RU
Все новости

Самые смешные распоряжения областной власти

Сейчас все эти документы вызывают у нас лишь улыбку. Однако в 1954 году они были самыми настоящими официальными распоряжениями областной власти, которые необходимо было выполнять. Касались они самых различных вопросов, даже самых неожиданных...

От тазиков до ирисок
Из истории мы помним, что в Советском Союзе была исключительно плановая экономика с очень жесткой централизацией. Властная вертикаль выстроили таким образом, что очень многие решения на местах, даже по мелким вопросам, принимались только после того, как это разрешали на уровне области, а то и после специальных постановлений республиканского или союзного правительства.


В некоторых случаях это было вполне оправданно, и такая практика применяется до сих пор. К примеру, кто же, кроме областной власти, мог дать разрешение на изъятие определенного количества земли из владений колхоза или совхоза для строительства на этом месте новой шахты или какого-либо промышленного предприятия? Подобные вопросы и сегодня решает наш облсовет. Те же штатные расписания больниц и магазинов спускала на места областная власть. Облисполком устанавливал единую цену на товары, которые производились предприятиями местной промышленности. Например, оцинкованный тазик или ведро могли продаваться в магазинах на территории всей области только по единой цене.


Облисполком вникал во все. Взять хотя бы такой пример. 5 марта 1954 года на своем заседании члены Сталинского облисполкома среди прочих вопросов рассмотрели и план мероприятий по борьбе с хищным зверем (Государственный архив Донецкой области, Ф-Р2794, оп. 1, д. 867, л. 207). В том году предполагалось убить 30 волчиц, 40 волков, 90 волчат и постоянно вести поиск волчьих логовищ с волчатами.


Однако самым, пожалуй, главным правом областной власти тогда была возможность перераспределять по своему усмотрению дефицитные товары и продукты. Например, накануне празднования Дня шахтера по различным угольным объединениям распределялись тонны сливочного масла, макаронных изделий или энное количество водки.


Приведем лишь пару таких распоряжений облисполкома за январь 1954 года. Одним из них запрещался вывоз предприятиями области за пределы региона резиновых сапог (за год планировалось изготовить 96 тыс. пар такой обуви). Это решение объяснялось тем, что в резиновых сапогах остро нуждались рабочие наших угольных шахт.
Ознакомившись с еще одним распоряжением областной исполнительной власти, мы узнаем, что в январе нынешнего года донецкие кондитеры могли отметить своеобразный юбилей – 60 лет с начала выпуска популярных в Советском Союзе ирисок. Тогда областная власть помогла начать производство этих вкусняшек. «В связи с тем, что Сталинский горпищекомбинат освоил выпуск ирисок, но из-за отсутствия сырья не выпускается эта продукция, обязать Облторготдел передать указанному горпищекомбинату из рыночных фондов области на 1-й квартал 1954 года молока 9 тонн и животного масла 0,9 тонн для выработки ириса», – читаем в архивном документе (ГАДО, Ф-Р2794, оп. 1, д. 841, л. 42).


В декабре 1954 года областная власть позаботилась о том, чтобы индпошив торга «Торгодежда» получил сырье и материалы для пошива 10 тыс. шапок-ушанок. А 16 декабря вышло распоряжение №1040-р «Об изготовлении кроватей Министерству угольной промышленности УССР Калининским райпромкомбинатом Сталинского облместтопрома». В нем давалось задание в 1955 году изготовить для нужд угольщиков 30 тыс. кроватей на панцирной сетке.


Дальше мы приведем более прикольные, на наш взгляд, распоряжения облисполкома шестидесятилетней давности.

Секрет полтавских котлет
В марте 1954 года в городе Сталино готовили проведение областной кулинарной выставки. Вот облисполком и советовал, как ее проводить, и разъяснял все нюансы предварительной рекламы этого мероприятия, а также требовал соблюдать некоторые единые правила оформления конкурсных заданий. И мы теперь можем узнать рецепт приготовления настоящих «Полтавских» котлет – как тогда написали, блюда «вкусного и питательного, доступного для приготовления не только в предприятиях общественного питания, но и в условиях домашней кухни».


«Мясо, зачищенное от сухожилий и пленок, нарезается кусочками весом 50-100 гр., пропускается через мясорубку два раза, первый раз через крупную решетку, а второй – через мелкую. В провернутое мясо кладется измельченное сало-шпиг, чеснок, перец, соль, вся масса хорошо вымешивается, во время вымешивания добавляется по норме вода для придания рубке сочности.
Из готовой рубки приготовляются котлеты, которые панируются в сухарях и жарятся. Для выхода 100 гр. котлет, обычно из 2-х штук, берется мясо 140 гр., сало-шпиг 10 гр., сухари 12 гр., чеснок 2 гр. и перец молотый 0,02 гр. На гарнир к котлетам варится в кожуре картофель, затем очищается и обжаривается», – таков был рецепт этих котлет. Можете его испробовать и сейчас.

Распоряжение об одеколонах
Своим распоряжением №496-р от 18 июня 1954 года облисполком доводил до профильных организаций постановление Совета Министров УССР о том, что он «утвердил с 1 июня... новые тарифы парикмахерских за услуги с употреблением одеколонов независимо от их ведомственного подчинения на территории УССР...» (ГАДО, Ф-Р2794, оп. 1, д. 844, лл. 183-184). При этом исполком Сталинского облсовета депутатов трудящихся обязывал «установить самый строгий контроль за правильностью применения тарифов за услуги в употреблении одеколонов в парикмахерских».


Из этого документа мы также узнаем, что «в парикмахерских должны быть одеколоны тройные и цветочные обязательно и не менее одного одеколона высших сортов». Интересно, что употребление одеколонов производилась только по требованию посетителей, а нормы расхода пахучей жидкости должны были быть вывешены на видном месте в каждом таком заведении бытового обслуживания населения.
Это распоряжение интересно еще и тем, что в нем приведены названия самых популярных тогда в СССР одеколонов и духов. К примеру, если бы вы захотели тогда попользоваться ставшим легендарным для советских людей одеколоном «Тройной», то цена за его порцию на вашем лице составила бы 50 коп., а на голове – 80 коп. За цветочный одеколон – 60 коп. на лице, а на голове – 1 руб.


Дальше в документе идут названия одеколонов по степени повышения их сортности. За «Северный» и «Кавказскую Ривьеру» платили 1 руб. 10 коп. и 1 руб. 70 коп. соответственно. Для женщин со средним достатком были духи «Магнолия», «Камелия», «Белая ночь», «Крымская фиалка».
Переходим к одеколонам и духам высших сортов. «Красная Москва», «Огни Москвы», «Золотая звезда», «Москва моя» стоили 2 руб. на лицо и 3 руб. 50 коп. на голову. Были и более дорогие одеколоны. «Юбилей Советской армии» и «Сказка» в парикмахерской обошлись бы в 2 руб. 50 коп на лицо, 4 руб. на голову. «Белая сирень» и «Юбилей» – 3 руб. и 5 руб. соответственно.

«Хреновая» история
В русском языке короткое слово «хрен» имеет несколько значений, в том числе и в ненормативной лексике. Но в октябре 1954 года областная исполнительная власть имела в виду, конечно же, столовый хрен. И издала распоряжение «Об организации торговли хреном».


Этим распоряжением Облпищехимпромсоюз (язык можно сломать от такого названия!) обязали в двухнедельный срок наладить производство готового столового хрена. Для этих целей выбрали два города – Сталино и Константиновку. Там должны были выпускать 5 тонн хрена в месяц и расфасовывать его в 100-граммовые банки. При этом Облпотребсоюзу поручалось обеспечить заготовку и сдачу необходимого количества корней хрена. Вот такая история.

И напоследок о... резинке для трусов
Однако все вышеперечисленные распоряжения Сталинского облисполкома, безусловно, меркнут на фоне распоряжения №413-р от 1 июня 1954 года (ГАДО, Ф-Р2794, оп. 1, д. 844, л. 6). Текст его приведем дословно: «В связи с тем, что в торговой сети области создались серьезные перебои в удовлетворении спроса населения на трусы, в связи с отсутствием плоской продержечной резинки, исполком Сталинского облсовета депутатов трудящихся разрешает предприятиям Облпромсовета изготавливать трусы с круглой продержечной резинкой сроком до 15 июня 1954 года». Вот так.
Облисполкому, как видим, приходилось решать проблему дефицита трусов у жителей Сталинской области. И удивительно было узнать, что существуют различные виды резинки для нижнего белья.
Казалось бы, на этом месте можно поставить точку в этой статье о самых необычных распоряжениях облисполкома. Ан нет!

Оказывается, на этой резинке для трусов в те годы сделали... многомиллионные состояния. Об этом в мае прошлого года общественности поведал журналист московского издания «Коммерсант-Деньги» Евгений Жирнов.


В те годы нижнее белье носили очень долго, просто занашивали до дыр, а резинка, как правило, не выдерживала этого запредельного срока носки, и ее требовалось периодически заменять. Крупные предприятия советской промышленности этот, на первый взгляд, малозначительный товар не производили. Все его производство было передано артелям и фабрикам местной промышленности, а их мощностей не хватало для обеспечения потребностей населения страны. Так что бельевая резинка превратилась в остродефицитный товар.


И на этот факт обратили внимание московские милиционеры. А когда они занялись оперативной разработкой подмосковных производителей бельевой резинки, то им открылись просто удивительные факты. Оказывается, резиновые жилки внутри бельевой резинки можно было растягивать, делать в ней меньше этих «золотых» жилок. Умельцы убивали сразу двух зайцев: резинка становилась менее прочной, быстрее рвалась и требовала замены, одновременно экономилось основное сырье, так что можно было выпускать неучтенную продукцию.


В сообщении МВД констатировалось: «Начальник резино-плетельного цеха артели «Универсалпром» Абрамович и его сестра Шнейдерман – мастер цеха за счет уменьшения расхода резиновой жилки на каждый метр готовой бельевой резиновой ленты (вместо 3,8 грамма на метр по норме расходовали 2,5 грамма) ежемесячно изготовляли и похищали до 100 тыс. метров такой ленты. Похищенную резиновую ленту преступники сбывали заведующему палаткой «Мосгорторга» Розенбергу по 70 копеек за метр, а последний вместе со своей сестрой продавал ее населению по 1 рублю 10 копеек за метр. Таким образом Абрамович и Шнейдерман каждый месяц наживали 50-70 тысяч рублей, а Розенберг – более 30 тысяч. Рабочим цеха Абрамович дополнительно выплачивал по 400-500 рублей в месяц». Это стало шоком даже для бывалых оперативников.


Об этом деле 20 февраля 1954 года доложил членам Политбюро ЦК КПСС лично министр внутренних дел СССР Сергей Круглов: «Докладываю, что Управлением милиции города Москвы вскрыта организованная группа крупных дельцов – расхитителей социалистической собственности, орудовавшая в системе местной промышленности и промкооперации гор. Москвы и Московской области.
К уголовной ответственности привлечено 30 человек, из них 21 человек арестован...
Следствием установлено, что Шакин и другие преступники, работавшие на фабрике «Ширпотреб» Раменского райпромкомбината треста «Мособлместтоппромснаб», при содействии руководства комбината и треста превратили эту фабрику в частно-предпринимательское предприятие. Из излишков сырья, создаваемых путем различных жульнических махинаций, они изготовляли в большом количестве продержечную резинку, которую скрывали от учета и сбывали за наличный расчет работникам торговой сети, а вырученные деньги присваивали.


Директор фабрики «Ширпотреб» Шакин, учитывая повышенный спрос населения на продержечную резинку, с ведома и при участии привлеченных к уголовной ответственности директора комбината Васильева, главного инженера Белого и главного бухгалтера Лемберского в 1951 году организовал на фабрике резино-плетельный цех, на оборудование которого они незаконно изъяли из оборотных средств фабрики 40 тысяч рублей. Кроме того, на организацию цеха преступниками были использованы средства, вырученные от реализации похищенной продукции...
После организации цеха Шакин и его соучастники ежедневно скрывали от учета свыше 6 тыс. метров резинки, которую сбывали по 75 копеек за метр Королевой М. В. – заведующей магазином Раменского райпромкомбината, Заславскому Ю. П. – заведующему палаткой ОРСа №1 Курской железной дороги, Бердичевскому Н.C. – заведующему палаткой «Мосгалантерея» и другим работникам торговой сети, привлеченным к уголовной ответственности.


Руководящим работникам райпромкомбината Васильеву, Белому и Лемберскому, оказавшим помощь в организации резино-плетельного цеха, Шакин и Либин из вырученных от сбыта резинки денег ежемесячно выплачивали 5 тыс. рублей…
В апреле 1952 рода на должность мастера резино-плетельного цеха был принят Кецлер М.О., в прошлом крупный спекулянт золотой валютой. В связи с тем что его не устраивал малый размер хищений, проводимых начальником цеха Либиным, он добился согласия Шакина на увольнение Либина, которому они выплатили 75 тыс. рублей в качестве «компенсации» за затраченные им на организацию цеха средства.
С приходом на работу в цех Кецлера размеры хищений на фабрике еще более увеличились. Установлено, что в течение 1952-1953 годов преступники из числа работников фабрики расхитили и сбыли продержечной резинки на сумму около 2 млн. рублей...


Арестованные Шакин и Кецлер на допросах показали, что в 1953 году они передали руководителям треста в виде взяток около 150 тыс. рублей, а всего на взятки и подкуп руководящих работников треста и Раменского райпромкомбината Шакин и Кецлер израсходовали около 300 тыс. рублей, добытых преступным путем».
Как установило следствие, Шакин не только резинкой для трусов занимался: «В целях наживы Шакин использовал также организованный в 1951 году на фабрике «Ширпотреб» фотоцех, при котором работало несколько десятков разъездных агентов по распространению заказов на изготовление фотопортретов.
По сговору с Шакиным агенты на принятые от населения заказы квитанций не выписывали, а получаемые от заказчиков деньги присваивали, при этом каждый из них ежемесячно выплачивал Шакину по 500-700 рублей.


В процессе следствия получены данные о наличии крупных хищений на других предприятиях Раменского райпромкомбината. Например, арестованный начальник цеха галантерейной фабрики Штейнгардт совместно с директором фабрики Хилькевичем Я.С. (привлечен к уголовной ответственности) организовал в цехе изготовление из похищенного сырья тканевых покрывал и другой продукции, которую сбывал населению через работников торговой сети. В течение 1953 года преступники изготовили и сбыли частным путем швейно-галантерейной продукции на 360 тыс. рублей».


Как докладывал Сергей Круглов, расходы арестованных вполне соответствовали их доходам: «На нажитые преступным путем деньги Шакин приобрел дачу, уплатив за нее 300 тыс. рублей; Юкилевич купил дачу за 280 тыс. рублей. Арестованные Либин и Кецлер в кооперативном обществе «Сокол» приобрели квартиры, за которые каждый внес по 100 тыс. рублей».


После ареста у раменских производителей резинки и их сообщников были изъяты ценности и имущество: «У преступников изъято 644 тыс. 490 рублей наличных денег, на 237 тыс. 465 рублей золота и бриллиантов и на 2 млн. 496 тыс. 855 рублей облигаций государственных займов. Описано 5 дач и другое имущество стоимостью 1 млн. 011 тыс. 977 рублей. Всего изъято ценностей и описано имущество на сумму 4 млн. 390 тыс. 787 рублей».


Вот какие дела проворачивались с самой обычной резинкой для трусов! Наверное, отголоски того громкого дела о «королях резинки» докатились и до нашего региона, создав здесь дефицит нижнего белья. Говорят, что сегодня наш украинский легпром эту резинку не производит. Но без трусов мы не ходим, а значит, кто-то другой на этом зарабатывает неплохие деньги. Теперь уже это можно!

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять