RU
Все новости

Агенты Новороссийского общества

Они приносили немалый доход Новороссийскому обществу каменноугольного, железного, стального и рельсового производств, получая за это неплохие комиссионные. При этом эти коммерческие агенты НРО были сами по себе самодостаточными людьми. О них мы и расскажем в этой статье в порядке величины объема собранной на них информации.

Агент в Санкт-Петербурге – Альберт Ревильон
Начнем свой рассказ, пожалуй, с самого известного из коммерческих агентов Новороссийского общества, т. е. Человека, на которого удалось собрать более-менее полное досье. Таким представителем промышленного общества из местечка Юзовка в столице Российской империи городе Санкт-Петербурге долгие годы был Альберт Чарльз Ревильон (на русский лад – Альберт Егорович). Ныне в
Российском государственном историческом архиве хранятся документы, подтверждающие высокое положение Альберта Ревильона в правлении НРО. Согласно нотариальной доверенности от 13 января 1896 года он вместе с сыновьями Джона Юза имел право распоряжаться имуществом и денежными средствами акционерного общества.


О происхождении (вероятнее всего, французском) и образовании Альберта Ревильона русские архивы информации не сохранили. По сведениям из некоторых иностранных источников, он родился в 1856 году. Видимо, этот коммерсант приехал в столицу Российской империи из Северной Америки примерно в конце 80-х годов ХIХ века и в скором времени стал здесь представлять интересы Новороссийского общества. Во всяком случае в списке его акционеров на ноябрь 1889 года Ревильон уже упоминается как владелец 2377 привилегированных акций. В связи с этим можно с уверенностью предположить, что Альберт Егорович был лично знаком с Джоном Юзом и директор – основатель металлургического завода в донецких степях, может быть, считал его одним из своих друзей. Поэтому после смерти Джона Юза его сыновья предложили одному из старых товарищей отца очень почетную и прибыльную должность в столице Российской империи. Скорее всего, Ревильон был агентом НРО до образования полноценного Санкт-Петербургского комитета Новороссийского общества на улице Почтамской, 13. В этом доме сначала и жил Альберт Егорович. Однако согласно справочным данным в 1897 году он переехал на жительство в более престижную квартиру возле набережной реки Мойки по адресу: Васильевский остров, 1-я линия, д. 36. У него уже тогда был телефон под номером 1090.

 

Альберт Ревильон оставался членом правления НРО до самой своей смерти в 1915 году. Только жил он уже не в Петербурге, а в центре Лондона по адресу: Cadogan Plase, 68. Интересно, что среди получателей дивидендов от деятельности Новороссийского общества с 1909 года числится и супруга Альберта Егоровича – Юлия де Кей Уистлер (1865 г. – 29.11.1930 г.), брак с которой был зарегистрирован 30 мая 1885 года в одной из церквей Балтимора в США. У них родились двое сыновей – Иосиф Уистлер Ревильон (Joseph Whistler Revillon) (2.04.1886 – 19.01.1955 гг.) и Джулиан Альберт Ревильон (март 1888 – 1.05.1928 гг.).


О старшем из сыновей Альберта Ревильона – Иосифе надо рассказать немного подробнее. Дело в том, что он тоже оставил весьма заметный след в деятельности Новороссийского общества и несколько лет жил в Юзовке. В документах НРО, хранящихся в нашем областном архиве, его фамилию можно увидеть в списках ответственных работников металлургического завода с 1912 года. В то время Иосиф Альбертович занимал должность уполномоченного контролера с годовым жалованием в 2,4 тыс. рублей. На 1 мая 1916 года гражданский инженер Иосиф Альбертович Ревильон уже являлся помощником главного управляющего заводом и рудниками Новороссийского общества Адама Свицына (РГИА, ф. 23, оп. 28, д. 1497, л. 31-35). В Юзовке он находился как минимум до ноября 1917 года.


Он сумел эмигрировать из революционной России в США, где уже находились его мать и брат. Чем он там занимался, мы не знаем, но о Юзовке он не забыл. Есть информация о его поездке в Советскую Россию во времена нэпа в начале 20-х годов прошлого столетия. Иосиф Ревильон приехал в Харьков, где заключил официальный контракт на финансирование работ по восстановлению бывшего Южно-Русского пивоваренного завода в Черепашьей балке (сегодня уже исчезнувший Рутченковский пивзавод), которым долгие годы владело Новороссийское общество. Иосиф с 49% акций стал его главным иностранным арендатором, а 51% акций осталось у советского государства. Правда, в 1925 году у Ревильона возник имущественный конфликт с властью уже города Сталин, т. к. чиновники хотели увеличить ставку налога с акционерного предприятия. Наверное, после этого Иосиф Ревильон и вышел из состава акционеров пивоваренного завода и больше никогда не появлялся в наших местах.

Но именно он внес большой вклад в сохранение творческого наследия всемирно известного художника англо-американского происхождения Джеймса Макнейла Уистлера (James Abbot McNeill Whistler) (10.07.1834 – 17.07.1903 гг.). Как оказалось, он являлся родственником Иосифа Альбертовича: мама Ревильона-младшего была родной племянницей художника, а ее сын, получается, внучатым племянником.
Уже после своего выхода на пенсию в начале 40-х годов ХХ века Иосиф Альбертович Ревильон начал работу над каталогом картин Уистлера, прибавляя к этим материалам сохранившиеся документы из архива своей семьи. Известно, что в семье Ревильонов, когда они жили в Санкт-Петербурге, имелось несколько картин известного живописца. Все собранные Иосифом Ревильоном уникальные документы, письма после его смерти в 1955 году были переданы согласно его завещанию в коллекцию архива университета города Глазго в Шотландии, где находятся и поныне.

Московский агент – известный промышленник Густав Лист
Новороссийское общество имело своего коммерческого агента и в Москве. Им был известный не только в древней русской столице, но и по всей Российской империи, промышленник – заводчик Густав Иванович Лист. Коммерции советник (с 1896 года), статский советник (с 1911 года).


Родился в 1835 году в Берлине, начинал работать простым рабочим в токарной мастерской, а в 16 лет отправился в Соединенные Штаты Америки, где поступил рабочим на знаменитую фабрику роялей Стенвей. Переехав в 1856 году в Россию и здесь открыл свое дело. Сначала он основал сахарный завод в Воронежской губернии. С 1863 году уже жил непосредственно в Москве, где построил мастерскую по произодству насосов и различной противопожарной техники, учредив для ее содержания торговый дом. В 1893 году Густав Лист открыл механический завод и торговое отделение в Баку. Через четыре года он преобразовал фирму в акционерное общество и открыл второй машиностроительный завод в Москве.

В течении 20 лет являлся концессионером телефонных сообщений в Баку. Во время коронации царя Николая II именно его фирма устраивала электрическое освещение в Московском Кремле. Компания Густава Ивановича была удостоена золотых и серебряных медалей на различных промышленных выставках, а на Всероссийских выставках 1892 года в Москве и в 1896 году в Нижнем Новгороде получила право клеймить свою продукцию изображением Государственного герба Российской империи. Известно, что кроме представительства интересов Новороссийского общества, этот торговый дом представлял интересы в Москве и такой ныне известной немецкой автомобильной марки, как «Мерседес».


Сам же Густав Лист долгие годы состоял выборным Московского купеческого общества, являлся учредителем и почетным членом Комиссаровского технического училища, членом других благотворительных и просветительных обществ. Умер Густав Иванович Лист 17 февраля 1913 года в Москве.

Агент в Харькове – Александр Рутченко
В промышленном центре Юга России – городе Харькове коммерческим агентом НРО был горный инженер Александр Владимирович Рутченко. Он был из дворянского рода Рутченковых, представители которого владели землями на правом берегу Кальмиуса еще со времен Екатерины II. Их родовая усадьба сохранилась и поныне – ее сейчас занимает благотворительный фонд «Олимпик» рядом с одноименным стадионом вблизи конечной остановки трамвая №3 в поселке Боссе в Ленинском районе города Донецка.


Горный инженер был старшим сыном оставного штабс-капитана и кавалера ордена Святого Станислава 3-й степени Владимира Ивановича и углепромышленницы Софьи Ивановны Рутченковых. Александр Владимирович в 1894 году закончил по первому разряду учебу в Горном институте Санкт-Петербурга и был откомандирован Горным ведомством на угольные копи Новороссийского общества. По всей видимости, он работал на Ветковских шахтах НРО.

Подтверждением этого утверждения, может служить выписка из протокола собрания верующих Александринской православной церкви (она находилась примерно там, где сейчас расположен новый храм в районе разрушенного Северного автовокзала). Так вот, в сообщении благочинному 3 округа (ГАДО, Ф-69, оп.1, д.303, л.110 (об) «прихожане Александринской церкви и рудника Ветка... выбрали председателем попечительства означенной церкви дворянина Александра Владимировича Рутченкова». Это письмо датировано 21.04.1898 года.

В 1903 году он был уже помощником инженера Бахмутского горного округа, а с 1910 года работал в руководстве Товарищества Рутченковских каменноугольных копей. Несколько раз Александра Владимировича избирали губернским гласным. С этим человеком связано и несколько, может быть, легенд, а может быть, и где-то правдивых историй. Одна из них гласит, что во время своей поездки по Италии он купил несколько скульптур в древнегреческом и древнеримском стиле, нагота которых просто шокировало маму горного инженера и окружающих в Григорьевке крестьян. Поэтому пришлось срамные места на скульптурах аккуратно прикрыть материей.

В Юзовке Александру Владимировичу вместе с его супругой Ольгой было, наверное, скучно, поэтому он поселился на ул. Сумской в Харькове. До нынешних времен его дом не сохранился. В этой семье было двое детей – сын Александр и дочь. Когда начались революционные потрясения в России, то Александр Владимирович Рутченко с детьми выехал за рубеж и после 1917 года обосновался в Лондоне (может быть, и при поддержке кого-то из руководства Новороссийского общества – кто знает?). Там он 5 декабря 1932 года и скончался.

Агент на Криворожье – Эдуард Карлович Фукс
Напомним, что в Кривом Роге Новороссийское общество разрабатывало на своих собственных рудниках залежи железной руды. Это сырье затем поставлялось по железной дороге для металлургического завода в Юзовку. Так вот, интересы английского акционерного общества в этом регионе представлял до сих пор считающийся самым выдающимся геологом Кривбасса – Эдуард (Юлий) Карлович Фукс. Жизнь этого специалиста сложилась очень интересно и драматически.


О нем, благодаря журналистам из Кривого Рога, начали рассказывать людям только практически несколько лет назад. Эдуард Карлович Фукс (Эдуард Карл Юлий Фукс) родился в 1872 году в селе Капаткевичи Минской губернии в семье учителя из обрусевшей немецкой семьи. Семья Фуксов была многодетной, добропорядочной, уважаемой, но совсем небогатой. Эдуарду, решившему поехать на учебу в Санкт-Петербургский горный институт, денег на полный курс обучения не хватило. Поэтому свою трудовую деятельность в Донбассе Фукс начал с 1893 года с незаконченным образованием. На Криворожье он появился в 1897 году и здесь проявил себя выдающимся горным специалистом.

Эдуард Фукс пешком обходит все местные окрестности, сам фотографирует, делает зарисовки, собирает образцы минералов и потом кропотливо анализирует данные о залежах криворожской земли.


Здесь к нему пришла и любовь, с которой связана одна очень романтическая история. Во время одной их геологических экспедиций Фукс случайно встретил красивую молодую девушку с редким старинным именем Матрона. Они полюбили друг друга с первого взгляда, но все окружающие говорили, что они не пара. Образованный геолог, умница, интеллектуал и простая неграмотная крестьянка, никогда не бывавшая дальше родного села – казалось, они совсем не подходили друг другу. При этом родители невесты, православные христиане, и слышать не хотели о зяте-лютеранине. И Эдуард Фукс решился на отчаянный шаг.


В самом начале 1900 года, под Рождество, Фукс нанял тройку, подкатил к дому невесты и выкрал любимую через окно. Но венчать лютеранина Фукса, да еще без родительского благословения, категорически отказались все православные священники. Поэтому долгое время влюбленные жили невенчанными. И их дети, родившиеся в гражданском браке, считались незаконнорожденными. Только в 1908 году в метрической книге Свято-Николаевской церкви (близ станции Вечерний Кут) появилась запись о том, что Эдуард Карлович Фукс 6 февраля вступил в первый законный брак с девицей Матроной Тимофеевной Воленко.


С Новороссийским обществом Эдуард Фукс начал сотрудничать с 1907 года. После установления советской власти руководил геологоразведочными работами, являясь главным геологом треста «Руда». В 1922 году, в честь 5-летия революции, ему как одному из ведущих специалистов горнорудной промышленности было присвоено звание «Герой Труда». С 1923 года Фукс преподает в Горнорудном институте, а с 1930 года становится главным геологом Кривбасса. Его авторитет как специалиста был непререкаемым. Прогнозы, сделанные им, всегда подтверждались. Но, не будем забывать в каком времени тогда жил Эдуард Карлович. По доносу в первый раз по ложному обвинению во вредительстве он был арестован в 1930 году. Но тогда советской власти он еще был нужен. В 1931 году правительство СССР приняло решение о строительстве в Кривом Роге металлургического завода. Отведение земельного участка под строительство основных цехов и служб власти вынуждены были поручить Фуксу. А развязка трагедии последовала в 1937 году.

Арестованный как враг народа, он категорически отказался признавать свою вину и объявил голодовку. Последние дни своей жизни Фукс провел в 3-й городской больнице Днепропетровска. Ему не оказывали помощи – ни медицинской, ни юридической. Зато к палате умирающего Эдуарда Карловича приставили вооруженную охрану. Один боец дежурил в больничной палате, другой – стерег за дверью как опасного преступника. Эдуард Карлович Фукс умер в 1938 году. Точная дата смерти и место захоронения до сих пор неизвестны. На долгие годы его имя было забыто, вычеркнуто из истории Кривбасса.


Его уникальную коллекцию минералов растащили по частям. Лишь малая ее часть сегодня представлено в музее Технического университета. В 70-е годы прошлого столетия был продан дом близ станции Вечерний Кут, в котором жил Эдуард Карлович. Там на чердаке хранилось три ящика фотопластин с уникальными кадрами начала ХХ века – ведь Фукс был талантливым фотографом. Новый хозяин дома, по своему невежеству, просто-напросто вынес их на свалку.
Чудом удалось спасти лишь небольшую часть. Сегодня эти кадры стали хрестоматийными.

Киевский агент – торговый дом «Инженер Гущо, Лозинский и К»
И в Киеве – «матери городов русских» также были представители Новороссийского общества. Им являлся торговый дом «Инженер Гущо, Лозинский и К», располагавшийся по адресу Хрещатик,25. Об этом торговом доме сохранилось очень мало информации.
Известно, что инженер Гущо Б.С. на 1902 год владел небольшим каменноугольным рудником близ села Григорьевка в Бахмутском уезде, т. е. в наших местах. Видимо чем-то руководитель этого предприятия приглянулся сыновьям Джона Юза и они ему предложили представлять интересы уже их предприятия в Киеве.

Также удалось узнать, что совладельцем этого торгового дома был помещик Волынской губернии, кандидат прав Чеслав Болеславович Лозинский. Он было из рода потомственныхъ дворян Царства Польского, но родился в 1865 году в Сибири, т. к. был сыном участника Польского восстания Болеслава Лозинского. Высшее образование Чеслав получил в Императорском Варшавском университете на юридическом факультете, который окончил со степенью кандидата прав. После чего посвятил себя сельскому хозяйству в своем имении, а в 1887 году перенес свою деятельность в область горно-технической промышленности и основал, совместно с инженером Гущо торговый дом. Кроме того, Чеслав Болеславович состоял старшиной Польского клуба «Огниво» и членом целого ряда общественных, благотворительных и просветительных учреждений Киева.


Когда в 1913 году в Киеве проходила Всероссийская промышленная выставка, то экспозиция Новороссийского общества, подготовленная ТД «Инженер Гущо, Лозинский и К», надолго запомнилась посетителям. «Представьте себе огромную груду каменного угля, внутри которой устроено большое помещение для экспонатов. А у входа – прекрасные статуи рудокопов-шахтеров с кирками в руках и желанием добывать уголь на лице», – писала о стенде НРО киевская газета «Народная копейка».

P.S. Приведенный список коммерческих агентов Новороссийского общества далеко не полный. Были еще и Антон Н.Тенно в Таганроге (его потомки сейчас живут в Швейцарии), а также агенты в Екатеринославе и Риге. Вообщем историкам и краеведам есть, что еще «копать» в этом направлении. Быть может, со временем отыщется новая информация об этих людях и статья получит свое продолжение.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять