RU
Все новости

Иннокентий Смоктуновский: гений в чистом виде

Актерский талант достаточно многогранен: кому-то удаются комедийные роли, кто-то органично смотрится в глубоких драматических образах, есть универсалы, сочетающие различные амплуа. Но при всем богатстве выбора только немногие артисты видятся как абсолютные гении. Один из них – Иннокентий Смоктуновский.

Трудные годы

Иннокентий Смоктуновский родился в селе Татьяновке Красноярского края в семье крестьянина. Его прадед был белорусом, носил фамилию Смоктунович и в Сибирь был сослан за то, что убил зубра. В 1929 году семья Смоктуновичей, спасаясь от голода, отправились в Красноярск.
Отец Иннокентия работал грузчиком. Мать трудилась на колбасной фабрике, тайком таскала кости, из которых варили бульон – это поддерживало семью. Однако в 1932 году голод обострился, мать потеряла работу и была вынуждена отдать двоих сыновей – Кешу и Володю – на воспитание бездетной тетке, родной сестре отца, оставив у себя лишь младшего – Аркашу.
В 14 лет Кеша впервые попал в театр и был очарован волшебной, как ему казалось, атмосферой заурядного заведения культуры. Он даже записался в школьный драмкружок, но вскоре ему пришлось оставить школу и пойти учиться сперва на фельдшера, потом на киномеханика. А затем началась война...
Отец ушел на фронт и вскоре погиб. На Иннокентия легла забота о содержании семьи, ведь у матери уже было шестеро детей. В 1943 году он и сам попал на фронт, причем в самое пекло – на Курскую дугу. Затем ему довелось участвовать в форсировании Днепра, освобождении Киева.
В одном из боев под Житомиром Иннокентий был захвачен в плен. Спустя месяц, когда его уже гнали в Германию, он бежал. Месяц беглец скитался по лесам, затем его приютила украинская семья. Дружеские отношения со своими спасителями Смоктуновский поддерживал до конца своих дней.
Еще через месяц он ушел в партизанский отряд. Войну закончил в звании старшего сержанта, командира отделения автоматчиков 641-го Гвардейского стрелкового полка 75-й Гвардейской дивизии в немецком городке Гревесмюлене.
Удивительно, что за все время войны Смоктуновский ни разу не был даже ранен. Когда он вернулся в родной Красноярск, немедленно выяснилось, что он, бывший военнопленный, неблагонадежен и не может проживать в 39 городах страны.
Юношу тогда настолько запугали в органах, что он отправился в Норильск, посчитав, что дальше уже не зашлют в любом случае... Заодно он сменил и «подозрительную» фамилию Смоктунович, из-за которой его принимали за еврея, на более благозвучную – Смоктуновский.

Провинциальный самородок

В Норильске Смоктуновский устроился в труппу Второго Заполярного театра драмы и музыкальной комедии. У него уже был опыт работы в эпизодических ролях в Красноярском театре. Но именно в Норильске заметили его талант и стали давать роли одну за другой. Здесь же Смоктуновский прошел прекрасную профессиональную школу, поскольку в театре работали бывшие заключенные актеры театров ГУЛАГа.
Такое созвездие талантов раньше можно было встретить только в Малом театре и во МХАТе: Жженов, Юровская, Лукьянов и другие. Особенно сдружился Иннокентий с Георгием Жженовым, который убедил Смоктуновского в том, что ему нужно выбираться из провинции, и даже написал ему рекомендательное письмо к Аркадию Райкину.
После смерти Сталина к бывшим военнопленным стали относиться помягче, но все равно Смоктуновский не рискнул ехать в Ленинград, а отправился в Махачкалу поправлять здоровье после сурового Норильска. Здесь он познакомился с актрисой Риммой Марковой. Она вспоминает: «В местном театре я его первый раз и увидела. И тут же загорелась идеей перевезти его в Москву. Я же понимала, какой это актер».
Римма Маркова говорила Софье Гиацинтовой: «Если возьмете его, можете смело полтеатра выкинуть». Пока строились смелые планы о переброске юного самородка в столицу, Смоктуновский уехал... в Сталинград, женившись на актрисе Римме Быковой.
В Сталинграде Смоктуновский быстро завоевал популярность. Особенно удавались ему сатирические роли. Однако он не ужился с режиссером, а вскоре устроил форменную драку с актером, которым увлеклась его жена, и со скандалом покинул театр, город и супругу.
Так Смоктуновский оказался в Москве, которая приняла провинциального самородка прохладно. Ни в один театр его не взяли, как ни старалась Римма Маркова. Он жил у друзей, работал на разовых выходах в ролях без слов в Театре Ленинского комсомола.
Но этот бедственный период подарил Иннокентию любовь всей его жизни. Он познакомился с девушкой, работавшей в костюмерной театра. Впоследствии Саломея стала его женой, верной спутницей на протяжении 40 лет, матерью его двоих детей.
Поворотом в судьбе Смоктуновкого стало его знакомство с режиссером Таубергом, который впоследствии вспоминал: «Как-то рассказал я Пырьеву: живет в Москве диковатый провинциальный актер, говорят, талантлив, ни угла, ни театра, ни маячащей роли в массовке. По амплуа – нечто вроде неврастеника». Пырьев брезгливо отмахнулся: «До чего же я этих неврастеников не терплю! Какой же он талант, если в Театре киноактера не состоит? Там все – таланты, сверхталанты! Пусть хоть один без таланта будет, неврастеник...» И Смоктуновский оказался в Театре-студии киноактера, а вскоре и на киноэкране.

Признание
Впервые Иннокентий Смоктуновский снялся в эпизоде в фильме «Убийство на улице Данте». Сильно нервничал, был зажат, злил всех, кроме режиссера Михаила Ромма, который неожиданно предрек, что «бездарный провинциал» себя еще покажет... В том же 1956 году Смоктуновский сыграл лейтенанта Фарбера в «Солдатах».
Когда этот фильм увидел режиссер Ленинградского Большого драматического театра Георгий Товстоногов, он никак не мог отделаться от впечатления, что у этого молодого актера глаза князя Мышкина. И... пригласил Смоктуновского в спектакль «Идиот».
Спектакль, состоявшийся 31 декабря 1957 года, имел невероятный успех. Римма Маркова вспоминает: «Какая это была высота! У меня от восторга аж зубы зудели, такое потрясение было».
Период с 1960 по 1966 год был самым плодотворным в биографии Иннокентия Михайловича. Вышло большое количество фильмов с его участием. Многие из них были отмечены различными наградами, а сам актер приобрел мировую известность.
Немалую роль в этом сыграл фильм Григория Козинцева «Гамлет» (1964 г.). На международных фестивалях «Гамлет» удостаивался высоких призов, в Англии был назван лучшим иностранным фильмом, а Смоктуновский – лучшим иностранным актером года. Английские зрители отмечали, что советский «Гамлет» более современный, чем даже «Гамлет» Лоуренса Оливье.
После таких высот было бы странно предлагать Смоктуновскому роль благородного жулика Юрия Деточкина, но Эльдар Рязанов, задумав снимать «Берегись автомобиля», все же рискнул. Смоктуновский вполне ожидаемо отказался. Тогда Рязанов поехал к нему на дачу и там уговаривал до тех пор, пока Смоктуновский не выдал ему расписку, что согласен играть и от слов своих не откажется. Впрочем, говорят, что решающим аргументом стали... водительские права, которые Рязанов посулил оформить для актера без всяких проволочек и экзаменов. Деточкин настолько полюбился зрителям, что Смоктуновский в очередной раз стал самым популярным актером года.
Достигнув вершин актерского мастерства, Иннокентий Смоктуновский уже не снижал планку. Даже если он долго не снимался, его возвращение на экраны было таким же триумфальным, как если бы он кропотливо трудился над успехом, пропадая на съемочной площадке изо дня в день. Для него не имело значения, главная роль или эпизод, полнометражная картина или телефильм. Он везде был заметен благодаря особому дару «вырастать» из текста пьесы или сценария. К середине 90-х в послужном списке актера было уже более 80 ролей в кино и на телеэкране и свыше 50 – в театре.
До конца своей жизни Смоктуновский снимался в кино и играл в театре. Умер он 3 августа 1994 года в подмосковном санатории, где лечился после инфаркта, и стал первым российским актером, которого в последний путь провожали овацией. В России в то время такое прощание еще не было принято, многих оно поразило, кого-то даже шокировало, другие же приняли как должное то, что уникального актера и провожают не так, как всех.
...В Смоктуновском, по свидетельству коллег, странным образом уживались скромность, застенчивость и неоспоримая уверенность в собственной гениальности. Елена Кореневская рассказывает: «Странно, что и сам Смоктуновский при всей своей незвездности и безусловной скромности тоже своим тихим голосом признавал, что он – гений. И говорил это, смущенно опуская глаза, как будто стеснялся, но не мог не отметить очевидного факта.
И когда наша соседка Алла Демидова спросила его, кого из современных актеров он ставит себе вровень, Иннокентий Михайлович тихо ответил: «Никого». А сидя в самолете рядом с Олегом Ефремовым, он вдруг сказал: «Олег, а ведь я – космический актер». И не было в этом никакого хвастовства, просто констатация факта».
И по сей день критики признают: великих актеров в России было много, но Иннокентий Смоктуновский – единственный...

Марина Белая

 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять