RU
Все новости

Дефолт, которого давно ждали и хотели?

Первым употребил слово «дефолт» по отношению к Украине советник президента России Сергей Глазьев еще в сентябре 2013 года на ежегодном саммите «Ялтинская европейская стратегия». «Подписание Соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом, которое намечено на конец ноября, может привести к дефолту в Украине, – заявил он. – Если Украина подпишет Соглашение об ассоциации и из-за этого произойдет ухудшение ее торгового баланса, то возникает вопрос: а кто заплатит за дефолт Украины, который станет неизбежным? Украинских валютных резервов в таком случае хватает всего на полгода».
Нехитрый подсчет выводит нас как раз на конец февраля – начало марта. Это первый интересный нюанс.
Уже позже, когда Соглашение об ассоциации с ЕС все-таки не было подписано, многие украинские и западные эксперты признали, что россиянин, которого дружно обсмеяли и обвинили в попытке оказывать давление на позицию Украины, был совершенно прав. «Угроза суверенного дефолта в Украине была очень большой, – заявил на исходе прошлого года экс-министр финансов Украины Игорь Уманский. – Большинство участников рынка с большой тревогой смотрели на текущую экономическую ситуацию в Украине и ее способность в ближайшее время рассчитываться по своим долгам».
«Подписание соглашения с ЕС привело бы к резкому обострению торговых связей с Россией, – заявил тогда же лондонский аналитик банка Societe Generale Реги Шателье. – Нынешний шаг в ближайшей перспективе снимает угрозу дефолта Украины». Под нынешним шагом эксперт подразумевал договоренности с Россией от 17 декабря 2013 года о предоставлении Украине финансирования в $15 млрд. и значительном снижении цены на природный газ.
Анализ агентства Bloomberg также показал, что отказ от ассоциации с ЕС снял угрозу дефолта Украины. Аналитики агентства напрямую увязали улучшение ситуации с надеждами инвесторов на возможную финансовую помощь, которую Украина получит от России. По данным Bloomberg, Украина должна в ближайшие два года потратить $15 млрд. на обслуживание госдолга.
Однако самое примечательное было в другом. «Деньги, которые пойдут из России, позволят избежать немедленного дефолта Украины», – признал и министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. Интересно, почему это признание было сделано так поздно? Почему никто из европейских чиновников не сказал этого раньше – до того, как Украина отказалась подписывать Соглашение об ассоциации? Это второй очень интересный нюанс.

Михаил Попов

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять