RU
Все новости

Родственник адмирала Крузенштерна лечил больных в Мариуполе

Великий русский путешественник

Сначала нужно рассказать о выдающемся русском путешественнике и мореплавателе – адмирале российского флота Иване Федоровиче Крузенштерне. Его имя широко известно не только на просторах бывшего Советского Союза, но и во всем мире.
Иван Федорович Крузенштерн (при рождении – Адам Иоганн фон Крузенштерн) родился 8 ноября 1770 года в имении (мызе) Хаггуди Эстляндской губернии (ныне Эстония) в семье представителей небогатого обрусевшего немецкого дворянского рода. До 12-летнего возраста обучался грамоте дома, а потом три года учился в церковной школе в Ревеле (ныне Таллинн). В 15 лет мальчика отдали в моряки, и началась морская служба будущего адмирала.
 
Попав в Кронштадт, Адам Иоганн прошел суровую школу жизни во время учебы в морском корпусе. Например, для поддержания дисциплины преподаватели часто применяли розги. В мае 1788 года началась Русско-шведская война, поэтому Иван Крузенштерн досрочно был выпущен из корпуса. В звании мичмана он начал служить на 74-пушечном корабле «Мстислав». Участвовал во многих морских сражениях. За боевые заслуги в 1790 году получил чин лейтенанта. После окончания войны остался жить в Ревеле и занялся самообразованием. В 1792 году в числе 12-ти лучших русских морских офицеров был послан в Англию для изучения морского дела. Тогда он смог посетить Америку, Вест- и Ост- Индию и многие другие земли. 
 
Шесть лет Иван Федорович был вдали от родины. Видимо, тогда и сформировались качества великого путешественника. Офицер русского флота Крузенштерн посещал чужие страны не простым наблюдателем-туристом: он изучал их экономические условия и собирал данные для реализации грандиозного проекта, который он задумал осуществить.
 
После своего возвращения он предложил морскому министерству идею кругосветного плавания. Такое путешествие имело две главные цели: путем отдаленных плаваний возвысить русский флот до уровня лучших иностранных флотов и постараться наладить широкую колониальную торговлю, чтобы снабдить всем необходимым восточные окраины Российской империи. В первый раз идею Ивана Крузенштерна чиновники не поддержали, но через несколько лет сам император Александр I заинтересовался проектом, и в конце концов морской офицер возглавил первую русскую кругосветную экспедицию.
 
Корабли «Надежда» (им командовал сам Иван Крузенштерн) и «Нева» (командир – капитан-лейтенант Юрий Лисянский) 26 июля 1803 года отбыли из Кронштадта в кругосветное плавание. В начале весны 1804 года они обошли мыс Горн и вышли в Тихий океан. В это время обследовали Камчатку, побережье Сахалина и Курильские острова, побывали в Японии. Летом 1806 года через Индийский и Атлантический океан экспедиция вернулась в Кронштадт.
 
Иван Федорович Крузенштерн описывал много интересных фактов, собранные знания внесли огромный вклад в науку. Он положил начало систематическим глубоководным исследованиям океана, им были уточнены координаты многих географических пунктов, открыты межпассатные течения в Тихом и Атлантическом океане.
 
В 1813 году Иван Крузенштерн был избран членом академии и научных обществ Франции, Англии, Дании и Германии. С 1811 года адмирал работал инспектором в Морском кадетском корпусе, а с 1827 – его директором. Умер Иван Крузенштерн 24 августа 1846 года в возрасте 75 лет в своем имении Килтси на мызе Асс (Эстония). Похоронен в Домской церкви Таллинна.

Известный в Российской империи доктор лечил больных в Мариуполе
Сбором материалов к данной статье автор начал заниматься совсем случайно. В опубликованном в открытом электронном доступе на официальном интернет-сайте Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге «Списке медицинских врачей СССР на 1 января 1924 года» натолкнулся на запись, что среди врачей в городе Мариуполе тогдашней Донецкой губернии значится Николай Эдуардович Крузенштерн 1853 года рождения, в 1876 году получивший право на занятие врачебной практикой. По данным справочника, он лечил внутренние болезни. Тогда и возник вполне логичный вопрос: не потомок ли это Ивана Федоровича Крузенштерна?
 
Разобраться в родственных связях адмирала и врача корреспонденту «ДН» помогли здравствующие прямые потомки Ивана Крузенштерна по его последнему сыну Фердинанду-Эмилю-Платону – жительница Санкт-Петербурга Любовь фон Крузенштерн-Прищепова и ее двоюродный брат, профессор Одесской национальной морской академии Игорь Логишев. Просмотрев генеалогическое древо рода, они сообщили, что врач Николай Эдуардович Крузенштерн действительно является внуком старшего брата адмирала Карла Фридриха (1769-1847 гг.), у которого было 28 детей от двух браков.
Большинство потомков этой части рода Крузенштернов ныне живут в Германии, т.к. в 1940 году большинство немцев репатриировались в Германию после присоединения Эстонии (а также Латвии и Литвы) к СССР. Таким образом, родство мариупольского врача и великого русского мореплавателя уже было доказано. Дальше начался поиск подробностей жизни доктора медицины.
 
Удалось выяснить, что Николай Эдуардович Крузенштерн родился 22 июля 1853 года в Санкт-Петербурге. Среднее образование получил в престижной частной немецкой школе Карла Мая в столице Российской империи. Затем он выбрал профессию врача, закончив Военно-медицинскую академию (в Российском государственном военно-историческом архиве в Москве среди выпускников данного учебного заведения хранится его личное дело – фонд 316, д. 2933). Не исключена возможность, что на его решение пойти по медицинской стезе повлиял пример старшего брата – Валериана Эдуардовича Крузенштерна (1851-1898 гг.). Он раньше закончил Военно-медицинскую академию и стал специалистом в гинекологии (на 1894 год – преподаватель повивального института в Тифлисе).

Также оказалось, что врач Николай Крузенштерн имел достаточно высокий авторитет в медицинских кругах Российской империи. Об этом говорит его публицистическая деятельность. В фондах Российской государственной библиотеки в Москве хранятся книги, в написании которых принимал участие Николай Эдуардович: перевод 1881 года с немецкого языка на русский сочинения приват-доцента Вюрцбургского университета Людвига Медикуса «Судебно-медицинское исследование пищевых и вкусовых средств»; в 1892 году Крузенштерн описал случай многогнездного эхинококка в Восточной Сибири, в 1895 году – случай геморрагического диатеза в Курской губернии.
 
Также доктор медицины Николай Крузенштерн был одним из главных составителей справочника «Руководство к частной терапии венерических болезней и болезней моче-половых органов», вышедшего из печати в 1897 году. С 1886 по 1898 годы он был редактором авторитетного издания «Календарь для врачей всех ведомств». Публиковался доктор медицины и в журнале «Русский врач» под псевдонимом Н. Круз.
По «Российскому медицинскому списку» на 1891 год Николай Эдуардович числился в чине надворного советника старшим врачом больницы Приказа общественного призрения в Ревеле, через три года он занял должность врача-инспектора в том же городе. На 1901 год – старший врач больницы Приказа общественного призрения в Житомире Волынской губернии. Получается, что вся его врачебная деятельность протекала на ниве земской медицины, т. е. лечил он в основном не богатых клиентов, а простых и часто неимущих людей.
 
Все же был или не был внучатый племянник русского адмирала в Донецкой губернии? Дальнейшие поиски информации привели автора статьи в Государственный архив Донецкой области. И здесь немного повезло – удалось документально подтвердить пребывание в Мариуполе доктора Николая Крузенштерна.
 
В приказе №207 от 28.11.1922 года управления здравоохранения Мариупольского горисполкома записано: «Объявлены штаты Совбольницы №3 с 1 декабря сего года: главврач Замыслова, второй врач Крузенштерн» (ГАДО, Ф-Р1203, оп. 1, д. 162, л. 25). В списке членов медицинского персонала Рабочей поликлиники, подлежащих проверке по воинскому учету, но не подходящих к ней по возрасту, на 15.11.1924 года значится Крузенштерн Н.Э., 71 год, врач (ГАДО, Ф-Р1558, оп. 1, д. 4, л. 36). Получается, что Николай Эдуардович как минимум два года жил и работал в Мариуполе.
Также известно, что он был женат на Раисе Семеновне Лапиной (1854 г.р.). У них были дети: дочь Вера (1884 г.р.) и сын. Других сведений о жизни и деятельности этого врача в Донецкой губернии пока обнаружить не удалось.
Как судьба забросила известного доктора в наш регион? Об этом можно пока только догадываться.
 
Зато выяснилось, что Николай Крузенштерн имеет родственные связи с семьей выдающегося русского хирурга Николая Пирогова (13 (25).11.1810 г. – 23.11 (5.12)1881 г.).

Кузен второй жены выдающегося хирурга Николая Пирогова
Сегодня на одном интернет-аукционов в России продается антикварная книга (без права вывоза за пределы Российской Федерации) с дарственной надписью: «Многоуважаемому Николаю Эдуардовичу Крузенштерну от его кузины Александры Антоновны Пироговой. 6 октября 1900 г.». Сама же книга называется «Севастопольские письма Н.И. Пирогова. 1854-1855». Этот сборник, принадлежащий перу выдающегося русского врача, основоположника военно-полевой хирургии, писателя и мыслителя Николая Ивановича Пирогова, является ценным эпистолярным памятником середины XIX века.
 
Во время Крымской войны Пирогов предлагает свою помощь русскому правительству и отправляется в осажденный Севастополь, чтобы «употребить свои силы и познания для пользы армии на боевом поле». «Война есть травматическая эпидемия. А при любой эпидемии долг врача – быть на переднем крае борьбы с болезнью, быть вместе с больными и всеми силами бороться с недугом», – считал Николай Иванович. В письмах он не только рисует картину своей врачебной деятельности, но и дает материал общего значения, выступая непосредственным наблюдателем военных событий, что делает письма важным документальным источником для изучения севастопольской обороны. 
 
Книгу выдающегося русского хирурга уже после его смерти издала его вторая жена Александра Антоновна Пирогова, урожденная баронесса фон Бистром (1828-1902 гг.). Как мы теперь знаем, она являлась двоюродной сестрой доктора медицины Николая Крузенштерна.
 
История совместной жизни Николая Ивановича и Александры Антоновны достойна отдельного рассказа, даже целой книги. Этому браку предшествовала необычная история.
В 1842 году Николай Пирогов познакомился с Екатериной Дмитриевной Березиной, девушкой из родовитой, но обедневшей семьи. После женитьбы на ней Николай Иванович решил заняться образованием своей супруги. Делал он это слишком уж жестоко: запретил ей видеться с подругами, читать романы и разъезжать по балам, званым обедам и благотворительным вечерам. Жена должна была целыми днями читать и конспектировать научные журналы. Даже с матерью и сестрами Пирогова, жившими в одном с ними доме, Катенька виделась лишь изредка.
Когда она родила сына, жизнь сделалась и вовсе затворнической. Николай Иванович не позволял взять ни кормилицу, ни няню. Он оказался настоящим семейным тираном. Екатерина Дмитриевна скончалась от внутреннего кровотечения, рожая второго сына. Муж не смог спасти ее во время операции. После смерти Екатерины Дмитриевны Пирогов остался один.
 
А дома его ждали малолетние сыновья Николай и Владимир. Николай Иванович дважды неудачно пытался жениться по расчету, чего он не считал нужным скрывать ни от себя самого, ни от знакомых, ни от девиц, намечаемых в невесты... 
Однажды вечером Пирогов сел за стол, взял перо, бумагу и стал записывать свои мысли о будущей спутнице жизни. Его жена должна быть не светской пустышкой, а помощницей мужу во всех его делах и для этого развивать ум, характер и т.д. Список состоял почти из десятка листов.
Когда Пирогов зачитал свое сочинение во время одной из светских встреч местной знати, дамы возмущенно зафыркали. Но нашлась одна барышня, которая всей душой сочувствовала автору и даже прослезилась. Это была 25-летняя баронесса Александра Антоновна Бистром. Позже Пирогов признался, что на том вечере даже не разглядел ее лица, поскольку сидел от нее наискосок.
 
На следующий день он написал генеральше Козен (тете молодой девушки), что просит руки Александры. «Если да, то пусть та, которую я вчера у Вас видел и которую избираю моим судьею, проведет пером черту под тремя последними словами». Три последних слова были: «Да, я готова». Баронесса Бистром подчеркнула их.
«И мы пошли, рука в руке, и говорили целый вечер без волнения, ясно, чисто об участи моих детей, их воспитании, решении для них вопросов жизни. И сходство чувств пожатием руки обозначалось. Вот вам моя поэма. Судите, как хотите, но кто же может это быть, как не она?» – такие стихи написал тогда гений русской медицины.
 
Обвенчались они в июне 1850 года – всего через четыре месяца после первой встречи.
Медовый месяц решено было провести в деревне в Калужской губернии, в родовом имении жены. Там Николай Иванович быстро заскучал и велел молодой жене побродить по окрестностям в поисках больных и увечных, чтобы «порезать» их. В 1861 году супруги переехали на жительство в имение Вишни под Винницей.
Александра Антоновна вела первичный прием, составляла дневное расписание Пирогова, воспитывала его сыновей, вела финансовые дела. Она также следила за тем, чтобы муж был во всякое время прилично одет. На своем рабочем столе Николай Иванович теперь держал гипсовый слепок руки Александры Антоновны и ее портрет.
 
О второй жене Пирогова в свое время было сказано много недобрых слов из-за того, что якобы она была сильно меркантильной. Ее обвиняли, что она взимала плату с больных за спиной гения медицины. При этом практически все ее современники не упоминают, что Александра Антоновна старалась обеспечить хорошо налаженный быт для Пирогова. Среди дел, которыми она занималась, и койки, нанятые в корчмах для сельских пациентов, и аптека, и поездки по государственным делам (даже на театр войны) за свой счет, и переиздания книг, весь доход от которых шел в пользу неимущих студентов.
 
Видимо, она по-настоящему любила своего мужа, ведь прожить более 30 лет вместе с таким сложным человеком сможет далеко не каждая женщина. Наверняка и Николай Иванович также не был к ней равнодушен. Сыновья Пирогова от первого брака звали Александру Антоновну матерью. Своих детей у нее не было.
 
Именно Александра Антоновна Пирогова исполнила последнюю волю своего мужа – забальзамировать в научных целях его тело после смерти. Незадолго до кончины Николай Иванович получил в подарок монографию своего ученика профессора Давида Выводцева «Бальзамирование и способы содержания анатомических препаратов и трупов животных». Когда Пирогов был на смертном одре, его супруга обратилась к доктору Выводцеву с просьбой сохранить тело ученого в нетленном виде. Разрешение на бальзамирование дал Святейший синод, «дабы ученики и продолжатели благородных и богоугодных дел Н.И. Пирогова могли лицезреть его светлый облик».
 
Забальзамированное тело выдающегося хирурга пережило годы Гражданской и Великой Отечественной войны. Великий научный эксперимент продолжается уже больше 130 лет. Сегодня в бывшем имении Вишни под Винницей находится Национальный музей-усадьба Николая Пирогова.
Кто знает, может быть, врач Николай Эдуардович Крузенштерн бывал в гостях у выдающегося русского хирурга и его жены...
 
P.S. Информация о жизни и деятельности доктора медицины Николая Крузенштерна в Мариуполе сохранилась очень скудная. В этой статье мы сообщили читателям только о доказанном архивными документами факте пребывания внучатого племянника великого русского мореплавателя на побережье Азовского моря. Также удалось установить некоторые фрагменты биографии этого неординарного человека и врача-профессионала. Автор надеется, что данный материал поможет историкам и краеведам Мариуполя начать более детальные поиски подробностей жизни Николая Крузенштерна. Наверняка исследователей ждет очень много интересного!
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять