RU
Все новости

Расстрелы мирных советских граждан возле Макшоссе в Донецке

С 20 октября 1941 года по 8 сентября 1943 года на территории современного города Донецка, в то время Сталино, немецкие оккупанты уничтожили примерно 75 тыс. человек (по официальным данным эта цифра насчитывает еще больше жертв – 125 тыс.). В это число входят мирные граждане, в т. ч. и старики, женщины и дети. По прошествии более 70 лет имена многих из этих жертв остаются неизвестными и даже с местами их братских могил далеко не все так ясно, как считалось ранее.


Сожгли заживо
Сегодня некоторые люди считают, что если бы Украина осталась под пятой фашистской оккупации, то жили бы сейчас не хуже, чем в Германии. Только официальные документы того грозного времени говорят обратное и приводят шокирующие и убийственные факты.
 
На фасаде жилого дома №51 по улице Университетской в Ворошиловском районе Донецка установлена мемориальная табличка со следующим текстом: «Во дворе этого дома в полуподвальном помещении 7 сентября 1943 года немецко-фашистские оккупанты ЗАЖИВО СОЖГЛИ около 150 советских граждан – стариков, женщин и детей преподавателей и сотрудников Донецкого политехнического института». Об этом факте зверства фашистов известно давно, но в данной статье хотелось бы привести официальный текст докладной записки начальника УНКВД по Сталинской области подполковника госбезопасности Чечкова тогдашнему секретарю Сталинского обкома КП/б/У Дрожжину.
 
Документ, датированный 11 сентября 1943 года (буквально через 3 дня после освобождения Красной Армией города Сталино от фашистов) и сейчас он находится на вечном хранении в Государственном архиве Донецкой области (ГАДО, Ф-Р1838, оп.1, д.39, л.14). По данным, которым располагал НКВД и «опроса жителей города Сталино Гараиновой Марии Васильевны, работницы трамвайного парка», проживавшей на Студгородке, в одном из домов Химтупика (очень интересное само по себе название. – Прим. автора), и Мазурковой Елены Александровны, проживавшей по адресу: 4-й участок «Донбассводтреста» было установлено:
 
«При отступлении немцы 7 сентября сего года выгнали всех жильцов 2-го дома профессуры на Студгородке. Жители этого дома, избрали для себя убежище земляной погреб, расположенный вблизи своего дома. Утром оккупанты закрыли этот погреб, в котором находились мужчины, женщины и дети, облили его горючим веществом и подожгли. Укрывшиеся в погребе были заживо сожжены. Среди них находились доцент кафедры математики Индустриального института Катько, его жена и двое малолетних детей и старуха-мать; доцент кафедры физики института Семенихин, его жена и внучка Валя 2-х лет; семья Шиманович, состоящая из матери, дочерей – Тамары, 20 лет, Лели, 22 лет, Вали, 24 лет, и старика 63 лет и его жены – Шиманович Людмилы; Мора Екатерина Андреевна, 25 лет, по специальности горный техник; семья Демичкина в составе отца 50 лет, дочери Лиды 22 лет, сына Владимира 20 лет; семья Герасименко, среди которой находилась девушка Дуся 20 лет, ее престарелые дядя и Нараткина Евдокия. По предварительным данным сожжено до 35-40 семей.
Немецкие палачи, наблюдавшие за погребом, застрелили Яковенко Александру Степановну, помогавшей Нараткиной спасти своих детей через решетку окна, труп которой обнаружен нами у погреба.
Спастись удалось детям Нараткиной Лили, 7 лет, и Нине, 9 лет и девочке Сорокиной Тамаре, 7 лет. Девочка Нараткина Лиля была ранена в шею и получила легкие ожоги. Сейчас находится на излечении в госпитале».
 
Позже обгоревшие останки невинных жертв достали из погреба и потом захоронили на Мушкетовском кладбище. Этот документ сам по себе является ярким примером того, что несла жителям города Сталино фашистская оккупация. А о скольких подобных таких трагических моментах сохранилась еще очень мало информации? В данной статье поговорим только о двух из них.
 

Неизвестные места гибели советских мирных жителей и военнопленных
В «ДН» №19 был опубликован материал о забытом ныне гипсовом памятнике советскому воину-освободителю на Комсомольском проспекте в городе Сталино. В той статье выдвигалась версия, что стоял он непросто так, а на месте братской могилы павших либо наших солдат, либо расстрелянных фашистами возле старого кирпичного завода подпольщиков из группы Александра Шведова. После этой публикации в поисках истины продвинуться удалось немного, но один существенный нюанс в общую картину дополнила дончанка Серафима Семеновна Никишаева, которой в сентябре 1943 года было 7 лет.
 
Она сообщила, что хорошо помнит как горело, подожженное немцами при отступлении, длинное одноэтажное каменное здание барачного типа, располагавшегося параллельно зданию хлебозавода. Как рассказывала ей, тогда маленькому ребенку, ее бабушка – в этом «бараке» были на окнах железные решетки и якобы в здании содержались советские военнопленные. «Я всегда считала, что этот памятник был поставлен в память здесь погибших наших солдат», – сказала Серафима Семеновна. Это сообщение практически подтверждает версию, что в этом месте (в районе Комсомольского проспекта в современном Донецке) могла быть находиться братская могила казненных оккупантами советских граждан.
 
Именно во время поиска информации по данному памятнику, о существовании которого сегодня лишь помнят только старожилы нашего города, удалось получить сведения о еще об одном месте расправ фашистов над жителями города Сталино в начальный период оккупации города.
 

Место массовых расстрелов неповинных людей – посадка близ Макшоссе
В хранящейся в фондах Государственного архива Донецкой области переписки с различными органами областной комиссии по установлению зверств, чинимых немецко-фашистскими захватчиками по Сталинской области, имеется тогда совершенно секретная докладная записка уже вышеуказанного начальника УНКВД по Сталинской области подполковника госбезопасности Чечкова (ГАДО, Ф-Р1838, оп.1, д.39, л.13). Она датирована также 11 сентября 1943 года, что и записка о трагедии с преподавателями и сотрудниками Донецкого индустриального института. Только здесь среди прочих мест расправ фашистов над советскими мирными гражданами и военнопленными указано и новый объект.
 
«Из заявления гражданки Рубцовой Н.Е., проживающей в городе Сталино, Калиновка, улица Камынина... также установлено, что немецкие изверги на протяжении зимы 1941-1942 годов вывозили и расстреливали в питомнике поселка Калиновка мирных ничем неповинных людей городов Сталино, Макеевки и прилегающих шахтных поселков. Гражданка Рубцова знает эти места, где похоронены жертвы фашистского террора, т. к. она видела эти ямы, в которых лежат трупы неприкрытые землей, среди них женщины и дети», – такие сведения указаны в официальном документе.
 
В этом же архивном деле (ГАДО, Ф-Р1838, оп.1, д.39, л.23-25) имеются и выписки из протокола допроса Рубцовой (в некоторых документах встречается и другое написание фамилии – Рубцера) Натальи Ефимовны, 1900 г.р., уроженки деревни Николаевки Раненбурского района Рязанской области, беспартийной, под судом не бывшей, домохозяйки. Вот, что она 13 сентября сообщила сотрудникам милиции:
«В 1941 году осенью, какого месяца не помню, когда войска Красной Армии, оставили город Сталино и после он был занят немцами, где они находились до 7 сентября 1943 года. За время своего хозяйствования немецкие власти учинили много расстрелов мирных граждан, о некоторых я знаю лично, т. к. была сама очевидцем.
Моя сестра, Трушакова Пелагея Ефимовна, проживает на территории питомника, который расположен за макаронной фабрикой по направлению к городу Макеевки, и к которой я неоднократно ходила по своим делам.
 
Однажды осенью 1941 года, в конце октября или в начале ноября месяца, я так же пошла к сестре и услышала от женщин, из которых одна из них Гуртовая Надежда и еще две неизвестных, которые стояли у своих домов, о том, что немцы расстреливают мирных русских граждан, а главным образом – евреев. И все эти расстрелы производят на территории питомника у заранее приготовленных ям.
Я этим разговором заинтересовалась и решила подойти к этим ямам и убедиться в правильности данных разговоров. Со мной вместе подошел к одной яме гражданин Малин Петр Иванович, который проживает на старом поселке.
 
Когда мы подошли к яме – одна уже была полна трупов советских граждан и на верху лежал труп молодой женщины. После этого случая я еще несколько раз ходила к этому месту и видела еще 2 ямы, наполненные трупами мирных граждан, которых немецкие солдаты и офицеры привозили на автомашинах из города Сталино, Макеевки и близлежащих шахтных поселков. В числе трупов, кроме женщин, были и дети. Месторасположение 3-х ям, наполненных трупами мирных граждан, я хорошо знаю и могу их указать. Кроме этих трех ям на территории питомника должно быть еще несколько таких мест, т. к. немцы на этом месте расстреливали граждан всю зиму 1941-1942 года.
 
Один раз как-то я пришла к сестре в 3 часа дня, но числа и месяца не помню, и услышала выстрелы, из коих я насчитала 13 выстрелов. Я заинтересовалась и вышла во двор и увидела как от одной из ям отъехала порожняя грузовая машина и легковая, а за ними следом к яме еще подъехала грузовая и легковая машины. В легковой машине были офицеры немецкой армии, а в грузовой машине – граждане. Но сколько их было я не сосчитала, но слышно было только 7 выстрелов, а поэтому можно было определить, что было расстреляно 7 человек. Во время выстрелов был слышен детский крик, по-видимому, с этими людьми расстреливали и малых детей.
К весне 1942 года выстрелов на территории питомника стало не слышно, т. к. немцы расстреливать мирных граждан стали на шахте №4 и трупы их сбрасывать в ствол данной шахты».
 
Вот такие показания очевидца трагедий.
 

Судьба жертв неизвестна
Эти сведения малоизученны нашими профессиональными историками. Все почему-то безапелляционно считают, что основным местом уничтожения жителей города Сталино является ствол шахты №4-4/бис в Калининском районе. Там сегодня создан мемориал в память этой трагической страницы в истории города Донецка. По сути утверждение это правильное, но временной период проведения расстрелов здесь после показаний Натальи Рубцовой придется скорректировать. Ведь считалось ранее, что «машина смерти» возле шахты №4-4 бис заработала сразу же после оккупации немецкой армии города Сталино в конце октября 1941 года и продолжалась до 20-х чисел августа 1943 года. Теперь получается, что зимой 1941-1942 годов немцы расстреливали в посадке близ Макшоссе. То, что сведения очевидца расправ над мирными жителями правдивы подтверждаются и другими архивными документами.
 
Так, например, имеется сообщение от 9.10.1943 года председателю Калининского райсовета от начальника одного из отделов областного управления милиции Тукалова, где он просит назначить комиссию для вскрытия ям с захоронениями для последующего их документирования (ГАДО, Ф-Р1838, оп.1, д.39, л.22).
Также имеется совершенно секретное сообщение №434 от 19.10.1943 года руководству областной милиции начальника 2-го отделения милиции города Сталино старшего лейтенанта Дорфмана о вреде, причиненном фашистами Калининскому району (ГАДО, Ф-Р1838, оп.1, д.39, л.151 (об.)). В этом документе он докладывает в разделе «Зверства немецких оккупантов», что «недавно обнаружено 3 ямы с расстрелянными и замученными людьми на Макшоссе за посадкой недалеко от макаронной фабрике. Сюда, по рассказам жителей близко живущих возле посадки, привозили и приводили советских женщин, детей, красноармейцев, командиров и тут же их расстреливали. Всего расстреляно 600 человек». А дальше – неизвестность! Больше об этих жертвах нет никакой информации.
 
И здесь возникает много вопросов, на которые пока нет внятного ответа. Если ямы с убитыми нашими людьми вскрыли, то где же хранятся официальные акты по этому поводу? В документах областной Чрезвычайной комиссии их пока обнаружить не удалось. Хотя там же есть подобный документ, например, по обнаружению возле Авдотьино останков расстрелянных немцами участников Буденновско-Авдотьинской подпольной группы.
 
Дальше возникает еще один вопрос. Если трупы советских граждан были обнаружены то, почему же этот факт не был использован (как это не кощунственно звучит!) советской властью в пропагандистских целях? Ведь, когда достали более 3-х тысяч трупов советских граждан, замученных немцами и потом замурованных в штольне ныне Артемовского завода шампанских вин, то они были сфотографированы и после эти снимки были предъявлены советской стороной как обвинительное доказательство вины фашистов на Нюрнбергском процессе. Аналогично поступила советская власть и с поднятыми с дна ствола шахты 4-4/бис останками примерно 150 человек, которые затем были захоронены на Мушкетовском кладбище. А про этих, 600 человек, – нет никакого упоминания! Загадка!
 
Автор статьи внимательно изучил немецкую карту города Сталино конца 1942 года, копию которой удалось раздобыть «ДН» пару лет назад из Библиотеки конгресса США. Так вот, начало питомника за макаронной фабрикой возле Макшоссе обозначено на ней в районе теперешнего Мотеля. Но не там, где сейчас находится больница профзаболеваний у ставка (он также есть на карте), а напротив через дорогу. Сейчас там также находится питомник и 2 ставка. Этих водоемов в 1941-1942 году еще не было – на карте обозначен только ручей. Значит они появились уже после войны.
 
Корреспондент «ДН» походил в тех местах, попутно опрашивая местных жителей, но результат получился практически «нулевой». Только один сорокалетний дончанин, всю свою жизнь живущий в том районе, сообщил маленькую информацию, которую ему рассказала его уже покойная бабушка, пережившая в Сталино оккупацию. По ее словам, почти сразу же после захвата немецкой армией города, были схвачены некоторое количество наших молодых людей и они были расстреляны в этой посадке. Место их казни неизвестно.
 
Можно предположить, что, т. к. это была зима, то машины должны были заезжать в посадку максимум на 200-300 метров от Макшоссе. Хотя они должны были находиться в прямой видимости людей (об этом свидетельствуют показания Натальи Рубцовой). Сегодня в этой посадке, рядом со ставками, проходит канализационный коллектор, построенной по всей видимости примерно в 60-е годы прошлого столетия. Он находится среди лиственных деревьев. А вот дальше него, среди поля и высаженных берез, есть небольшая поляна и вокруг нее высажены сосны. Случайно ли? Может быть, невинные безымянные жертвы оккупации до сих пор лежат в земле близ Макшоссе?
 
Ясность в этом вопросе должны установить дальнейшие документальные поиски. Только вот вопрос, где же их искать? Не исключена такая возможность, что какая-либо информация по этому делу сохранилась и в архиве бывшего КГБ, а ныне Службы безопасности Украины. Надеемся, что сотрудники спецслужбы тоже проверят свои архивы. Может быть, кому-то из ныне живущих поблизости в этой местности дончан также что-то известно о погибших? Не теряем надежды, что когда-либо удастся не только разобраться в этой запутанной истории, но и установить имена погибших наших предков. Это было бы справедливо и по-человечески!
 
 


Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять