RU
Все новости

В Харькове сохранили раннюю историю Донецка

Их собирали на протяжении многих десятилетий, сохранив в целости даже в суровые годы Гражданской и Великой Отечественной войны. Однако, к сожалению, об этих бумагах очень мало знают сегодня донецкие профессиональные историки. А ведь там имеются по-настоящему уникальные документы, рассказывающие о зарождении горнорудной промышленности в Донбассе, о самых первых моментах образования будущего города Донецка

 
И в Питер ехать не надо
Сегодня большинство профессиональных историков Донецкой области говорит, что сохранившихся документов, рассказывающих о зарождении столицы Донбасса, практически не осталось. Действительно, в том же областном архиве материалов раннего юзовского периода имеется в наличии совсем немного. Такому положению есть много объяснений, среди которых и революция, Гражданская война, Вторая мировая война и даже то обстоятельство, что из-за дефицита писчей бумаги в 20-е годы прошлого столетия властные структуры на территории нашего региона писали свои распоряжения на обороте тех, ценных в историческом смысле, дореволюционных документов.
 
Поэтому сегодня от наших дипломированных историков можно услышать высказывания, что дескать, если хотите узнать о раннем периоде образования Донецка, то для этого необходимо ехать в архивы российского Санкт-Петербурга. В принципе такое утверждение правдиво, но лишь относительно. Оказывается не только в архивах второй российской столицы сохранились документы, имеющих историческую ценность для Донбасса – они также имеются значительно ближе. Например, в Харькове.
 

Благодаря ответственности горных инженеров Носовых и профессиональной преданности библиотекарей
Есть во второй столице Украины Национальный технический университет «Харьковский политехнический институт» – старейший технический вуз правобережной Украины. Он ведет свою историю с 1885 года, когда здесь был построен Технологический институт. Как у всякого солидного высшего учебного заведения, в нем имеется научно-техническая библиотека. Именно здесь и сохранились уникальные документы, касающиеся ранней истории Донецка.
 
С любезного разрешения директора библиотеки Ларисы Семененко и заведующей сектором редких и ценных изданий НТБ НТУ «ХПИ» Галины Павловой корреспонденту «ДН», специально для этих целей приехавшего на один день в Харьков, удалось ознакомиться, наверное, лишь с 1% от имеющихся там раритетов.
Основу их составляют 5 объемных связок официальных бумаг из архива горных инженеров братьев Носовых. Эти два специалиста очень многое сделали для развития горной промышленности в Донбассе.
 
Старший брат – Анемподист Алексеевич Носов (1830-1892) после окончания Императорского горного института был направлен на службу в Луганский горный округ. Был смотрителем рудника, проводил разведку железных руд и каменного угля на Юге России, геологические исследования на Сахалине, на Алтае. В 1864-1870 гг. – начальник партии, проводившей изучение западной части Донбасса с составлением геологической карты. С 1871 г. – окружной инженер 1-го горного округа западной части Донбасса. Его младший брат, горный инженер Александр Носов (1834-1879), также проходивший службу после окончания Горного института в Луганском горном округе, а с 1871 – окружным инженером 2-го горного округа западной части Донецкого бассейна.
Это были настоящие профессионалы своего дела. Они скурпулезно собирали всю документацю, касающуюся горного дела на Юге России. Есть там и карты угольных пластов 1857 года, официальные договора, описания каменноугольных рудников, описание качества угля и руд и т. д. Много документов касается особенно нам интересного раннего юзовского периода.
 
Судите сами (приведены названия документов, которые успел автор статьи лишь бегло просмотреть в течении своего пребывания в Харькове):
1. Воронцов, М. С. Об арендном содержании и полном распоряжении каменноугольных копей на 23 года, с 1850 до 1872 гг. : договор между кн. М. С. Воронцовым и нахичиваньским купцом 1-й гильдии Х. И. Ивановым от 25 апр. 1850 г. : копия – [Б.м. : Б.и.], 1850. – 12 с.
2. Ливен, П. И. Контракт [об исключительном праве добычи каменного угля и руды Джоном Юзом на принадлежащих землях кн. Ливена от декабря 1868 г. : действует с 1 янв. 1869 по 1899 гг., с последующим возобновлением в 1929 г.] : копия / П. И. Ливен, Д. Юз. – [Б.м. : Б.и.], 1868. – 10 с.
3. Ливен, П. И. Договор [на продажу 500 десятин земель в имении Александровка кн. Ливена Джону Юзу, по его выбору.] от 18 дек. 1868 г : копия – [Б.м. : Б.и.]. – 2 с.
4. Юз, Д. О ходе строительства железоделательного завода и работе каменноугольных разработок : рапорт Его Императорскому Величеству кн. Константину Николаевичу : копия – [Б.м. : Б.и.], 1870. – 6 с.
  1. Мещерин Н. Ф. Вопросы, касающиеся завода Новороссийского общества каменноугольного и железного производств [завода Юза] и выясненные на основании сведений, собранных во время обозрения оного/ – 1871, 15 марта. – 74с.
Правда же уникальные документы? Да это только указана малая их часть. В фондах библиотеки НТБ НТУ «ХПИ» есть там и фотоальбом, подаренный Носову-старшему, в котором хранятся уникальные снимки металлургического завода Новороссийского общества (ныне ДМЗ) за 1872 и 1874 годы, т. е. в первые годы его образования. Сделаны они известным тогда фотографом Михаилом Мишоном из Славянска (его сын потом стал известным фотографом в Баку и фактически основателем азербайджанского кинематографа). На этих фото запечатлены Торговая заводская площадь; виды доменного, железоделательного и рельсового цехов, часть проволочно-канатной дороги и каменноугольная шахта НРО в донецкой степи. Все это историческое наследие сберегли и сохранили несколько поколений библиотекарей данного вуза.
 
Но, как оказалось, что указанными уникальными документами очень мало интересуются профессиональные историки из Донецкой области. «К архиву братьев Носовых проявляют живой интерес из России, Франции и других стран Европы и Америки. Обидно, что из Донбасса, края для которого эти горные инженеры сделали очень многое, заинтересованности в документах нет», – с горечью отметила в беседе с корреспондентом «ДН» Галина Павлова. «Мы готовы оказать содействие научным работникам, представителям органов власти из Донецкой области в изучении этих исторических документов», – заявила директор библиотеки Лариса Семененко.
Материала там хватит на несколько научных диссертаций и анализ этих документов, наверняка, позволит логически объяснить и значительно восполнить те пробелы, которые сейчас имеются в истории Донбасса.
 
И справедливо будет, чтобы за этот труд библиотека получила бы помощь от Донбасса. Думаю, что библиотекари от нее не откажутся, учитывая сегодняшнее финансовое и материальное состояние подобных учреждений. А далее в этой статье мы приведем содержание лишь трех документов, имеющих отношение к Донбассу.
 

Первооткрывателем макеевского угля является Яков Древицкий
Да, именно тот якобы неграмотный бывший пастух помещицы Чеботаревой, который согласно текста первой краеведческой книги о Донецке Ильи Гонимова «Старая Юзовка», впоследствии и указал Джону Юзу место под строительство металлургического завода и показал расположение угольных пластов для шахт Новороссийского общества. Будущий крупный горнопромышленник и меценат, попечитель школ и строитель церквей, Яков Иванович Древицкий, оказывается, причастный и к возникновению каменноугольных шахт Макеевского рудника есаула Ивана Григорьевича Иловайского в Области Войска Донского. Это мы теперь можем узнать из сохранившегося в библиотеке Харкьковского Национального технического университета подробного описания данного рудника после осмотра его горным инженером Носовым 6 марта 1871 года.
 
«Рудник находится в Миусском округе Области Войска Донского на левой стороне речки Калиновой селения Макеевки владельца одного из богатейших донецких помещиков Ивана Иловайского», – читаем в документе. Дальше идет информация о создании рудника. «Месторасположение было первоначально открыто по обналичиванию в балках Калиновой замечательным крестьянином селения Ивановского (господина Рутченково), оно же — Григорьевки, – Яковом Деревицким, который провел шурф. За которым впоследствии, по поручению владельца, было заложено несколько небольших шахт глубиной в 17 сажен... Наконец, в 1869 году штрейгер Абрам Воробьев из Лисичанского завода, поступивший на службу к господину Иловайскому, провел более глубокие шахты, пройденные от 20 до 27 аршин...», – говорится в описании предприятия. В то время рудничные устройства были еще недостроены. Суточная добыча угля составляла от 50 тыс. до 55 300 пудов.
 
Из документа мы также можем узнать, что «рабочие, нанятые подрядчиками, взяты из Смоленской губернии. Люди нанятые одиночные почти без исключения Нежинского уезда Черниговской губернии». Тогда ожидали приезд еще 2 тыс. рабочих с Полтавской губернии с Пирятинского, Проскуровского и других уездов, нанятых макеевским управляющим Андреем Яковлевичем Гри(ое)ценко.
 
Упоминается в описании Макеевского рудника и о бытовых условиях жизни рабочих.
«Владелец рудника Иловайский представляет помещения для рабочих крайне плохо. Рабочие разделены на две категории, нанятые подрядчиками и экономией. Жилищные условия рабочих, нанятые подрядчиками, — кухня чрезвычайно худа, вонючая и грязная. Людей кормят хорошо, давая и хлеба, капусту, борщ, селедки, галушки, пшено. Казарма, в которой живут рудокопы, нанимаемые экономией, чуть лучше, потому что, чуть больше — длина 16 аршин и ширина 6 аршин и высота 4 аршина. В ней живет 50 человек. Кухня в ней немного лучше, но также грязная. Вообще положение людей на руднике Иловайского не очень хорошее, что не приносит чести его владельцу, получающего от угольного промысла громадные доходы, и не умеющего содержать своих рабочих по-людски», – таков окончательный вывод горного инженера Носова о состоянии дел на Макеевском каменноугольном руднике по состоянию на март 1871 года.
 

Острая нужда в материалах для постройки броненосных судов на Юге России
Для того, чтобы яснее понимать зачем русскому правительству понадобилось приглашать в донецкие степи валлийского промышленника Джона Юза необходимо вникнуть в сложившуюся на то время внутреннюю и внешнюю обстановку для Российской империи. Из истории мы знаем, что после Крымской войны 1853-1856 годов, Россия предпринимала энергичные меры по модернизации своего военно-морского флота. И, понятное дело, что в этом вопросе одну из главнейших ролей играло Морское министерство. Вот именно там и появился документ, одобренный самим Императором Александром II в конце декабря 1870 года, под названием «О способах приобретения рабочей силы и металлов для постройки броненосных судов на Черном море».
 
Речь там идет о постройке четырех «поповок» для Черного моря в Николаеве (на Юге России), т. е. броненосных кораблей по проекту адмирала Андрея Александровича Попова круглой формы с сильной артиллерией, которые формально не могли считаться кораблями. Они создавались для того, чтобы Россия могла бы обойти ограничения по условиям Парижского договора.
 
Относительно набора мастеровых и рабочих, Морское министерство хотя и предвидело некоторые затрудения, но рассчитывало с успехом преодолеть их. Но несравненно более серьезные препятствия ожидались в решении вопроса о материалах, необходимых для железного судостроения на Юге России. «В настоящее время изготовление корабельного железа у нас сосредоточено в двух местах: на Уральских горных промыслах и около Петербурга на заводах. Оба пункта весьма удалены от Николаева и доставка Черным морем по железным дорогам сопряжена с многочисленными затруднениями, потерею времени и должна обойтись очень дорого. В записке Управляющим Морским министерством, предстоящих на создание броненосного флота тратах на Черном море, что стоимость перевозки в частях каждой поповки в 96 фунтов от Петербурга в Николаев внутренними путями простирается до 280 тыс. рублей, поэтому Николаевское адмиралтейство считает, что обеспеченность материалами в нормальном положении, когда кораблестроительные материалы будут получаться на самом Юге России, где уголь и руда превосходного качества», – таким образом виделась тогда из Петербурга сложившаяся ситуация.
 
Чиновники Горного департамента докладывали в Морское ведомство, что «находящийся на Юге в настоящее время казенный горный завод Луганский и Лисичанский не по своему отношению к добываемому руды, угля, ни по устройству механической части не могут быть удовлетворять потребности создания Черноморского флота». Поэтому все взоры были обращены были на частные железоделательные заводы.
 
 И особенно «...есть основание рассчитывать на завод Новороссийского общества каменноугольного и железного производств, состоящим под управлением великобританского поданного Юза, основанный при значительной субсидии правительства и задуманный в обширных размерах». Правда Морского министерства константировали факт, что «завод этот находится однако лишь в первоначальных степенях развития и нынешняя его деятельностье его ограничивается возведением заводских зданий, устройством первой доменной печи с подлежащими разработкой угольных копей. Таким образом, первые партии корабельного железа могут быть выпущены заводом не ранее конца 1871 года или даже в 1872 году. По концессии завод Юза обязался выплавлять чугун до 350 тыс. пудов в год, что составит около 150 тыс. пудов железа».
 
Это количество железа не могло полностью удовлетворить потребность морского ведомства в металле. Поэтому чиновники решили более подробно «ознакомится с техническими средствами Новороссийского края, его производительными силами...».
Для этого Морское министерство решило послать в наши края офицера,
«которому при содействии представителей Горного ведомства, поручается собрать все необходимые сведения и справки...».
 

Разведывательная миссия адъютанта Великого князя Константина Николевича на завод Юза
Этим офицером стал тогда лейтенант (к концу военно-морской карьеры он дослужился до капитана 1-го ранга) адъютант Его Императорского Высочества, генерал-адмирала, Великого князя Константина Николаевича Романова – Леонид Павлович Семечкин. Эта уникальная личность в истории военно-морского флота Российской империи. Он выполнял самые «деликатные» поручения Великого князя заграницей и внутри страны. Одним словом, Леонид Семечкин был фактически не только просто боевым морским офицером, но и самым настоящим профессиональным разведчиком. Вот ему и пришлось отправиться в конце зимы-ранней весной 1871 года в наши места.
 
«Цель Вашей командировки заключается в следующем: ознакомиться с существующими в Новороссийском крае железными заводами, определить их настоящие средства по добыче чугуна и производств из него разных сортов железа и выяснить их обстановку к приобретению рабочей силы, руды и угля, и условиям более или менее удобной и дешевой доставки их произведений к портам Черного моря, преимущественно Николаеву», – такими словами была очерчена задача Семечкину в его командировочном предписании. Особое место во время предстоящей поездки уделялось строящемуся на арендованной земле князя Ливена металлургическому заводу Новороссийского общества. Пикантности ситуации здесь добавляло, что Великий князь Константин Николаевич благожелательно относился к этому новому предприятию на Юге России.
 
Лейтенанту Семечкину предписывалось «осмотреть в подробности работы, произведенные г. Юзом по возведению железодательного и железоделательного завода Новороссийского общества...в Бахмутском округе; определить посредством личных наблюдений и объяснением с г. Юзом: к какому времени можно с достаточною вероятностью, ожидать полного развития деятельности возводимого им завода в предположенных учредителями размерах; каких сортов и в каком количестве железа завод, по мнению учредителей, будет производить и выйти с г. Юзом в предварительные объяснения насчет того, какое количество железа разных сортов,...в каких сроках и на каких условиях завод может предоставить в Николаевское адмиралтейство».
 
При этом Леониду Семечкину в ходе его миссии также поручалось «в сношениях с г. Юзом вы будете соблюдать достаточную осторожность и озаботетесь, чтобы Ваши переговоры с ним не заключали в себе ничего такого, что могло бы стестнить свободу действий Морского министерства в ее окончательным соглашении с самими заводчиками по поставкам материалов для железного броненосного судостроения в Николаеве».
 
Для облегчения исполнения, этой по настоящему разведывательной миссии, адъютанту Великого князя были предоставлены права узнавать всю информацию по интересующим его вопросам у местных чиновников Горного департамента Горного ведомства, находящихся в Новороссийском крае. Так и попала копия документа в архив горного инженера Анемподиста Носова, а теперь стала известной и вам, уважаемые читатели!
 
 
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять