: а кто является? Это можно выяснить только путем всенародного голосования. Мы находимся в ненормальных условиях, и дело не в Губареве и не в Авакове, а в том, что люди не могут найти общий язык.
- Как по-вашему, есть ли у нас реальные шансы вырулить из ситуации после выборов президента?
- Хотелось бы, но думаю, что вряд ли. Выборы -это ведь тоже предмет для споров: признаютли их? Думаю, что все может утихнуть только в двух случаях: либо будет президент, который устроит всех, либо это будет человек, готовый на все, готовый взять на себя всю полноту ответственности – от диалога до, не дай Бог, танков... Человек, готовый на все ради целостности Украины. Но если честно, не думаю, что он найдется, поэтому, скорее всего, выборы ничего не решат.
А выход – в более общих вещах. Нужно отбросить и эти выборы, и всю эту демагогию. Мы что, принципиально по-разному жили при Ющенко и при Януковиче? Мы должны начать договариваться друг с другом, строить культурное пространство, понимать, что мы не чужие друг другу. Я только в этом вижу спасение, а не в законодательстве и не в политических решениях. А политики пусть уже наконец несут что-то доброе и светлое, простите меня за мой идеализм.
У нас вообще куча дел, и я не понимаю, зачем тратить время на споры. Тут мы либо договариваемся, л ибо воюем. То и другое – общие фразы, но за второй скрыто гораздо больше ужаса: это и человеческие жизни, и человеческие судьбы. Как говорили греки, болезнь лечится столько времени, сколько она приходила. Возможно, нам просто нужно время это пережить.

Беседовала Ольга Меркулова

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять