RU
Все новости

За что стоят на Майдане?

В Донецке скандировали «Слава – бойцам «Беркута» и охранявшим на площади возле облгосдаминистрации

Более трех тысяч человек, собравшихся у Донецкого облсовета в воскресенье, заявили, что объединяются в народные дружины, чтобы защищать мирную жизнь в Донбассе

В субботу и воскресенье в Донецке поминали погибших на Майдане Независимости. В субботу служили панихиды в четырех храмах Украинской православной церкви Киевского патриархата. В частности, участники панихиды в храме Филарета Милостливого (где расположено Епархиальное управление Киевского Патриархата Донетчины) предлагали увековечить память героев Майдана, назвав их именами улицы и учредив награды в их честь.

- Я не была на Майдане – расписание не позволяет, – рассказала учительница украинского языка 49-летняя Елена Демченко, – но пришла отдать дань уважения как погибшим, так и их матерям, которые потеряли детей. Мой 27-летний сын, журналист, который сейчас работает в Киеве, тоже стоял на Майдане, я волновалась за него, но не отговаривала. Моя семья живет в Донбассе уже 110 лет, я участвую в борьбе за развитие демократии в нашем крае с 2004 года. Конечно, далеко не все меня поддерживают. Но я считаю, я не испытываю страха.

19-летний студент Егор, который стал участником видеообращения к жителям Донбасса, призывающего их включится в борьбу за демократию, сказал, что не раз был на Майдане и познакомился там и со студентами из Донецка, и с преподавателями: «Я вдруг обнаружил, что товарищ, который стоит рядом со мной, как и я, разговаривает на русском языке. Познакомились, оказалось, он преподаватель из другого донецкого вуза». Егор говорит, что его простая семья поддерживает его борьбу, на которую он вышел, столкнувшись с коррупцией. Он попытался получить положенный каждому горожанину участок земли, однако, не получил даже информации о месте расположения свободных участков, подал в суд, дошел до апелляционной инстанции и, получив положительное решение, проиграл.

- Решение было, как я полаю, умышленно выписано так, что исполнить его было невозможно, – возмущается Егор. – Его исполнили в прежнем «стиле» общения со мной: а в райисполкоме не дали сведений о наличии и месте расположения свободных земельных участков. Мои родители переживали за меня, но не отговаривали от поездки на Майдан.

«Беркут» был безоружен

В воскресенье митинг-реквием по погибшим на Майдане у памятника Шевченко, участниками которого стали примерно 200-250 человек, проходил в плотном окружении милиции и бойцов «Беркута», который охранял донецких сторонников Евромайдана от трех тысяч человек с гвардейскими летами на одежде, которые заявили, что собирают народное ополчение для охраны «мира и покоя», которые не были нарушены в Донецкой области, в то время как в столице и еще многих регионах лилась кровь.

«Слава!» и «Донбасс!» – скандировали ополченцы бойцам «Беркута», обнимаясь и фотографируясь с ними на память. В Донецке вовсю идет сбор средств на лечение пострадавших бойцов «Беркута», которых накануне выходных привезли из Киева. Всего были ранены 15 человек, двое наиболее тяжелых пока не транспортированы домой, 11 из 13 находящихся в больнице имеют огнестрельные ранения. По информации начальника отдела медобеспечения Главного управления МВД Украины в Донецкой области Валерия Олефиренко, некоторым раненым грозит инвалидность.

- Нас послали охранять общественный порядок на улицу Грушевского, – рассказал Антон, один из раненых бойцов, который провел в Киеве два месяца. – У нас не было приказа стрелять, да и чем бы мы отстреливались? Нам выдали лишь щиты и дубинки. Мы стояли, сдерживая натиск митингующих. А в нас летели камни, петарды, булыжники, бутылки с коктейлем Молотова. А мы стояли… И все равно мы плохие. Я был ранен 18 февраля – пули прошили руку и подбородок навылет. Но я не видел, кто и из чего в меня стрелял.

- Наш отряд был во дворе дома в районе улицы Институтской, когда этот дом загорелся и его жильцы начали просить у нас помощи, и нам пришлось освобождать проезд пожарным, в которых стреляли митингующие, и в нас тоже стреляли, – говорит 26-летний раненый боец «Беркута» Андрей. – Я не могу назвать их мирными митингующими, после того как они ранил многих моих товарищей и мне под ноги бросили взрывпакет. Даже когда священник со стороны защитников Майдана призывал «зупинатися», в нас продолжали стрелять...

- Когда я выйду на пенсию, я расскажу вам, как нашим правоохранителям, командированным в Киев, пришлось добираться домой, – заинтриговал Роман Романов, начальник милиции области, признавшись, что в дорогу домой милиционерам наконец-то выдали оружие.

Никто из раненых не изъявил желание покинуть ряды «Беркута». Ребята не знали, что уже в понедельник новое правительство примет решение о расформировании этого подразделения.

Устроим новый Майдан?

Начальник милиции Донецкой области Роман Романов, отвечая на вопрос, что милиция будет делать с «ополченцами», которые заявили о том, что наряду со стражами правопорядка будут патрулировать город и уже вооружилась подручными средствами – вилами, битами и просто увесистыми свежеспиленными ветками тополей – сказал: «Будем общаться, находить взаимопонимание. Моя задача охранять правопорядок в городе, не допустить столкновений, не допустить массовых правонарушений, которые наблюдались в других регионах страны». По словам Романова, он остается на своем рабочем месте, пока не поступило иных приказов от нового министра внутренних дел.

Нужно отдать должное – милиция Донецка сдержала массу людей с гвардейскими лентами, которые пытались пробиться к группе евромайдановцев, митингующих у памятника Шевченко. Небольшую группу из 20 пенсионерок, приверженцев главы «Областного союза обманутых вкладчиков» Дмитрия Верзилова, никак не желавших расставаться со своим лидером, «эвакуировали» милицейским автобусом.

А вот так называемый донецкий антимайдан еще долго не расходился. Его участники активно прорывались к общению как с отечественной, так и зарубежной прессой, которой в воскресенье на площади у здания облсовета и облгосадминистрации было великое множество. Вся медиабратия хотела узнать, как реагируют на последние события на родине свергнутого президента Виктора Януковича. Никто из простых смертных не выразил сожаления.

- Мы за свой город, за свои семьи, – заявил участник Донецкого антимайдана Андрей Аленин. – Я не в восторге от Партии регионов, от Януковича. Но я не позволю, чтобы мной командовали – указывали, на каком языке разговаривать и что мне делать. Если придет «Правый сектор» и «Свобода», естественно ,станем на защиту проживающего в Донбассе русского народа и русских семей. Оружия у нас нет. Мы здесь собрались, чтобы защитить интересы Донбасса...

- Мы собрали первый батальон ополченцев, будем патрулировать город вместе с милицией, будем защищать Донбасс от мародерства, не допустим такого хаоса, как творился в Киеве, и будем защищать русскоязычное население Донбасса – никто не может прийти сюда и указывать нам, на каком языке говорить и каких героев чтить, – заявил 45-летний Николай Солнцев, ревизор одного из предприятий, представившийся политруком первого батальона народного ополчения.

У собеседника два высших образования, в том числе политолога. Когда мы беседовали, он еще не знал об отмене языкового закона 2012 года. Наверное, к счастью, что еще никто из собравшихся с утра около облгосадминистрации ополченцев, этого не знал. Потому что многие буквально хватали за руки представителей прессы, требуя: «Выслушайте меня! Почему три месяца везде транслируют лишь одну точку зрения, а тех, кто ее не поддерживает, обзывают титушками?»

- У меня во дворе нет ям, потому что если они появляются, я пишу заявление в жэк, если не помогает, обращаюсь к мэру, и весь наш двор обращается, и добиваемся мирным путем. Я отстаиваю свою правоту в суде, если считаю, что меня незаконно оштрафовали сотрудники ГАИ, – 33-летний житель Донецка Максим Шевченко уверен, что всего можно добиться законным мирным путем. Он считает, что стране угрожает диктатура: «Запрет партий, запрет на иную точку зрения, на использование на государственном уровне другого языка, на котором говорит не менее 40% населения».

- Свержение власти силовым путем автоматически повлечет за собой следующее свержение власти таким же путем, – говорит менеджер киевской компании Максим. – Три поколения моей семьи живут в Донбассе, я не оправдываю действия Януковича, но сегодня установлена власть тех, кто «громче закричал». Я был на Майдане, так как часто езжу в Киев по делам. Пытался донести до своих знакомых, стоявших там, свою точку зрения, но, увы, меня не услышали. Тогда я спросил: «А если вас не устроит та власть, которая придет сейчас?» Мне ответили: «Устроим новый Майдан!» Очередной?

Дмитрий Колесников

Раненые бойцы «Беркута», вернувшиеся домой в Донецк, утверждают, что им не выдавали оружия. Бойца «Беркута» Антона два месяца дома ждала жена и кроха-дочурка, он ранен. «В нас летели камни, петарды, булыжники, бутылки с коктейлем Молотова, а мы стояли. Нам выдали лишь дубинки и щиты». 

Мобильные блок-посты: Два дня по периметру Донецкой области дежурили усиленные вооруженные автоматами наряды милиции и сотрудников ГАИ – во избежание провокаций.

Политрук первого батальона народного ополчения Николай Солнцев готов защищать русскоязычное население Донбасса. Ополченцы скандировали «Донбасс!», обещая не допустить беспорядков в городе.

Три тысячи ополченцев, собравшихся у Донецкой облгосдаминистрации, отряды милиции и «Беркута» и лично начальник милиции Донецкой области Роман Романов уговаривали не мешать приверженцам Майдана проводить митинг-реквием.

Дончане подходили фотографироваться с бойцами «Беркута», поздравляли их с Днем защитников Отечества и благодарили за мир и покой в Донецке, скандируя «Слава!».

33-летний донетчанин Максим Шевченко хочет быть услышанным, он считает, что силовой путь свержения власти может вызвать цепную реакцию, диктатуру и наступление на права и свободы русскоязычного населения востока Украины: «У меня нет ям во дворе, потому что я добился этого в жэке».

Панихида в храме Филатрета Милостливого – 49-летняя учительница украинского Елена Демченко говорит, что давно борется за демократию в регионе, а ее сын стоял на Майдане.

В Донецкой облгосадминистрации опасаются провокаций: заварили «лишние» входы и установили на окнах первого этажа решетки, в здании дежурит «Беркут».

Сторонники Евромайдана в Донецке почтили память погибших на Майдане у памятника Шевченко.

Милиция Донецка вернулась домой после несения службы на революционном Майдане Независимости в столице.

По Донецку развешены плакаты в честь «Беркута», которые заказала ветеранская общественная организация.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять