RU
Все новости

"Дрессировщик тот искусен, который не искусан" – Владислав Гончаров

На прошлой неделе в Донецком государственном цирке открыли персональную экспозицию выдающегося дрессировщика львов заслуженного артиста Украины Владислава Гончарова. Артист, которому всего 36 лет, уже успел стать обладателем серьезных международных наград в области циркового искусства и поучаствовать в самых престижных фестивалях. Владиславу Гончарову предложили выставить его награды в Киеве, где он работает, однако дрессировщик решил открыть экспозицию у себя на родине, в Донецком цирке (Владислав родом из Харцызска). Дрессировщик также пообщался с журналистами и рассказал о разработанной им уникальной системе дрессуры, о том, как он, не будучи потомственным "цирковым", пришел в эту профессию, о том, чем отличается европейский цирк от постсоветского и о многом другом.

Европейский подход

На открытии экспозиции выставки директор – художественный руководитель Донецкого госцирка Юрий Кукузенко, представляя Владислава Гончарова, рассказал следующее:
- Владислав разработал свою систему дрессуры. И то, что он делает, сегодня вызывает ужас у многих его коллег. Посудите сами. Владислав работает в клетке один, без ассистента. Он изначально отказался от прикормки: вы никогда не увидите у него в манеже мешочка с кусочками мяса. Владислав отказался от длинного стека. Он вприпрыжку, порхая, отбивая по ходу чечетку, бегает между десятком львов. У него все самцы взрослые, мощные, сильные, и он не боится поворачиваться к ним спиной. Он выходит из клетки – и они застывают в заданной позе и терпеливо ждут его возвращения... Есть у нас один очень харизматичный коллега. Он видел многое в цирке. И когда увидел Влада в клетке, сказал: «Из этого парня что-то выйдет, если его не сожрут». Владислав проповедует изящный стиль общения со львами, как с равноправными партнерами-артистами в клетке, он не показывает злого хищника. И еще один момент. Владислав за собственные средства создал европейские условия для содержания животных. Они живут вместе в огромном вольере, у них там даже пальмы есть. У "зеленых" к этому дрессировщику – единственному на постсоветском пространстве – нет ни единой претензии по содержанию животных!
"ДН" уточнили у самого дрессировщика, как же сами львы отнеслись к перемене условий и как им работалось на фестивале в Монте-Карло в 2012 году. Оказалось, все не так просто...
- На всем постсоветском пространстве цирки стационарные – это каменные здания, – поясняет Владислав. – В Европе почти все работают в цирках-шапито. Вольеры стоят рядом... Европейские дрессировщики не знают другого содержания зверей, защитники животных диктуют такие условия. Мимо львов и тигров водят слонов, коз, поросят, хищники с детства их видят. У нас же в стационарном цирке есть помещение, в котором закрыты львы. Хищники в третьем-пятом поколении не видят остальных животных, они могут их только слышать, и вот они попали в совершенно другие условия! И потом – само выступление... У нас артист выходит на манеж, на котором чистый красивый ковер. В Монте-Карло нет ковра. Там – песок и опилки. У меня было такое ощущение, как будто я захожу в сарай. Это культура Европейского Союза работы в цирке. Животное ходит в туалет на манеже, это нормальное явление. Помет смешивается с опилками, с песком, и все там дальше работают. А я выходил в лакированных туфлях: мне режиссер создал стиль – ретро 30-х. У меня даже носки были в опилках, в песке, и я говорил: «Скорей бы я отсюда уехал в нормальный цивилизованный цирк!»
- Вы создали свою систему работы со львами. А чем вас не устраивала уже существовавшая?
- Я не знал ее, меня некому было научить. Никто не хотел видеть конкурента. Все говорили: «Ты никогда ничего не достигнешь! Это все передается династиями, поколениями! Лучше бросай!» Приходилось собственными исследованиями, наблюдениями изучать эту профессию. И сегодня я могу сказать: очень хорошо, что меня никто не обучал. Я бы не был сегодня в Монте-Карло, в Европе. Я единственный дрессировщик из СНГ, который получил приглашение на Фестиваль в Монте-Карло после Павленко, который там был в 1994 году. 26 лет в Монте-Карло не было дрессировщиков хищных животных со всего постсоветского пространства. Все кусали локти и спрашивали: «Как у тебя это получилось?» А так и получилось: я сам себя сделал!
- Ваши львы сидят на просторных тумбах, а у других дрессировщиков – на маленьких. Почему?
- Маленькие тумбы – это чтобы львам там сидеть было некомфортно, чтобы они не могли занять удобную позицию и в какой-то момент прыгнуть, напасть. Но я все сделал вразрез всем канонам. Сегодня люди живут в XXI веке. И хотят видеть совершенно другую дрессуру. Я не хочу быть ни на кого похожим и продолжаю работать в этом направлении.

Дорога в цирк

- Как вы попали в цирк и стали дрессировщиком львов?
- Я вернулся из армии, и друзья подбили меня работать администратором в маленький цирк на сцене, который выступал в дворцах культуры – там было буквально несколько номеров. Потом я стал администратором более серьезных проектов, был оформлен в Читинскую областную филармонию... В цирке я встретил свою будущую супругу, она была воздушной гимнасткой. Но чтобы быть вместе, нужно вместе быть артистами. Я – артистом? Но кем? В воздух мне страшно, высоты боюсь сильно. И выбор пал на льва – лев на тот момент был самым дешевым животным. Популярностью они не пользовались, поскольку неинтересные.

- Кто помогал вам осваивать эту профессию?
- У меня был только один учитель – Борис Константинович Бирюков, народный артист России. Одно дело, когда ты водишь животных на поводках, с чего я начинал. А когда ты потом пытаешься вывести их в клетку, которая находится на манеже, причем их не один и не два, то это требует очень больших знаний. А мне в то время было 23-24 года, я был очень слаб духом. Дух дрессировщика, мужчины у меня стал появляться лет в 30... Мне приходилось обращаться к именитым дрессировщикам, и ни один не рассказал, как себя вести: это конкуренция, это профессия, это фамилия... И вот один-единственный дрессировщик, который закончил карьеру артиста и стал директором Воронежского цирка, Борис Бирюков, по телефону мне рассказывал, что такое львы и как с ними работать.
- После завоевания «Серебряного Клоуна» в Монте-Карло собираетесь ли участвовать и в других цирковых фестивалях?
- В марте 2014 года я еду на фестиваль, который состоится в Ижевске. Я готовлю к нему группу из 12 самцов. На сегодня их в манеже десять. Но я потихоньку подтягиваю еще двоих молодых львов: им почти по два года.
- Среди ваших львов есть и два белых?
- Да, это моя гордость. На постсоветском пространстве у Запашных один лев белый и у меня два самца. Это очень дорогие животные и их трудно достать. Мне их привез из ЮАР мой друг, директор Ялтинского зоопарка. Видеть на контрасте восьми желтых львов двух белых – это потрясающее зрелище.
- Шрамы украшают мужчину. Сколько у вас таких "украшений" от ваших подопечных?
- От львов у меня нет шрамов. Дрессировщик тот искусен, который не искусан.

Ольга Меркулова
 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять