RU
Все новости

Вадим Кравец – романтик с душой спортсмена

22 мая опера Рихарда Вагнера «Летучий Голландец» появилась на сцене «Донбасс Оперы» в седьмой раз. Заглавную партию исполнил лауреат международных конкурсов Вадим Кравец, солист Мариинского театра (г. Санкт-Петербург). Перед выступлением он дал эксклюзивное интервью «Донецким новостям».

«В оперном жанре есть элемент спорта»
- Вадим, расскажите немного о своей семье.
- Я родился и вырос в Санкт-Петербурге. Мои родители – инженеры и никакого отношения к музыке не имеют. Только дед мой пел, правда, на любительском уровне. Но у него был хороший голос.
Учился я в Санкт-Петербургской консерватории. Мой педагог – замечательный певец, великолепный артист и прекрасный учитель, народный артист России Константин Ильич Плужников (тенор).
- С чего началась ваша музыкальная карьера?
- С музыкальной школы. Правда, я ее так и не закончил. Вернее, всего было три музыкальные школы, в которые я поступал, меня с удовольствием принимали, но ни одну из них я так и не закончил.
Мама настаивала на музыкальном образовании, но я уклонялся как мог. А сейчас хочу сказать маме огромное спасибо за ее терпение и мудрость. Меня к музыке тянуло все время. Поэтому уже в более зрелом возрасте я принял решение получить профессиональное музыкальное образование и найти себя в музыке.
- Вы помните, когда именно захотели стать оперным певцом?
- Если честно, то до того момента, как я начал учиться в консерватории, я не был поклонником оперы. Само пение мне тогда казалось каким-то неестественным, деланным. Но потом, когда я окунулся в это, я понял и осознал, что уже и не представляю свою жизнь без оперы.
- А что для вас стало переломным моментом: какой-то спектакль или образ?
- Это как аппетит, который приходит во время еды. Когда я начал учиться, я стал проникаться музыкой, вникать в суть каждого произведения, каждого образа, и неожиданно для меня
самого мне стало это интересно со всех точек зрения. Это, я бы даже сказал, полуспортивный интерес.
В оперном жанре есть элемент спорта. Я имею в виду вокальную технику: нужно допеть, нужно выдержать, нужно овладеть... В этих моментах оперного ремесла определенно есть что-то от спорта.

Донецкая концепция пришлась по душе
- Вадим, по окончании Санкт-Петербургской консерватории вы сразу же попали в Мариинский театр? Какими были ваши впечатления?
-Уже под конец обучения я пришел в Академию молодых певцов при Ма-риинском театре, а потом меня взяли в труппу. Что касается впечатлений, то, впервые придя в Мариинский театр, я понял, что еще очень мало знаю и еще многому предстоит научиться.
Сейчас, оглядываясь назад, я могу сказать, что пришел рановато. Радость была огромной, но преждевременной, поскольку в театр надо приходить, уже
будучи профессионалом, иначе в его пучине можно утонуть, как котенок.
- В какой партии вы дебютировали на сцене Мариинского театра?
- Это была партия Садовника в опере «Свадьба Фигаро» Моцарта. Я очень переживал, чтобы вовремя вступить и не забыть слова, поэтому все время повторял про себя текст, боялся разойтись с оркестром.
- Кто для вас Летучий Голландец? Как вы понимаете этот образ?
- Летучий Голландец – это такой классический романтический персонаж с тоской по идеальному. Вагнер все это видел сквозь призму общественных отношений. Буржуазному обществу свойственны эгоизм, корысть. А разбудить в человеке истинное, правильное начало способна только любовь, всепоглощающая и настоящая. Летучий Голландец – мятущийся персонаж, и это заложено в музыке. Он «лишний человек», как Онегин, Печорин.
- Понятна и близка ли вам режиссерская концепция спектакля на сцене нашего театра?
- Концепция мне абсолютно понятна.
Она даже более правильная, потому что Голландец-это мифический персонаж: он вроде бы и человек, но на самом деле не человек, потому что живет вечно. А Зента более земная. Поэтому через призму ее переживаний, ее фантазий зритель воспринимает образ Голландца и все то, что происходит на сцене. Это абсолютно логично.
- Каковы ваши впечатления от репетиций?
- Я прекрасно себя чувствую на сцене. Мне очень понравился как сам театр, так и коллектив, и город в целом.
- А где вам еще приходилось исполнять партию Голландца?
- На сцене Мариинского театра. Недавно исполнил ее на сцене оперного театра в Улан-Удэ. Там очень статичная постановка, ближе к классике.
- Какой момент спектакля вы считаете наиболее драматичным, кульминационным?
- Наиболее напряженный момент спектакля – дуэт с Зентой. Это настоящий накал страстей, особенно конец дуэта. Там важно себя контролировать на все сто процентов, потому что кроме образа, самовыражения необходимо передать все вокальные тонкости, нюансы.
«Многие хорошие певцы не могут петь немецкую музыку из-за ее специфичности»
- Насколько вам в целом близка музыка Вагнера? В чем для вас состоит ее особенность?
- В музыке Вагнера очень важен язык. Очень важно хорошее, яркое слово. Это важно для немецкой музыки в принципе и, может быть, не так важно для итальянской, где упор делается на красоту голоса.
Я знаю, что многие хорошие певцы не могут петь немецкую музыку из-за ее специфичности. На Западе частоте исполнители, которые поют немецкую музыку, только ее и поют. И это правильно. В каждой музыке есть своя направленность, своя специфика. Певец знает ее, он на это нацелен, поэтому он делает свою работу хорошо.
- С какими трудностями сталкивается вагнеровскии исполнитель, на ваш взгляд?
- Прежде всего в музыке Вагнера нельзя форсировать, иначе ты просто, что называется, связки выплюнешь. Нужно уметь грамотно и экономно петь. И в то же время нужно петь ярко, потому что вагнеровскии оркестр очень мощный.
- Над какими партиями вы сейчас работаете?
- В данный момент я усиленно учу партию Мефистофеля в «Фаусте» Гуно в постановке Ростовского музыкального театра.
- Какую партию мечтаете исполнить?
- Если бы мне задали этот вопрос лет пять назад, я, может быть, на него и ответил бы. Сейчас я не могу выделить какую-то определенную партию. Когда я начинаю над чем-то работать, я в это полностью погружаюсь, влюбляюсь в это. В данный момент, признаться честно, самая любимая моя партия – Летучий Голландец.
- Кто для вас является оперным кумиром?
- Я очень боюсь этого, потому что какое-либо подражание всегда опасно. Хотя когда ты только учишься петь, то момент подражания необходим. Но потом, когда ты овладел этим ремеслом, надо находить себя, чтобы не быть просто чьей-то копией. Очень важно вживаться в образ и привносить в него какую-то часть себя, а не пытаться кого-то скопировать. Хотя попробуйте, к примеру, скопировать Карузо. Это вряд ли получится.
Зачастую получается так, что люди копируют недостатки, а не достоинства. Вот что интересно: целое поколение басов, как мне кажется, копировало Шаляпина. Это очень слышно и не всегда хорошо. Поэтому нужно всегда искать и находить себя.
Теперь возможность увидеть уникальную постановку будет у жителей Киева, Львова и Одессы: в сентябре театр ждут всеукраинские гастроли, которые пройдут при поддержке немецкого посольства. Генеральным партнером гастролей выступит компания СКМ.

Беседовали Римма Веремейко, Ольга Меркулова

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять