RU
Все новости

Владислав Дворжецкий: нераскрытый талант

 

Об этом актере его коллеги и критики отзываются с горькой смесью восхищения и сожаления. Владислав Дворжецкий удивлял своей необычной внешностью и редким умением приковывать к себе внимание молчанием и богатой пластичной мимикой – бесценный дар для киноактера... Его слишком ранний уход из жизни не позволил раскрыться редким способностям в полной мере, но даже по немногочисленным киноработам можно судить о силе его дарования.

По стопам отца

Владислав Дворжецкий родился 26 апреля 1939 года в Омске в актерской семье. Его отец Вацлав Янович Дворжецкий был актером, а мать Таисия Владимировна – балериной. Родители Владислава познакомились в 1937 году в Омске, где Вацлав Янович отбывал 8 лет ссылки за «контрреволюционную деятельность».

Через три года после рождения Владислава его отца арестовали повторно. Таисия Владимировна подала на развод, но даже после распада семьи отец и сын продолжали общаться. Когда Вацлав Янович женился в третий раз на актрисе и режиссере Риве Яковлевне Левите, Владислав подружился с ней и стал называть «моя любимая мачеха».
Вскоре Вацлав Янович и Рива Яковлевна переехали в Саратов, где устроились на работу в местный драмтеатр. Вместе с ними переехал и Владислав.

Однажды, не предупредив домашних, он внезапно уехал и прислал письмо, в котором сообщал, что поступил в Омское военно-медицинское училище. Учеба в училище ему понравилась, свободное время юноша тратил на художественную самодеятельность. После окончания училища в июле 1959 года Владислав в чине старшего фельдшера полка был призван для прохождения дальнейшей воинской службы на остров Сахалин. И здесь все свободное время Дворжецкий посвящал организации любительских постановок и досуга сослуживцев.

После завершения срока службы Дворжецкий решил остаться на Курилах. Было похоже, что он не собирается повторять актерский путь своего отца. Он устроился работать заведующим аптекой, женился, у него родился сын Александр. Однако вскоре Владислав развелся с женой и вернулся в Омск к своей матери.

В Омске Владислав хотел поступить в мединститут, но не успел подать документы, и тогда мама посоветовала ему пойти учиться в только что открывшуюся студию при Омском детском театре. Так внезапно Владислав Дворжецкий в 26 лет вернулся в актерскую среду.

 

Кинематографичная внешность

В 1968 году в Омский детский театр приехала ассистент режиссера с «Мосфильма», которая искала актеров для съемок в фильме «Каждый вечер в одиннадцать». Она привезла в Москву фотографии Дворжецкого, но в фильм его не взяли.

Спустя несколько месяцев снимки Владислава Дворжецкого попали к режиссерам Алову и Наумову, которые приступали к съемкам фильма «Бег». Лицо актера им показалось очень интересным, и они вызвали Дворжецкого на пробы.

Владимир Наумов вспоминал: «Актером Владислав был, конечно, необыкновенным... Во Владике была своя выдающаяся ценность – он обладал магическим, каким-то особым мистическим свойством притягивать внимание к собственной персоне. Владик умел молчать на экране. А это очень трудно!

Я никогда не видел его на сцене, но думаю, что Владик – актер не для театра. Там очень многое он должен был потерять. Он абсолютно кинематографический актер, его нужно смотреть близко, в упор, лицо в лицо. Мельчайшие нюансы, движения век, глаз, как плотнее сжались губы, как вдруг пролегла глубокая морщина – этого ведь в театре не увидишь.

На мой взгляд, Владик прежде всего нес в себе мужское начало – оно в нем было ярко. Второе – в нем была порода. Военная косточка. Его тема – это тема очень сильного человека. Но во Владике существовал еще момент надломленности. Мне даже кажется, что он предчувствовал свой скорый уход из жизни».

Дворжецкий и предположить не мог, что ему дадут сыграть Хлудова, хотя втайне мечтал именно об этой роли. Он рассказывал о своей актерской задаче: «Каждая роль – кусок жизни. Я живу жизнью своих героев. Принимаю на себя их ошибки, их преступления. Пытаюсь как-то понять этого человека. Я не оправдывал палача Хлудова. Я пробовал объяснить логику драматурга: как человек попадает в такую ситуацию, как становился палачом, чем за это платит. В предложенном мне образе были изначальные сила, ум, энергия – человечески ценные качества. Я и хотел рассказать, как это все-таки не спасло моего героя от крушения».

Дебют в кино оказался необычайно ярким. Актер Михаил Ульянов рассказывал о работе с Дворжецким: «Владик попал в «Бег» совершенно случайно. Одна из ассистенток, перебирая фотографии актеров, просто споткнулась об его странные и огромные глаза, глаза-блюдца… Как известно, он был приглашен на маленькую роль из окружения Хлудова, а в результате был утвержден на самого Хлудова. Думаю, что выше «Бега» Влад ничего не сделал…

У Владика было совершенно поразительное лицо – лицо человека-марсианина... При том что внешне Владик был очень красив и необычен, актерски, на мой взгляд, он так и не успел дозреть, осознать свой потенциал, свои резервы и границы, изучить и понять себя как инструмент актерской игры. И безусловно, он вырос бы в крупного и серьезного актера, если бы не такая ранняя смерть. В нем была порода. Порода, так сказать, еще не раскрытая, еще не расцветшая. Увы, так и не расцветшая…»

«Солярис» и «Капитан Немо»

 

После съемок в «Беге» Владислава Дворжецкого пригласили сняться в роли вора-рецидивиста Карабанова в картине «Возвращение «Святого Луки» режиссера Анатолия Бобровского. Фильмы «Бег» и «Возвращение «Святого Луки» вышли на экраны СССР в 1971 году, имя Владислава Дворжецкого стало известно миллионам советских кинозрителей, а сам Владислав стал востребованным актером. В том же 1971 году Андрей Тарковский пригласил его на эпизодическую роль пилота Бертона в картину «Солярис».

Владислав Дворжецкий рассказывал: «Очень важными по смыслу в «Солярисе» становятся эпизоды пресс-конференции Бертона. Бертон, побывавший когда-то на далекой планете, ищет в нынешних людях, отправляющихся в далекие миры, человечности. А сам он человек-загадка. Да, когда-то Бертон в межпланетной экспедиции встретился со страшной и загадочной субстанцией – Океаном. С субстанцией, материализующей человеческую мысль. Мы видим на экране глаза молодого человека, в которых удивление, испуг перед Океаном. И видим потом измученные глаза старика, в которых раз и навсегда отразилось непознаваемое».

Странно-удивительная внешность Владислава Дворжецкого ассоциировалась с персонажами мистическими или с отъявленными злодеями, а вот сила таланта настолько притягивала к нему внимание зрителя, что Дворжецкому стали поручать положительные и героические роли. Его это расстраивало: положительные персонажи казались ему однобокими, и он старательно выискивал в этих ролях черточки, делавшие его героев более жизненными. Одной из таких ярких, неоднозначных и запомнившихся работ стала роль капитана Немо в одноименном фильме. После выхода этого фильма актер вновь взлетел на гребень всесоюзной популярности.

Ранний уход

Киноработы, полные личного трагизма, вообще не вязались с тем Владиславом Дворжецким, которого знали друзья и соседи по общежитию. Ректор Школы-студии МХАТа Анатолий Смелянский рассказывал: «В конце 60-х в тюзовском общежитии появился Владислав Дворжецкий. Он уже снимался у Алова и Наумова в «Беге». До чего же уютным оказался этот Хлудов из Омска с большими залысинами, молодым лицом и странными, косо посаженными огромными глазами, от которых нельзя было оторваться. Хлудов поселился в общаге в нашей комнатенке, починил проводку, стал вязать шапочки моей жене Татьяне и ее подругам и навсегда купил старообрядку-тещу разъяснениями того, как правильно вывязывать пройму».

Владислава Дворжецкого всю жизнь преследовало беденежье, поэтому он брался за любую работу, иногда соглашаясь сниматься даже в заведомо слабых картинах. За восемь лет он снялся в 17 фильмах.
В конце 1970-х годов жизнь Владислава начала налаживаться, он снова женился, его взяли в труппу Театра киноактера. Он купил квартиру и привез в Москву из Омска свою мать и старшего сына Александра. Но провести много времени в кругу близких Дворжецкому было не суждено. 29 декабря 1977 года на съемках в Ялте у него случился инфаркт, и актер встретил Новый год в больнице. Врачи обнаружили, что он перенес инфаркт дважды в течение месяца.

В феврале 1978 года врачи выписали Дворжецкого, рекомендовав полный покой. Однако сидеть дома и предаваться своему хобби – вязанию – он смог лишь полтора месяца. В апреле Дворжецкий вновь отправился в поездку по городам страны от Бюро кинопропаганды зарабатывать деньги себе и близким. Вместе с другом они поехали на автомобиле в Гомель, и на ночном шоссе случилась авария. Дворжецкий и его пассажир не пострадали.

Пережитый стресс дал о себе знать два дня спустя – 28 мая 1978 года Владислав Дворжецкий скончался в номере гомельской гостиницы от еще одного инфаркта...

 

Марина Белая

 





НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять