RU
Все новости

Александро-Свирское дело

Об этой истории тогда писали все ведущие русские газеты, ее ход обсуждали на своих заседаниях депутаты Госдумы, информация о ней дошла до самого государя императора, который прислал в село Александровка близ Юзовки высокую комиссию, чтобы она разобралась во всех подробностях. Эта скандальная история с продажей церковной земли стала известна в России как Александро-Свирское дело.

Первый православный храм на территории современного Донецка
Село Александровка на Щегловке, расположенное на границе с Червоногвардейским районом Макеевки, занимает особое место в истории современного Донецка. Именно это поселение было самым крупным центром общественной жизни в нашей местности еще задолго до появления в донецкой степи британского промышленника Джона Юза.
Именно здесь в то время, когда бывший зимовник запорожских казаков стал ранговой дачей поручика в отставке Евдокима Степановича Шидловского, «его тщением и усердием прихожан -крестьян-собственников» был возведен первый православный храм на территории будущего города Донецка - церковь во имя русского святого, преподобного Александра Свирского. Деревянный храм, построенный в 1793 году, был освящен 5 февраля 1794 года бахмутским протоиереем Петром Расевским. Согласно высочайше утвержденному 1 марта 1848 года штату в церкви служили священник, дьякон и пономарь.


Известно также, что при этой церкви в 1861 году была открыта и первая в наших краях церковно-приходская школа. Из сохранившихся в Госархиве Донецкой области формулярных ведомостей православных церквей Бахмутского уезда (Ф-69, оп. 1, д. 239) узнаем, что несколько лет безупречно учительствовал в этой школе штатный священник храма Павел Матвеевич Цветков.
Он был сыном священника. После окончания в 1844 году курса богословия в Тульской духовной семинарии с 1845 года начал службу в Екатеринославской епархии. Сначала служил в Николаевской церкви казенного села Селидовки, затем в 1846 году был переведен в Петропавловскую церковь села Солнцевки (в ней потом крестили всемирно известного композитора Сергея Прокофьева). 13 июня 1856 года этот священник начал свою службу в Александро-Свирской церкви в Александровке.


Павел Цветков пользовался непререкаемым авторитетом у своих прихожан и был на очень хорошем счету у епархиального начальства. Известно, что в 1858 году он был награжден бронзовым крестом на Владимирской ленте, а через год – бронзовой медалью на Андреевской ленте в память «минувшей Севастопольской войны». 30 сентября 1869 года ему было выдано «свидетельство быть законоучителем в Александровском народном училище».


Из других сведений об Александро-Свирской церкви имеется информация, что в ней особо чтимой святыней была Казанская икона Божией Матери.

Об Александро-Свирской церкви узнала вся Россия
Информация о дореволюционной истории этой церкви сохранилась в Справочных книгах Екатеринославской епархии. В справочнике за 1908 год говорится, что средняя часть церкви деревянная, приделы (дополнительный алтарь с престолом) каменные, престол один – во имя преподобного Александра Свирского. Прихожан церкви насчитывалось 828 мужчин и 791 женщина. При храме существовала церковно-приходская школа в селе Алексеевке.


У священника и псаломщика были дома. Надо отметить, что в семье 59-летнего псаломщика Петра Васильевича Радковского было девять детей. Священнослужители получали казенное жалование – 105 руб. 28 коп. Церковной земли пахотной насчитывалось 92 десятины, а неудобной – почти 42 десятины (ее сдавали в аренду семейству Юзов).


Буквально через год об Александро-Свирской церкви узнала вся Российская империя. Об этой истории тогда неоднократно писали все ведущие русские газеты. С содержанием этих заметок можно ознакомиться сегодня лишь в Санкт-Петербурге. Там в Российском государственном историческом архиве (РГИА) в фонде Горного департамента (Ф-37, оп. 74, д. 736) собраны газетные сообщения о продаже участка Александро-Свирской церкви. Но они далеко, поэтому в этой статье мы будем опираться на содержание газетных заметок из издания поближе – «Таганрогского вестника».

Скандальная продажа
Первые подробности этого скандала мы узнаем из «Таганрогского вестника» №112 за 1 мая 1909 года. На 3-й странице была напечатана заметка «О церковных делах в Таганроге», где рассуждали о непосильных налогах для местных церквей. Там со ссылкой на общероссийское издание «Новое время» сообщалось о «беспримерной, невероятной сделке (совершенной в ноябре 1908 года)».
«Продано дорогое, доходнейшее церковное имущество в вечное владение за 60 тыс. рублей, ценность которого по крайней мере в 2 млн. рублей. Так продана дача, принадлежавшая церкви села Александровки в нескольких верстах от Юзовки!» – сообщал «Таганрогский вестник». Тогда согласно действовавшему особому закону допускалась продажа пожертвованного церквям имущества только «ввиду несомненных выгод», какими в данном случае и не пахло.


Затем долгое время никаких подробностей по этому делу не было, шум поднялся только в 1910 году. Видимо, это произошло из-за уже многократно упоминавшегося в нашей рубрике «Истории Донбасса» одного из самых авторитетных людей Бахмутского и Мариупольского уездов, тогдашнего депутата Государственной думы Российской империи Петра Валерьевича Каменского. Дело в том, что он получил письмо от 125 прихожан Александро-Свирской церкви. В этом письме они рассказали ему о злоупотреблениях.


«Прихожане умоляли заступиться и раскрыть вопиющее беззаконие. У них отняли миллионное состояние, которое могло бы дать на долгие времена много благотворительных учреждений, несколько школ и т. д. Я поднял это дело с чистыми руками и взволнованным сердцем, которое болеет за попранные нужды и права обездоленных прихожан. Глубоко верю, что дело будет доведено до конца и новая церковная панама доведет ее творцов и вдохновителей в места для них более подобающие, чем те, которые они пока занимают», – такими высокопарными словами депутат Каменский рассказывал газетчикам подробности дела.
И началось официальное расследование, находившееся на контроле на самом верху, ведь информация об этом деле дошла до Николая II.

Подробности Александро-Свирского дела
С самого начала 1910 года газетчики следили за ходом этого дела во всех подробностях. 21 января 1910 года «Таганрогский вестник» сообщил следующую информацию: «14 января в соединенном заседании горного совета и совета министра торговли и промышленности под председательством товарища министра Д.П. Коновалова обсуждалось известное нашим читателям дело о злоупотреблениях по продаже за бесценок богатейших земель с залежами угля, принадлежавших Александро-Свирской церкви в Бахмутском уезде».


На этом заседании было решено привлечь к ответственности и отдать под прокурорский надзор маркшейдера Горного управления Юга России в Юзовке Владимира Григорьевича Сутулова, предварительно отстранив его от должности. Также в этой заметке сообщалось, что подробности этого дела будут обсуждаться на заседаниях Госдумы Российской империи.


7 февраля поступили новые сведения об этой сделке. «В Екатеринославе среди компрометирующих документов, захваченных властями при обыске у секретаря духовной консистории Орлова, оказались долговые обязательства на сумму в 55 тыс. рублей, выданные Орлову Волынским, купившим церковную землю Александро-Свирского прихода. Из Юзовки телеграфируют, что с арестованным в Екатеринославе маркшейдером Сутуловым по дороге в бахмутскую тюрьму случился удар. Найдено донесение маркшейдера в консисторию, рисующее в ложном свете ценность земли Александро-Свирской церкви», – писал «Таганрогский вестник». Там же сообщаются и более конкретные подробности начала этого скандального дела.
«20 июня 1908 года Сутуловым был поручен запрос Екатеринославской духовной консистории, в котором она просила сообщить свой отзыв о состоянии разрабатываемых недр участка земли, принадлежавшего Александро-Свирской церкви села Александровки Бахмутского уезда.


За две недели до запроса к Сутулову явился директор Николо-Михайловского общества Волынский, сообщивший, что им возобновлен арендный договор с консисторией еще на 12 лет – до 1920 года», – было написано в газетной заметке.
Затем становится известно, что статский советник Сутулов в ответе духовной консистории отметил, что лучший угольный пласт – Александровский – уже выработан и остались менее привлекательные: Корунд, Грязный и Беглый. Следствие пыталось доказать сговор лиц с целью наживы. Предстояло также выяснить, каким образом под участок, купленный за 60 тыс. руб., агроному Михаилу Давидовичу Волынскому удалось получить в Петербургском международном коммерческом банке ссуду на сумму около 1 млн. руб.


В середине февраля из Петербурга в Харьков был доставлен обвиняемый в подкупе Волынский, которого поместили в местную тюрьму. Следствие возглавил следователь Харьковского окружного суда по особо важным делам Н.К. Сушильников. Также по этому делу был арестован секретарь Екатеринославской духовной консистории Орлов, с члена консистории протоиерея Григоровича взяли подписку о невыезде. Маркшейдеру Сутулову, у которого от всех этих событий случился инсульт, доктора разрешили на время следствия находиться под домашним арестом.

Вторую экспертную оценку церковной земли проводили угольные светила
Для того чтобы выяснить, дешево или по правильной цене была отдана в аренду церковная земля, были привлечены самые высокие на тот момент эксперты – профессора Санкт-Петербургского и Екатеринославского горных институтов. Известно, что в электронном каталоге Российской государственной библиотеки в Москве значатся материалы «Объяснительной записки по делу о продаже Екатеринославской духовной консисторией агроному М.Д. Волынскому угольной земли (около 150 дес.), принадлежавшей причту Александро-Свирской церкви Бахмутского уезда Екатеринославской губ.».


Докладчиком по этому делу был профессор Екатеринославского горного института Александр Терпигорев. Экспертную комиссию Горного управления из российской столицы возглавил профессор Борис Бокий. Он лично спускался в Николо-Михайловскую шахту и проводил там измерения. В итоге комиссия не подтвердила мнение начальника горного отдела Новороссийского общества Збигнева Адамовича Негребецкого о неимоверных запасах угля, а также опровергла мнение горных инженеров Штедиса, Богоявленского и Сергеева о мизерности запасов.

Следствие было трудным
Следствие по Алексадро-Свирскому делу было нелегким. Его осложняло то, что эту информацию в своих целях старались использовать различные политические силы в России. Поэтому оно то замедлялось, то ускорялось. Доходило даже до прямых угроз. 

Так, в «Таганрогском вестнике» за 21 марта 1910 года было сообщено: «Инициатор запроса о продаже Александро-Свирской земли депутат П.В. Каменский получил «смертный приговор» от какой-то «лиги защиты народности и православия». Лига сообщает депутату, что он признан «врагом церкви и православия» и что приведение «приговора» в исполнение поручено двум членам лиги».


В ходе следствия и арестованный секретарь консистории Орлов, и агроном Волынский подавали прошения об освобождении их под залог из-под тюремной стражи (Волынский писал в своем прошении, что «в харьковской тюрьме поседел от горя»), но им в этих ходатайствах было отказано. В июне 1910 года по высочайшему распоряжению разобраться в нюансах этого нашумевшего дела приезжал в Екатеринослав и Юзовку генерал-адъютант Федор Дубасов. Ему здесь докладывал депутат Петр Каменский.


В конце концов было принято компромиссное решение, устроившее всех наверху. Николо-Михайловскому обществу под руководством агронома Волынского оставили права аренды церковной земли, правда, увеличив ее стоимость до 75 тыс. руб. в год. Теперь капитал причта оценивался в 121,3 тыс. руб. На эти деньги и был проведен капитальный ремонт Александро-Свирской церкви. В Справочной книге Екатеринославской епархии за 1913 год указано, что храм стал полностью каменным.
Александро-Свирское дело изменило судьбу священника этой церкви отца Антония (в миру Ореста) Игнатьевича Жижиленко (так его фамилию писали дореволюционные газеты, а в годы советской власти ее писали через букву «е»), служившего в этом храме с 1907 года.

Судьба священника Жижиленко оказалась трагической
Как рассказывал депутат Петр Каменский, ревизией екатеринославского епископа Иннокентия продажа признана правильной, а священник Жижиленко, указавший на неправильности, лишен прихода и священнодействия. В номере за 1 июня 1910 года «Таганрогский вестник» со ссылкой на корреспондента «Русского слова» сообщил о некоторых подробностях характера этого священнослужителя.


«Отец Жижиленко – пример фанатически верующего в правду пастыря, всю свою жизнь проведшего в тесном единении со своими прихожанами. Волынский, облюбовавший церковную землю, встретил упорное сопротивление со стороны отца Жижиленко. Все попытки Волынского «заинтересовать» отца Жижиленко были безуспешными. Тогда священника решили «устранить». В Екатеринославе был получен донос, будто отец Жижиленко грозил Волынскому помешать сделке, если не получит от него 40 тыс. рублей. В этом деле видную роль играл секретарь консистории, ныне арестованный Орлов.
Дело получило все-таки такой оборот, что отец Жижиленко был переведен в глухое село «за стремление извлечь для себя выгоду от продажи церковной земли». В декабрьские морозы отец Жижиленко был выселен с семьей из александро-свирского церковного дома. Веруя, что истина восторжествует, отец Жижиленко отказался ехать к месту своего нового служения и настаивал на своей правоте. Прихожане его поддерживали. Следствием всего это явилась теперь высылка отца Жижиленко из пределов Бахмутского уезда», – сообщал корреспондент «Русского слова».


А через несколько номеров было напечатано официальное распоряжение епархиального начальства относительно этого священника. Он был выведен за штат, при этом благочинный 3-го округа отец Матвеевский сделал ему следующее предупреждение: «Прошу вас в силу этого указа представить мне расписку с точным обозначением времени объявления указа и избрания вами постоянного места жительства. Вместе с этим вам предписывается немедленно выехать из села Александровки и избрать себе местом жительства один из приходов не Бахмутского уезда, причем предупреждаетесь, что если вы не исполните этого распоряжения в недельный срок, то будете запрещены в священнослужении».


В архиве областного управления Службы безопасности Украины имеется информация, что Жежеленко Орест Игнатьевич, 13.12.1879 г.р., родился в с. Алферово Екатеринославской губернии в семье псаломщика, проживал в городе Мариуполе, 19.09.1937 года был арестован органами НКВД. Проходил по делу мариупольских священников. Тройкой при УНКВД по Донецкой области был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян в марте 1938 года. В мае 1959 года был полностью реабилитирован.


В приморском городе до сих пор проживают потомки этого священника первой церкви на территории современного Донецка. Один из них – Почетный гражданин города Мариуполя, доктор технических наук, профессор, автор более 400 научных работ, с 1981 по 2003 год ректор Приазовского государственного технического университета, ныне почетный ректор этого университета Игорь Владимирович Жежеленко. Орест Игнатьевич приходится ему родным дедом по отцовской линии.
Игорь Владимирович рассказал «ДН», что когда Ореста Жежеленко арестовали, то его сын, талантливый музыкант и композитор Владимир Жежеленко (отец Игоря Владимировича), не отказался от своего отца и поэтому был отчислен из Харьковской консерватории.
Совсем недавно в Мариуполе был снят фильм о расстрелянных мариупольских священниках, в т.ч. и об Оресте Жежеленко. Художником Василием Нерушияном была написана православная икона в честь священников, пострадавших за православную веру.


В мае 1910 года был назначен новый священник Александро-Свирской церкви – Василий Иванович Вахнин, который и прослужил в этом православном храме до закрытия его советской властью в конце 20-х -начале 30-х годов прошлого столетия. После войны уцелела только часть храма. Эти стены и фундамент взорвали в период между 1955 и 1957 годами. До сих пор сохранились дома священника и диакона и развалины фундамента каменной Александро-Свирской церкви на улице Новочеркасской в Киевском районе Донецка.
 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять