RU
Все новости

Владимир Белецкий: "Вперед на Ла-Манш!"

Владимир Белецкий служил в танковых войсках в Германии, а сейчас он – профессор ДонНТУ, доктор технических наук. Он известный ученый, под его руководством вышел известный среди специалистов «Горный энциклопедический словарь». Благодаря армии он увидел мир, но из-за службы едва не потерял карьеру ученого.
- Владимир Стефанович, что побудило вас стать военным?
Наше поколение принимало как должное, что надо идти в армию. Кроме того, мой отец был разведчиком-артиллеристом. Был защитником Сталинграда, был на Курской дуге. Так вот он мне говорил, что ни одна девушка в сторону парня, который не служил, и не посмотрит.
Я был командиром взвода, командиром роты. Но так как я не остался служить 25 лет, то и не делал военную карьеру.
- Какой эпизод службы вам больше всего запомнился?
- Я служил в войсках в Германии. У нас постоянные учения были: тактика, стратегия, боевая подготовка, стрельбы. Так как я служил в танковых войсках, то и танковые походы были. Один такой поход мне очень запомнился: мы трое суток шли зимой, без еды, доказывая, что в три дня можно достигнуть пролива Ла-Манш... если Родина прикажет.
В один из дней мы с группой офицеров пересекали широкую поляну, и когда я вышел на нее, то попросту «выключился». Мне потом товарищи рассказывали: «Мы к тебе обращаемся, кричим, а ты идешь, как робот, и все». Я шел и спал. Включаются, наверное, какие-то механизмы самозащиты организма, когда усталость такая сильная. Но нас испытывали на выносливость.
Стоим мы на заснеженной поляне и нам говорят: «Здесь, ребята, мы будем спать». У ребят, естественно, шок, но это урок выживания. Мы должны были принести еловых веток и расчистить поляну, затем поставить палатку с печкой. Еловыми ветками выстилаем пол, получается слой примерно метр высотой. И офицеры проверяют правильность укладки: падают на этот настил, и от спины до земли еще должно остаться где-то 20 сантиметров. Накрывается это все брезентом, растапливается печка… Дрова, естественно, тут же нарубили. И в этой палатке уже через полчаса температура +20.
В нашей гражданской жизни таких ситуаций нет. Но зато других непростых ситуаций много, и с ними нужно уметь справляться.
- Что дала вам офицерская служба? Повлияла ли она каким-то образом на вашу теперешнюю деятельность?
- Благодаря службе в армии я, другие ребята могли себя испытать. Мужчина после армии приходил более ответственным, способным защищать свою семью и преодолевать трудности жизни. Он становится более приспособленным к жизни. Ну и я таким стал, наверное.
- Как считаете, смогли бы вы состояться, если бы не служили? Армия много вам дала?
- Армия много забирала. Меня, например, после днепропетровского института в аспирантуру пригласили две кафедры. Я мог сразу же, не теряя двух лет, начать строить карьеру ученого. А я уехал служить, а когда пришел, в аспирантуру уже не попал. С другой стороны, я два года жил в Германии, освоил немецкий язык. Во времена СССР люди, которые ездили в Западную Европу и там жил, сюда приезжали с другими мозгами. Я объездил полстраны. Был в Берлине, Дрездене, Лейпциге, Потсдаме… Мы посещали картинные галереи, знакомились с архитектурой, общались с жителями. Это во многом сформировало дальнейший взгляд на Европу, ее ценности. Мы по образованию были значительно выше, нежели те, кто закончил просто военное училище, имели больший кругозор. Я ни о чем не жалею.
- Что бы вы посоветовали современным молодым людям, чтобы вырасти настоящими мужчинами?
- Желательно строить свою жизнь интересно и полезно. В принципе, служба в армии – это необязательное условие. Скажем, мое занятие альпинизмом – это тоже школа жизни. Я желал бы каждому молодому человеку проверить себя. И, ясное дело, коль мы говорим о защите Отечества, – быть патриотом.

Беседовала Ольга Броскова

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять