RU
Все новости

Загадочная душа украинской экономики

В Украине статистические данные способны ввести в глубокий ступор любого импортного лауреата Нобелевской премии по экономике. Если, конечно, ему не озвучили нашу главную отечественную мудрость: «Есть ложь, есть наглая ложь и есть просто статистика».
Подноготная официальной статистики
Впервые с ребусами украинской официальной статистики автор всерьез столкнулся в начале далекого 2003 года. Время было тяжелое. В отечественной угольной отрасли бушевал кризис, вызванный падением добычи угля. Так, в 2002 году весь украинский углепром добыл 81,85 млн. т угля, уронив объемы его добычи на 1,5%.
Правительством это было воспринято очень серьезно. В Украине был образован Координационный комитет по вопросам урегулирования кризисных ситуаций в угольной промышленности, а Минтопэнерго во главе с тогдашним топливным министром Сергеем Ермиловым начало антикризисную программу, призванную остановить падение добычи угля и любой ценой удержать ее в 2003 году на уровне 80-81 млн. т. Решение проблемы тогдашний угольный министр видел в реструктуризации угольных предприятий и образовании из этих «ломтей» крупных и мощных интегрированных компаний.
Все это воспринималось логично до тех пор, пока автору (чисто случайно, ей-Богу) не попался в руки другой документ. Из него следовало, что план по добыче угля в 2002 году украинский углепром выполнил на… 102,3%! Уточнение показало, что никакой ошибки нет. Горняки действительно в 2002 году перевыполнили план добычи.
Добавление второй цифры к первой кардинально меняло всю картину. Получалось, что это как раз Минтопэнерго запланировало падение добычи угля в 2002 году на целых 3,8%, а угольные предприятия в трудовом порыве чуть не испортили всю малину, перевыполнив план на 2,3%. Впрочем, и оставшегося падения добычи в 1,5% хватило министерству, чтобы начать желанную (и видимо, заранее запланированную) реформу отрасли.
Именно в этот момент автор ясно понял, как глубоко прав был Будда, сказавший, что все совсем не так, как кажется. Главный вывод был прост: для получения более или менее ясной картины происходящего официальные цифры стоит хотя бы иногда сопоставлять. Как показало будущее, из такого сопоставления почти всегда получается масса интересного и даже очень смешного. Не верите? Тогда смотрите.
Особенности украинских продаж
Вы, конечно, помните про отрицательную инфляцию (читай: снижение цен)? Любой вменяемый экономист вам скажет, что это надежный признак того, что спрос на товары и как следствие их реализация как минимум остались на прежнем уровне, но на практике, скорее всего, снизились.
А сейчас – шпагат для мозга. По официальной статистике, за январь-август 2012 года розничные продажи выросли на 16%! Очевидно, что при таком росте продаж инфляция никак не может составлять минус 0,3%. Это физически невозможно.
Чтобы это понять, представим себе очень простую ситуацию. Кто-то торгует на рынке, к примеру, мясом. Его мясо идет нарасхват (рост продаж – 16%). В этот момент он принимает решение… снизить цены (дефляция на продукты питания – 2,5%). Кто-нибудь может себе такое представить? А согласно нашей официальной статистике такое в Украине происходит повсеместно и уже как минимум 8 месяцев.
Чтобы разрешить спор между ростом продаж и падением инфляции, можем попытаться привлечь к диалогу еще один показатель. Он довольно сильно коррелирует с инфляцией и называется просто и незатейливо: ставки по банковским депозитам. Базовые учебники по экономике в один голос говорят, что инфляция должна быть ниже ставок по банковским депозитам в идеале на 1-2%. На практике отрыв ставок по депозитам от инфляции может составлять 3-5%. Такая разница свидетельствует об определенных перекосах в экономике и финансовой политике, но тем не менее.
Жизнь повсеместно подтверждает этот тезис. К примеру, разница между ставками по депозитам и инфляцией в США и странах еврозоны легко вписывается в теорию. А ситуация, к примеру, в России, где средние ставки по депозитам в их рублях чуть более 10% годовых, а официальная инфляция – чуть более 5%, укладывается в раздел «а на практике». В этом смысле ситуацию в Украине можно отнести только в раздел «фэнтези».
Как раз в тот момент, когда я задумался о глубоком и замысловатом выводе из всего этого украинского экономического кроссворда, в дверном проеме показалась подружка. «У нас закончились яйца, и я купила два десятка по 8,35», – сообщила она. «Что-то дорого», – сказал я. «Ну ты даешь! Сейчас же не лето, когда они были по 3,80. Октябрь на дворе», – сказала она и вышла. Я снова взглянул на официальную статистику. Ту самую, где цены на продукты питания в этом году упали на 2,5%. И кажется, что-то начал понимать…

Михаил Попов
 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять