RU
Все новости

Афганистан: женский взгляд

О войне в Афганистане есть много воспоминаний, написанных советскими воинами-интернационалистами... Но как ее видели те, кто не воевал, а строил мирную жизнь в такой сложной обстановке? Предлагаем вашему вниманию отрывки из воспоминаний Людмилы Авдеевой – члена Российского союза ветеранов Афганистана, Союза писателей России, Международной федерации журналистов и автора тридцати книг, в том числе посвященных военной и афганской тематике. В свое время она провела в Афганистане два с половиной года. Воспоминания были опубликованы Академией исторических наук (Москва) в сборнике «От солдата до генерала».

Нас встретили чужие города

Мартовским днем 1985 года самолет приземлился в Кабульском аэропорту, и мы с мужем на два с половиной года стали не только свидетелями, но и участниками незабываемых исторических событий. Хотя с момента ввода в Афганистан ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) прошло к тому времени уже более пяти лет, в страну продолжали направлять специалистов самых разных профессий: учителей, инженеров, преподавателей вузов, ученых, журналистов, врачей, медсестер...
«Делать добрые дела» для незнакомого народа многие ехали по зову сердца, добровольно, ведь недаром у слов добро, доброта и доброволец один корень. Кто знал тогда, что противники новых социальных преобразований в стране, которых сначала называли духами, душманами, мятежниками, скоро станут широкомасштабной вооруженной оппозицией, а судьба афганской революции будет столь трагична.
То, что в ДРА наряду с военными действиями идут социальные преобразования, бросалось в глаза сразу же. Нельзя было не замечать, как меняется Кабул – древняя столица Афганистана, город с более чем двухтысячелетней историей.
В старой части города были узкие улочки и в основном глинобитные дома, карабкающиеся на горные склоны. И хотя в городе был водопровод, в горы воду носили водоносы в мешках из козьих шкур. Но жилищное строительство велось весьма интенсивно, и на месте обветшавших домов без удобств появлялись современные здания, в которые также заселяли и наших специалистов...
Обстановку в городе можно было в какой-то степени безошибочно определять по работе базара, который был своеобразным барометром спокойствия или напряжения. Если дуканы с утра открыты и народ мирно беседует, можно было выйти в город без особых волнений и пройтись по ремесленным и продуктовым лавчонкам одной из торговых улиц...
Нас сразу же ознакомили с теми социальными реформами, которые продолжали проводить в стране, несмотря на сложную политическую обстановку и действия оппозиционных формирований. Согласно правительственным реформам малоземельные и безземельные люди получали землю, шло снижение цен на товары первой необходимости и лекарства, велась широкомасштабная борьба с безработицей и неграмотностью...
Гражданская война приобретала все больший размах. Почти ежедневно поступала информация о том, что душманы отравили воду, использовали в школе нервно-паралитический газ, сожгли дизельную электростанцию, устроили взрыв на стадионе, в магазине, автобусе, больнице и даже в мечети, где совершали намаз свои же единоверцы.
Насколько жестоко ведутся военные действия антиправительственной оппозицией против собственного народа и собственной культуры, можно было видеть в музее при Академии царандоя – афганской милиции. Среди множества экспонатов было оружие, взятое в боях с душманами, и оружие, используемое для убийства мирных жителей.
Был здесь посох, украшенный лентами и монетами, с железным концом, которым наносился страшный удар. Был козлиный рог, от удара которым происходит внутреннее кровоизлияние. Были карабины английского производства, винтовки пуштунов-кочевников, сабли, кастеты с выдвигаемым лезвием, всевозможные ножи.
Много оружия было представлено и в Кабульском национальном музее, который всегда охранялся автоматчиками. Среди экспонатов был ядовитый нож со сталью, которая выделала яд при соединении с кровью. Достаточно одной маленькой царапины для наступления смерти. Причем этот яд, как говорили, будет выделяться еще долгие годы...
Оппозиционные формирования уничтожили редкие исторические ценности в Кабуле, скульптуры и реликвии Кушанского царства, находившиеся близ Джелалабада. Сообщения о зверствах в отношении активистов, партийцев, членов кооперативов, даже беззащитных женщин и детей приходили ежедневно из разных регионов страны...
Со временем наши контакты с афганцами стали намного шире служебных. Нам неоднократно приходилось бывать на афганских свадьбах, уже современных, когда был введен запрет на ранние и насильственные браки и отменена выплата калыма, из-за отсутствия которого мужчины поздно женились. Свадьбы теперь проходили в непринужденной обстановке без лишней помпезности. Главой семьи по-прежнему оставался мужчина, хотя женщины получили немало социальных и имущественных прав, могли работать, учиться, заниматься общественной деятельностью.
Все, с кем мы общались, отличались необычайным гостеприимством, причем независимо от материального достатка. Гостеприимство – одна из отличительных черт характера афганцев...
Но военные условия, постоянная обстановка напряженности, сложившаяся в середине 80-х, наложили отпечаток на отношение местного населения к людям незнакомым, тем более иностранцам. И можно привести немало примеров, когда советских солдат и офицеров, как и военнослужащих Народной армии и царондоя (народной милиции), заманивали приглашением отведать плова или выпить горячего чая, а потом зверски убивали.
О зверствах тех, кто уничтожал своих же соотечественников – учителей, врачей, местных активистов, членов кооперативов, кто не щадил детей и женщин, писала местная пресса, рассказывали посетители ДСНК. Сами же душманы называли себя освободителями, моджахедами – защитниками исламской веры, правоверными мусульманами...
Среди женщин Афганистана в тот исторически сложный период мужественных женщин с сильным характером было немало. Никогда не забуду почти легендарную историю о героической гибели активистки одного из кишлаков, вдовы героя революции, матери четырех маленьких детей Зухры.
Эта женщина после гибели мужа организовала в кишлаке Чапа обучение женщин грамоте, рассказывала о жизни в Советском Союзе, о помощи наших воинов в строительстве школ, дорог, больниц. Группа вооруженных людей ворвалась в ее дом ночью. Страшно истязали молодую женщину, били ногами, а затем, привязав к лошади, на веревке поволокли к ущелью, где снова глумились над ней, нанесли множество ножевых ран, стреляли в уже бездыханное тело, а потом сбросили в глубокое ущелье.
Нашли ее по разбросанным по дороге к ущелью кольцам и пластинкам браслета, который узнали односельчане. Браслет был подарком погибшего мужа, и с ним Зухра никогда не расставалась. Женщина, когда ее тащили к ущелью, бросала пластинки браслета на дорогу в надежде, что ее найдут – живую или мертвую. Похоронили ее в родном кишлаке, а отряду самообороны присвоили имя отважной женщины. Ее четверо детей были отправлены в Кабульский детский дом «Ватан» («Родина»).

Учитель, перед именем твоим...

О мужестве афганских учителей, которые все годы борьбы за народную власть были на переднем крае, я как спецкор «Учительской газеты» писала практически в каждый номер.
К 1988 году, году вывода ОКСВ, все городское население в возрасте от 10 до 50 лет должно было стать грамотным, а к 1990 году предполагалось, что будут грамотными и люди, живущие в сельской местности. Для тех, кто посещал кружки грамотности, рабочий день был сокращен на два часа с сохранением зарплаты. Министерство образования разработало программу перехода с 12-летнего обучения на 10-летнее...
Профессия учителя требовала гражданского мужества, особенно от женщин. Афганские газеты писали о случаях, когда сжигали живьем учителей и учеников, отрубали школьникам пальцы. Врезался в память рассказ об 11-летнем школьнике, с которого живьем содрали кожу.
Помню молодого директора Кабульской женской школы Анис Атмар, учительницу физики и математики, которая не раз подвергалась угрозам. Учениц и преподавателей запугивали, и Анис часто провожала девочек до дома...
Хочу вспомнить и жену президента Наджиба – Фатану, выпускницу исторического факультета КУ, которая работала директором средней школы, хотя у нее было трое маленьких детей... Много среди учителей было и тех, кто прошел через ад тюрем, работал в подполье, как директор известного Кабульского лицея Экстекляль Абдул Азиз, признанный лучшим учителем.
Союз советских обществ дружбы установил пять стипендий для афганских студентов. Желающих поехать учиться в СССР было чрезвычайно много и среди юношей, и среди девушек, а отбор был жесткий. За годы демократической власти тысячи и тысячи молодых афганцев получили образование в вузах, техникумах, ПТУ различных городов России и союзных республик, и большинство их них, возвращаясь на родину, трудились на партийной и хозяйственной работе, часто занимая высокие посты. Многие из выпускников афганских и советских вузов отдали свою жизнь в борьбе за народно-демократическую власть, многим пришлось покинуть родину после смены режима...

Не расставаться с памятью

С прошествием времени четко видно, как разнились планы на будущее Афганистана у Советского Союза и у США с союзниками по НАТО, планировавшими столкнуть интересы Москвы и мусульманских государств, лишить стабильности весь регион Центральной Азии. Афганскую оппозицию поддерживали в то время и влиятельные мусульманские страны, такие как Пакистан, Саудовская Аравия, Турция, Египет, оказывая финансовую и военную помощь. Против Демократической Республики Афганистан и Советского Союза шла целенаправленная идеологическая война.
Народно-демократическая власть просуществовала 14 лет, из которых 9 лет 1 месяц и 18 дней шла кровопролитная война. Но за эти годы с помощью СССР было построено 190 различных жизненно важных объектов, в то время как ущерб, нанесенный реакцией и оппозицией, оценивался в 35 млрд. афгани (около 800 млн. долларов). Недаром те, кто в настоящее время по роду своей деятельности бывает в Афганистане, рассказывают, что афганцы спрашивают их: «Когда вы, русские, вернетесь?»
Афганцы вспоминают и совместную работу с советскими специалистами, и гуманитарную помощь в виде продуктов, одежды, оборудования. Приходит понимание того, что советские люди честно выполняли свой гражданский, воинский, интернациональный долг, проявляли мужество и героизм, защищая простых людей.
Жива у афганского народа позитивная память о «шурави» в отличие от негативного восприятия действий американцев. В 2014 году планируется вывод американских войск из Исламского Государства Афганистан. Этот факт, а также государственная политика примирения, проводящаяся в Афганистане, и состоявшаяся в январе 2011 года встреча президента России Дмитрия Медведева с президентом Исламского Государства Афганистан Карзаем, отмечавшим необходимость восстановления сотрудничества с Россией, вселяют надежду, что на древней земле Афганистана, политой кровью наших солдат и офицеров, воцарится мир...

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять