RU
Все новости

Семья Берви: философ, врачи и юзовский городской голова

О представителях этого дворянского рода с шотландскими корнями можно (и даже необходимо!) написать целую книгу. И читать ее будут с большим интересом! Немалую часть в ней займет рассказ о юзовском периоде жизни семьи Берви. Он неоднозначен, есть в нем и немало трагических страниц. Обо всем этом «ДН» и попытаются рассказать в этой статье.

 
Видный русский философ и социолог
Этот человек не первым из своего рода приехал в рабочий поселок Юзовка в Екатеринославской губернии. И фамилия его изначально была не Берви, а Бервик, но после долгих лет жизни в России буква «к» пропала. Видного российского общественного деятеля, социолога, публициста, экономиста, идеолога народничества звали не Василием Васильевичем (имя тоже переделано на русский лад), а Вильгельмом Вильгельмовичем. А Николай Флеровский – это вообще псевдоним, который один из героев нашей статьи использовал в своих публицистических работах. Он происходит якобы от слова «флер», что в переводе значит «цветок». Так Василий Васильевич называл свою жену, а друзья его называли Флоровским. Итак...
 
Вильгельм Вильгельмович Берви родился в 1829 году. Его отец, профессор физиологии Казанского университета, был сыном шотландского консула в Данциге, который потерялся, был найден немецким провизором и привезен в Петербург.
В 1849 году Василий Васильевич окончил юридический факультет Казанского университета. Он успешно дослужился до чина надворного советника в Министерстве юстиции. В 1861 году выступил в защиту участников студенческих волнений в Петербургском университете. После этого Берви был арестован и с 1862 года находился в ссылке в Сибири.
 
Осенью 1866 года он был переведен в Вологду под надзор полиции и жил здесь с женой и двумя детьми. Находясь в Вологде, он написал известную книгу «Положение рабочего класса в России». Это произведение высоко оценивал автор «Капитала» Карл Маркс: «Это труд серьезного наблюдателя, бесстрашного труженика, беспристрастного критика, мощного художника и прежде всего человека, возмущенного гнетом во всех его видах, страстно делящего все страдания и все стремления производительного класса. Такие труды, как Флеровского, делают честь России».
 
В 1860-1880-х годах Василий Васильевич сотрудничал с журналами «Дело», «Отечественные записки», «Знание». За радикальные взгляды многие его произведения были запрещены цензурой. В 1893-1896 годах он жил в Лондоне. В 1897 году вернулся в Россию, жил в Костроме, затем на Кавказе. Разделял идеи народников, для социальных перемен считал необходимым широкое просвещение народа. Автор произведений «Азбука социальных наук» (ее очень высоко ценил Лев Толстой), «На жизнь и смерть», «Забытая история».
 
В Юзовке Василий Васильевич Берви оказался потому, что здесь жил его один из сыновей – Федор, работавший врачом при больнице металлургического завода Новороссийского общества, а затем в земской больнице. Кроме него у Берви-старшего были еще дети: сыновья Василий (о нем мы расскажем в этой статье) и Николай (профессор математики) и дочь Вера (оперная певица в Москве). По словам ныне здравствующего представителя рода Берви Александра Борзых, она «погибла в Тифлисе еще до революции: ехала в карете вместе с полицмейстером Тифлиса, и в карету бросили бомбу, полицмейстера ранили, а Вера была убита».
 
Вильгельм Вильгельмович Берви-Флеровский дожил до глубокой старости, правда, в последние годы он почти ослеп, плохо слышал. Умер он в Юзовке 23 октября 1918 года. В фондах Государственного областного архива Донецкой области сохранилось фото Флеровского в гробу с венком от рабочих Юзовки, а над ним знамя со словами: «Борцы, пусть Ваша смерть разбудит спящих». На ленте одного из венков написано: «Вечная память борцу за свободу» (ГАДО, Ф-Р318, оп. 1, д. 17). А дальше начинается история о непростой судьбе его могилы и перезахоронениях.
 
Затерянная могила Берви-Флеровского
Недалеко от нынешней донецкой школы №3 до революции находилось главное кладбище Юзовки. На нем хоронили самых уважаемых людей поселка. Там была часовня, с 1913 года начали возводить кладбищенскую церковь, но достроить не успели из-за Октябрьской революции и начавшейся затем Гражданской войны.
И вот на заседании президиума Юзовского окружисполкома 22 июня 1925 года (ГАДО, Ф-Р2, оп. 1, д. 24, л. 52) была вынесена резолюция по вопросу закрытия городского кладбища по 9-й линии. «Пленум горсовета единогласно вынес постановление о закрытии кладбища с церковной часовней в городе Сталино по 9-й линии в целях гигиены и санитарии. Членам горсовета поручить пропагандировать вопрос с точки зрения гигиены и санитарии среди рабочего населения», – говорится в официальном документе.
 
И сразу же началась пропагандистская обработка населения по поводу целесообразности такого решения. Что только не говорили и не предлагали! В одном из номеров главной газеты региона «Диктатура труда» за 1927 год даже сообщили, что на месте кладбища был организован солярий. Тогда это был пляж, где жители социалистического города Сталино должны были летом принимать солнечные ванны.
Однако вернемся к Берви-Флеровскому. Дело в том, что городская власть все-таки решила на месте закрытого городского кладбища сделать парк и начала работы на старом погосте. Первым делом начали сносить могильные памятники, некоторые из них были из мрамора и бронзы. Такая участь ожидала и могильный памятник Берви-Флеровского, а также похороненной рядом с ним его жены Эрмионы Ивановны.
 
Однако здесь вмешался случай в лице секретаря истпрофа при ОСПС Г. Новополина (по всей видимости, этим человеком мог быть Григорий Нейфельд – критик и публицист, до революции сотрудник газеты «Вестник Юга» из Екатеринослава). Вот как он описывает случившееся в своей статье «Рукописи из архива Н. Флеровского (В.В. Берви)»: «Собирая материалы для книги «По историческим памятникам и могилам», я давно уже задался целью разыскать могилу автора «Положения рабочего класса в России» Н. Флеровского и собрать материалы о последних годах его жизни у нас на юге». 
 
30 августа 1929 года Новополин прибыл в город Сталино и ранним утром прямо с поезда отправился к сыну Берви-Флеровского – Федору Васильевичу. Из статьи «Затерянная могила», напечатанной в газете «Диктатура труда» (ГАДО, Ф-Р318, оп. 1, д. 12), мы можем узнать, что могила видного русского философа и социолога находилась в 15 шагах от ворот городского кладбища. «Могила этого великого человека затерялась... в Сталине. Если бы только затерялась, но ей грозит на днях совсем исчезнуть. Флеровский-Берви похоронен на городском кладбище, где сейчас планируется городской парк и где все сравнивается с землей», – пишет Новополин.
Дальше автор статьи предлагал решение этого вопроса: «Юзовка перестала быть Юзовкой и стала Сталиным. Мечта Флеровского воплотилась в жизнь. Это еще более обязывает пролетарские организации хранить память о Флеровском и все, что от него осталось. Надо не только сохранить его могилу в Сталине. Надо поднять мысль об увековечении Флеровского в городе, где он провел свою старость, где умер». Так это захоронение под двумя акациями обрело пропагандистский смысл и поэтому единственное из всех осталось в новом сквере (все там же – выше школы №3), названном в память Флеровского.
 
Перед началом Великой Отечественной войны заговорили о постройке памятника Берви-Флеровскому. Но сначала дело ограничилось установкой мемориальной доски. В областном архиве сохранилась копия постановления Сталинского горсовета от 26 декабря 1938 года (ГАДО, Ф-Р318, оп. 1, д. 5), в котором, в частности, говорится: «Отмечая 20-летие со дня смерти известного публициста и социолога В.В. Берви (Н. Флеровского), похороненного в сквере им. Н. Флеровского, Президиум Сталинского горсовета постановляет: установить мемориальную доску на могиле В.В. Берви (Н. Флеровского)».
 
После окончания войны вновь заговорили об увековечении памяти Василия Берви-старшего. На заседании Президиума Сталинского горисполкома от 2.02.1949 года было решено «считать необходимым в 1949 году сооружение памятника Берви-Флеровскому на месте его захоронения на территории сквера им. Флеровского в городе Сталино». Тогда городская власть попросила областную «выйти с ходатайством в Совет Министров УССР», чтобы выделить для этих целей деньги.
 
Есть еще письмо от 7.12.1948 года за подписью секретаря Сталинского горкома КП(б)У по пропаганде Л. Слетцова, направленное как раз к этому заседанию президиума горисполкома. В нем рассказано, какие предварительные шаги сделаны «для увековечения памяти русского прогрессивного публициста 70-80-х годов прошлого столетия Василия Васильевича Берви-Флеровского, жившего и похороненного в Юзовке»: уточнено месторасположение могилы (опять выручили две акации), поставлена деревянная ограда и установлен памятник с надписью.
В начале 50-х годов прошлого столетия в сквере появился уже фундаментальный памятник Берви-Флеровскому из черного гранита, по-видимому, сделанный мастерами из Киева. Там он простоял почти до конца 70-х годов. Затем городская власть снова взялась за многострадальную могилу Берви: было решено ее перенести на новое место.
 
В протоколе заседания Донецкого горисполкома от 6 декабря 1978 года (ГАДО, Ф-Р279, оп. 4, д.1250, л. 134) сказано: «Рассмотрев предложение Главного архитектурно-планировочного управления о переносе могилы В.В. Флеровского в связи со строительством в квартале №71 по проспекту Дзержинского общежития и комплекса обслуживания для спортсменов Донецкого олимпийского центра, исполком горсовета решил: произвести перезахоронение останков В.В. Берви-Флеровского и перенести его могилу на территорию Городского сада, разместив ее в соответствии со схемой, разработанной Главным архитектурно-планировочным управлением исполкома горсовета. Управлению капитального строительства исполкома горсовета включить в смету на строительство комплекса для спортсменов Донецкого олимпийского центра затраты на перенос могилы В.В. Флеровского на новую площадку, реконструкцию памятника и благоустройство прилегающей территории согласно экскизным решениям...» Подписал это решение тогдашний председатель горисполкома Владимир Спицын.
 
Эта могила и памятник из красного гранита и ныне находятся там. Правда, сын Федора Васильевича Берви, Владимир Федорович, в разговоре с краеведом и журналисткой Александрой Снитко в конце ноября 1986 года высказал свое предположение, что перезахоронение останков так и не произошло. А сквер им. Флеровского исчез, практически не осталось домов и на улице Флеровского.
 
Самый авторитетный врач Юзовки
Рассказ о роли рода Берви в истории Донецка не может быть полным без информации об одном из самых выдающихся врачей Юзовки, одном из сыновей Василия Васильевича – Федоре. Дореволюционные справочники дают о нем такие сведения: «Берви Федор Вильгельмович, сын надворного советника В.В. Берви. Родился в 1867 году. В 1887 году – студент Петербургского университета. По распоряжению министра народного просвещения в декабре 1887 года уволен из университета за участие в студенческих беспорядках. Уехал 24 декабря в Кострому на место жительства родителей. В 1893 году получил медицинское образование со званием лекаря, закончив медицинский факультет Дерптского универститета».
 
Дальше начался юзовский период жизни Федора Берви. По семейным легендам, в наш поселок он попал следующим образом. В заводскую больницу Новороссийского общества понадобился еще один хирург (видимо, это было после отъезда в 1896 или 1897 году из Юзовки в Евпаторию врача Бориса Казаса, о судьбе которого «ДН» уже писали). Решающую роль в появлении в Юзовке Федора Берви сыграл его друг (и друг врача Казаса), также выпускник Дерптского университета Карл Теодорович (на русский лад Федорович) Вегнер (12.12.1864 г. – декабрь 1940 г., Берн, Швейцария). Он переговорил с Федором Васильевичем: дескать, нам требуется хирург, но фамилия его должна заканчиваться на -ов, т. е. он должен быть русским. 
Федор Васильевич предложил кандидатуру Алексея Васильевича Мартынова (1868-1934 гг.). Впоследствии этот доктор стал заслуженным деятелем науки России (1933 г.), автором нескольких трудов по хирургическому лечению болезней печени, желчных путей, щитовидной и поджелудочной желез.
 
Юзовская больница при заводе Новороссийского общества считалась очень хорошим местом работы для врача, т. к. руководство завода хорошо платило докторам. Карл Вегнер сказал Федору Берви: «Ты что? С ума сошел? Наплюй на все – приезжай сюда! Все будет в порядке». И Федор Берви стал работать в Юзовке.
 
Среди жителей местечка он пользовался непререкаемым авторитетом. Уважало его и руководство НРО. Жена Федора Васильевича – Ольга Григорьевна Берви (урожденная княгиня Цулукидзе) была очень дружна с семьей директора завода Артура Юза. Именно Федор Васильевич сумел выбить разрешение у Артура Монтегю Бальфура на покупку первого в Юзовке рентгеновского аппарата и приобрел его у самого Рентгена. Сегодня даже сохранились первые рентгеновские снимки, которые сделал в Юзовке Федор Берви.
 
Этот уважаемый доктор участвовал в качестве военного врача в Русско-японской и Первой мировой войне. Он проработал в Юзовке и Сталино более 50 лет, сделав почти 10 тыс. операций. По сведениям его потомков, его дом (возле бывшей земской, а затем 1-й совбольницы на территории современного Первомайского сквера вблизи площади Ленина) не сохранился – якобы был разрушен при отступлении фашистов в сентябре 1943 года. Хотя ранее у Федора Берви мог быть и другой дом. Донецкому генеологу Сергею Фазульянову среди списков домовладельцев Юзовки в 1917 году удалось обнаружить и иной адрес врача Берви: 9-я линия, жилой дом №12 (бывший дом Бабичева), оцененный в 3050 руб. Это здание, уже с пристройками, сохранилось и находится в начале улицы Челюскинцев.
 
Умер Федор Васильевич Берви в 1942 году от кровоизлияния в мозг. Похоронен вместе с женой и сыном Владимиром (ветеринарным врачом) на Мушкетовском кладбище. В Ленинском районе Донецка есть улица имени Федора Берви.
А врачебная династия рода Берви продолжается. Александр Владимирович Борзых, двоюродный внук Федора Васильевича, – заслуженный врач Украины, доктор медицинских наук, профессор, лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники, зав. отделом микрохирургии и восстановительного лечения НИИ травматологии и ортопедии ДонНМУ им. Горького ОКТБ города Донецка. Его две дочери также трудятся врачами.
 

Неизвестный городской голова Юзовки
В холле на втором этаже Донецкого горсовета висят фотографии всех руководителей города за всю его историю. В нескольких первых рамках фото отсутствуют, указаны только имена и фамилии городских голов. Есть там информация и о полицейских приставах дореволюционной Юзовки. Но как минимум одной таблички там не хватает. И прямое отношение к ней имеет род Берви.
 
Из сохранившихся документов Юзовской городской управы автору статьи удалось выяснить, что по крайней мере с конца декабря 1918 года по начала марта 1919 года городским головой являлся сын Вильгельма Берви – Василий Васильевич Берви. «Это мой родной дед, – говорит Александр Борзых. – В свое время мы старались не афишировать этот факт, ведь он являлся городским головой, когда в Юзовке находились войска Добровольческой армии. О Василии Васильевиче Берви-младшем сохранились очень скудные сведения. Известно, что он умер от тифа в 1919 году в больнице у брата и был похоронен рядом со своим отцом».
 
Когда начались революционные события в России, Василий Берви приехал в Юзовку к младшему брату (наверное, весной 1918 года), потому что здесь были белые. Он был ярым противником советской власти. «Нет, я останусь в России и буду бороться с большевизмом, несмотря на то что мой отец и брат сочувствовали революционному движению», – говорил он.
 
Удалось выяснить, что Василий Берви-младший родился в 1863 году. Он закончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета, был судьей. По списку чинов Министерства юстиции на 1916 год являлся товарищем председателя Кашинского окружного суда Тверской губернии (с 1913 года), статским советником. На службе в этом ведомстве состоял с 1889 года. 
 
Вот таким образом, опираясь на достоверные архивные источники, нам удалось пополнить список руководителей нашего города.

 
  
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять