RU
Все новости

Как начиналась борьба за права инвалидов

В 70-х годах прошлого века стало очевидно, что КПСС и КГБ теряют контроль над общественными процессами. В это время создаются первые независимые профсоюзы, творческие объединения, правозащитные группы и т. д. Не контролируемые властью процессы затронули и наиболее бесправные социальные слои, в том числе и инвалидов.
На собственном опыте многие инвалиды убеждались в безразличии советского государства к интересам обездоленных. Наиболее инициативные из числа жалобщиков, отстаивающих свои личные интересы, приходили к пониманию единых для всех инвалидов задач и вступали в борьбу за общее дело.

Три главных правозащитника тех времен
Первая попытка создания независимого объединения инвалидов была предпринята в 1973 году. Ее инициатором стал художник из города Иваново, инвалид Василий Голубев. Он разработал программу общества и установил связи с инвалидами из нескольких городов. Однако КГБ не позволил завершить организацию независимого объединения. Под нажимом КГБ и связанных с органами работников собеса Голубев и его единомышленники отказались от своего замысла.
Следующая попытка оказалась успешнее. В мае 1978 года была сформирована Инициативная группа защиты прав инвалидов в СССР (ИГ). Ее создателями были Юрий Киселев из Москвы, Валерий Фефелов из Юрьева-Польского и Файзулла Хусаинов из Чистополя.
Юрий Киселев родился в 1932 году. В 1945 году он попал под трамвай и лишился обеих ног. Несмотря на увечье, он окончил Строгановское художественное училище. В борьбу за права инвалидов Киселев включился еще в 1956 году, когда было распущено объединение инвалидных артелей Всекоопинсоюз.
Тогда инвалиды Москвы провели демонстрацию протеста против роспуска Всекоопинсоюза. На Старую площадь к зданию ЦК КПСС выехали 30 человек в колясках. Власти не решились разгонять демонстрантов. С пятью делегатами от инвалидов чиновники из ЦК провели переговоры. Среди участников переговоров был и Юрий Киселев. Советские СМИ эту демонстрацию «не заметили».
Выступление инвалидов на Старой площади было первой несанкционированной демонстрацией граждан, выдвинувших социально-экономические требования, в послесталинском Советском Союзе.
Валерий Фефелов родился в 1949 году. Работая киномехаником, окончил вечернюю школу. В 1966 году стал электромонтером в Сельэнерго. Отработав всего восемь месяцев, при падении с опоры линии электропередач получил травму позвоночника и с тех пор передвигался в инвалидной коляске. Эту коляску Фефелов получил только после того, как написал заявление в Политбюро ЦК с отказом от советского гражданства. Отказ он мотивировал нарушением своих конституционных прав.
Файзулла Хусаинов родился в 1941 году. После окончания школы работал на Чистопольском часовом заводе. В 1969 году получил травму позвоночника и потерял возможность передвигаться.
Первая в СССР газета о правах инвалидов
Деятельность Инициативной группы с самого начала приобрела последовательную правозащитную направленность. Ее создатели понимали, что борьба за социально-экономические права инвалидов неотделима от борьбы за фундаментальные права человека в СССР. В 70-х годах правозащитное движение в стране, несмотря на репрессии, уже становилось силой, с которой властям приходилось считаться.
В Заявлении о создании ИГ ее участники так сформулировали свои задачи:
1. Сбор и распространение информации о положении инвалидов в СССР.
2. Вступление в ходатайства перед компетентными органами СССР об улучшении социального обеспечения инвалидов.
3. В случае отказа в удовлетворении наших ходатайств – обращения за помощью к мировой общественности.
4. Налаживание контактов с международными организациями по делам инвалидов.
Главной задачей Инициативной группы является содействие в создании Всесоюзного общества инвалидов, т. к. мы считаем, что в создавшемся положении только сами инвалиды могут отстаивать свои права, не передоверяя это никаким равнодушным опекунам типа Министерства социального обеспечения и т. п.
Своим главным оружием ИГ считала гласность. И для достижения гласности в мае 1978 года вышел первый номер самиздатского «Бюллетеня ИГ». Основными материалами, публиковавшимися на его страницах, были документы ИГ, в которых анализировались социальные проблемы инвалидов, высказывались предложения по решению этих проблем, выражался протест против нарушений прав человека в СССР. Были опубликованы следующие документы: «О положении инвалидов в СССР», «Политзаключенные инвалиды в СССР», «Общественный транспорт и инвалиды», «Отдых инвалидов в СССР» и многие другие.
Кроме того, «Бюллетень ИГ» печатал заявления в советские и международные инстанции, письма из разных городов страны, рассказывающие о специфичных для тоталитарного государства трудностях, с которыми сталкиваются советские инвалиды, и произволе партийно-государственных чиновников. В опубликованных материалах сравнивалось положение инвалидов в СССР и в демократических странах. От этого сравнения «светлый образ» развитого социализма заметно тускнел.
Номера «Бюллетеня ИГ» распространялись среди актива инвалидного движения, направлялись в правозащитные организации, в том числе и международные. Особое значение ИГ придавала созданию Всесоюзного общества инвалидов с нарушением двигательных функций (ВОИДФ).
Всесоюзные общества слепых (ВОС) и глухонемых (ВОГ) существовали с 1925 года (судьба этих обществ не была безоблачной. Вспомним, например, «дело глухонемых», сфабрикованное НКВД в 1937 году, по которому в Ленинграде были расстреляны 34 человека). Создать организацию инвалидов с нарушением двигательных функций по инициативе рядовых граждан власти не разрешали.


Мир узнал о проблемах советских инвалидов
ИГ занималась проблемами образования, профессионального обучения, трудоустройства, пенсионного обеспечения инвалидов, изучала положение в домах инвалидов, добивалась возможности для советских граждан участвовать в Международных инвалидных играх, рассматривала многие другие вопросы. Средства на решение социальных проблем ИГ предлагала получить за счет сокращения военных расходов.
ИГ сотрудничала с целым рядом независимых ассоциаций и движений. Среди них московская Хельсинкская группа, Свободное межпрофессиональное объединение трудящихся (СМОТ), феминистическое движение (пишущая машинка феминистки Натальи Вороновой была изъята КГБ при одном из обысков). Группа установила связи с Европейским обществом инвалидов и рядом других международных организаций. В 1979 году она была принята в международную Свободную инвалидную ассоциацию. Подготовленные ИГ материалы передавались в «Информационный бюллетень СМОТ», «Хронику текущих событий» (ХТС) и другие неподцензурные издания.
В 1981 году, объявленном ООН Годом инвалида, издательство Народно-трудового союза «Посев» выпустило сборник документов ИГ.
Правдивая информация о положении инвалидов в СССР подрывала усилия советской пропаганды, утверждавшей, что в Советском Союзе социальные и экономические права граждан полностью соблюдаются (значение политических прав пропаганда принижала). Благодаря усилиям ИГ зарубежная общественность узнала правду о нищете и бесправии советских инвалидов, узнала о том, что в СССР нарушаются не только политические и гражданские права, но и социально-экономические.


Преследование первых правозащитников
Реакцию КГБ на деятельность ИГ предсказать было нетрудно. Начались преследования членов ИГ и тех, кто с ней сотрудничал. У Юрия Киселева накануне Олимпиады в Москве снесли гараж. Весной 1981 года был сожжен его дом-мастерская в Планерском. В этом доме, прозванном многочисленными друзьями Юрия Киселевкой, часто останавливались диссиденты и участники неофициального культурного движения, приезжавшие в Крым. Виновников поджога милиция, конечно, «не нашла».
Преследования не остановили Юрия Киселева. После разгрома ХТС (1983 г.) он начал сотрудничать с подпольным бюллетенем «+», продолжившим дело «Хроники». В 1985 году он вступил в пацифистскую группу «За установление доверия между Востоком и Западом». С начала перестройки участвовал в открытом правозащитном движении. В 1991 году Юрий Киселев был одним из организаторов Ассоциации защиты инвалидов.
У Валерия Фефелова уже через три дня после объявления о создании ИГ под предлогом проведения ремонтных работ перед гаражом была вырыта яма, и он долгое время не мог выехать из дома. КГБ провел у него пять обысков. В апреле 1980 года по указу Президиума Верховного Совета СССР от 25 декабря 1972 года Валерий Фефелов был предупрежден об ответственности за антисоветскую деятельность (любопытно, что текст этого указа до сих пор не обнародован). Его жену, медсестру Ольгу Зайцеву, также входившую в ИГ, шантажировали сотрудники КГБ. Помимо «кнута» (угрозы увольнения с работы, лишения материнства и т. д.) КГБ прибегал и к «прянику» – обещанию выделить новую квартиру в обмен на прекращение правозащитной деятельности.
В мае 1982 года во время очередного обыска Фефелов отказался отдать сотрудникам КГБ пишущую машинку. Машинку отняли у него силой. Тогда же против Валерия Фефелова было возбуждено дело по ст. 191 УК РСФСР (сопротивление представителю власти). Под угрозой ареста Фефелов с супругой в октябре 1982 года эмигрировали. В эмиграции Валерий Фефелов продолжил активную деятельность. Он сотрудничал с правозащитными организациями, участвовал в международных конференциях, посвященных правам человека.
Подвергались репрессиям и те, кто формально не входил в ИГ, но оказывал ей поддержку. Так, инвалид детства Николай Павлов из Белгородской области, в 70-х годах уже отсидевший срок по политическому обвинению, в 1981 году был снова арестован и приговорен к пяти годам лагерей по ст. 70 УК (антисоветская агитация и пропаганда).
Инвалид ВОВ из Новосибирска Василий Первушин, подписавший ряд документов ИГ, в 1983 году был арестован и направлен на принудительное «лечение» в спецпсихбольницу в Алма-Ату. В годы сталинского правления в отличие от тысяч других инвалидов войны Первушин избежал насильственного выдворения на остров Валаам, но в психбольницы из-за политических убеждений его помещали неоднократно. Окончательно Василия Первушина освободили в январе 1988 года.
Преследования активистов движения за права инвалидов были частью репрессивной политики правящего режима, ужесточившейся в начале 80-х годов. Подавляя оппозицию, власти надеялись избежать опасных для себя политических последствий общего кризиса коммунистической системы. Но репрессиями спасти эту систему было уже невозможно.
Коммунистический режим рухнул, так и не выполнив своих обещаний облагодетельствовать советский народ. Доверявшие коммунистической пропаганде остались без ее наркотических инъекций и болезненно пережили встречу с неприукрашенной действительностью.

Евгений Гайворонский

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять