RU
Все новости

Доктор медицины Борис Казас: 10 лет в Юзовке

Он не был родом из наших мест и больше известен в Евпатории, а не в Донецке. Однако 10 лет, проведенные им в Юзовке, оставили у тогдашних жителей нашего промышленного местечка хорошую память о нем. Речь в данной статье пойдет о враче больницы при Юзовском заводе Новороссийского общества, докторе медицины Борисе Ильиче Казасе.

Холерный бунт и Казас

Впервые имя Бориса Ильича Казаса встретилось донецким историкам при изучении обстоятельств так называемого холерного бунта, произошедшего в Юзовке 2-3 августа 1892 года и прогремевшего на всю Российскую империю. В деле о холерных беспорядках в промышленном местечке в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии, отрывки из которого напечатаны в книге донецких краеведов Валерия Степкина и Валерия Гергеля «Полная история Донецка», говорится: «2 августа в 10 часов утра врачу заводской больницы м. Юзовки, Казасу, было сообщено, что в балагане №5 заболела жена шахтера Павлова. Отправившись туда, доктор Казас нашел у больной все признаки холеры».

Доктор Казас вошел в жилище горняков и потребовал, чтобы больную отвезли для лечения в отдельно выстроенный холерный барак. Этот шаг потребовал от доктора изрядного мужества, ведь в большинстве своем шахтеры считали, что холерная эпидемия, разразившаяся тогда в Юзовке, была специально подстроена врачами и евреями, чтобы заразить этой страшной болезнью русских людей. Это и стало основной причиной холерного бунта, затем превратившегося в большой погром с человеческими жертвами.

Напомним, что для усмирения бунтовщиков властям пришлось вызвать в Юзовку казачью сотню и на подмогу к ней два батальона пехоты из Екатеринослава. Более подробно о событиях тех дней мы постараемся рассказать в конце нынешнего лета, когда исполнится 120 лет с начала холерных беспорядков в местечке. А сейчас уделим внимание личности доктора Казаса.

Сын известного просветителя

Приступая к рассказу о Борисе Ильиче Казасе, нельзя не сказать о его отце – Илье Ильиче Казасе. Дело в том, что он является одним из самых известных просветителей караимского народа.

Этот народ является потомком тюркских племен. Название «караим» восходит к религиозному термину и является производным от библейского корня «кара» – читать, призывать, взывать. Традиционный перевод слова «караим» – люди, читающие, исследующие только Священное Писание.

Караимы издавна жили в Крыму. После присоединения полуострова к России в жизни этого народа происходят значительные перемены. Они пользуются благосклонностью русских царей и поэтому переселяются из древних мест проживания во вновь образованные крымские города Симферополь, Севастополь, а в дальнейшем и в крупные административные центры российского государства: Петербург, Москву, Киев, Одессу, Харьков, Екатеринослав, Новороссийск и т.д. Во время Крымской войны (1853-1856 годы) караимы сохранили преданность российскому престолу. Они оказали существенную помощь русской армии финансами, продовольствием, имуществом, обмундированием, фуражом, постоем, медикаментами.

Караимы получили доступ к высшему российскому и европейскому образованию, среди них растет число инженеров, врачей, юристов, государственных служащих, профессиональных военных, крупных промышленников, фабрикантов, аграриев и землевладельцев. Особое место в этом списке занимает действительный статский советник Илья Ильич Казас.

«Меж тронов славных мудрецов блистал твой трон... Трудна была твоя дорога, над лирой знамя педагога держал ты твердою рукой; будил народ ты спавший свой и звал вперед, и знаний свет ему дарил ты много лет», – такие слова об Илье Казасе написал его ученик, выдающийся караимский писатель, педагог и общественный деятель, первый газзан (священник) с высшим образованием Арон Катык. 

Уроженец современного города Армянска в Крыму уже с малых лет проявил интерес к изучению религии, литературы, истории, восточных языков. Однако не все сразу получалось у молодого Ильи Казаса. В 16 лет ему пришлось поработать около полугода в качестве помощника хозяина мануфактурного магазина в Одессе. Но такая жизнь была не по душе парню, и он сбежал в Херсон к своему дяде, который понял истинное призвание своего талантливого племянника и дал ему возможность получить образование. Местный православный священник отец Трефиловский также помог юноше успешно сдать экзамен на аттестат зрелости и затем поступить на восточный факультет Санкт-Петербургского университета.

В российской столице Илья Казас благодаря своему усердию, работоспособности и талантливости быстро вошел в число лучших студентов. После окончания университета он посвятил всю свою жизнь образованию караимского народа. Илья Ильич является автором целого ряда учебных пособий. Среди них необходимо назвать учебники для караимских и крымско-татарских школ, которые пользовались заслуженной популярностью благодаря своей простоте и доступности.

В 1892 году Илья Казас инициировал создание в Симферополе караимского девичьего училища, в котором потом сам безвозмездно преподавал несколько лет. В 1895 году по инициативе Ильи Ильича в Евпатории было открыто Александровское караимское духовное училище. Основной целью этого учреждения была подготовка караимского духовенства и учителей.

Безукоризненная репутация Ильи Казаса позволила ему стать одним из видных общественных деятелей Таврической губернии конца XIX – начала XX века. При этом лично знавшие его люди отмечали, что их поражала «необычайная и столь редкая в наши дни скромность, составлявшая основную черту его благородного характера».

Умер Илья Ильич Казас 14 января 1912 года в Евпатории. Сегодня в караимских кенасах этого города сохранился его могильный памятник из черного гранита.

Незадолго до смерти он написал стихотворение «Последнее желание», в котором есть такие строки: «Я знаю, смерть моя близка: посла подземного рука, моих коснувшися ланит, меня настойчиво манит. Но, друг мой, если я умру, тогда к могильному бугру не приноси ты горьких слез, не приноси венков и роз. Приди с улыбкой на устах и спой мне песню о любви, и кости дряхлые мои найдут покой в твоих мечтах». У Ильи Казаса было восемь детей, среди них был и сын Борис.

Врачом-универсалом стал в Юзовке

Подробности жизни и деятельности врача Бориса Ильича Казаса корреспонденту «ДН» помогли узнать в Евпаторийском краеведческом музее, где главный хранитель фондов Наталья Борисовна Дмитерко любезно показала имеющиеся у них материалы. Итак...

Родился Борис (Берох) Ильич Казас 27 декабря (по новому стилю) 1861 года в Одессе. Через три года семья переехала на жительство в Симферополь. Из воспоминаний о Борисе Ильиче, которые написал в 1922 году известный евпаторийский врач-педиатр С.И. Черкес, сегодня мы можем узнать, что в этом городе прошли детские и юношеские годы Бориса Казаса.

В 1881 году он с серебряной медалью закончил Симферопольскую гимназию. В воспоминаниях врача Черкеса отмечалось, что гимназические годы Бориса Казаса проходят в страстном увлечении природоведением: экскурсиях по Крыму, черчении географических карт, собирании всевозможных физических приборов. Примечателен тот факт, что полученные в наследство от бабушки 200 рублей юный Борис потратил на покупку микроскопа.

Еще в гимназии он начал основательно изучать латинский язык, по своей инициативе прослушал под руководством православного священника курс Священной истории. В эти годы будущий врач научился недурно играть в шахматы, увлекался написанием юмористических стихов.

Затем Борис Казас поступил на медицинский факультет Харьковского императорского университета. Там он часто засиживался допоздна в лаборатории, выполняя практические работы. И здесь у него проявилась склонность к хирургии. В 1886 году он получил диплом лекаря и год работал на практике в Симферопольском богоугодном заведении (по современным меркам – учреждении типа дома для престарелых и калек).

В 1887 году врач Казас переехал в Юзовку и занял должность помощника лекаря в больнице при заводе НРО. Так начался десятилетний период его жизни в нашем промышленном местечке, который он всегда считал светлым.

Работал у нас Борис Ильич под руководством опытного врача, доктора медицины Павла Осиповича (по всей видимости, имя и отчество названы на русский лад) Гольдгаара (1838 г.р.). По собственному признанию этого доктора, Казас, «заимствовав у него результаты его долголетнего опыта, в свою очередь своей неуспокоенностью внес в деятельность маститого врача омолаживающую струю». Гольдгаар нередко также говорил: «Борис Ильич здесь сразу задал такой темп, что нам за ним не угнаться – в нем сидит какой-то титан».

Карл Вегнер, свидетель юзовской жизни Казаса, вскоре ставший его ближайшим другом, говорил, что уже с первых лет пребывания в Юзовке Борис Ильич стал проявлять черты, ставшие впоследствии характерными для него: по утрам срывался с постели, когда все еще спят, и убегал на работу; оставался до вечера без обеда.

Кстати, необходимо сказать пару слов и об этом враче больницы при заводе Новороссийского общества в Юзовке. Уроженец Каменец-Подольска Карл Теодорович (на русский лад Федорович) Вегнер (12.12.1864 г. – декабрь 1940, Берн, Швейцария), выпускник медицинского факультета Дерптского универститета, доктор медицины (1914 год). Он считается одним из основателей советской школы ортопедов-травматологов. Известно, что до появления в Юзовке он полтора года проработал ассистентом в клинике известного немецкого гинеколога Оттона-Эрнеста Кюстнера, чьи научные работы до сих пор изучают современные акушеры.

После нескольких лет работы в больнице при заводе НРО Карл Вегнер принимал участие в создании в Харькове Медико-механического института, которым и руководил до 1926 года. Затем доктор переехал в Москву, а в 1929 году – в Швейцарию. Он впервые применил в России метод скелетного вытягивания при лечении переломов и издал учебник для медицинских вузов «Переломы и их лечение».

Однако вернемся к личности врача Казаса. Все в Юзовке привыкли, что этот доктор «живет для нея» – во всякое время доступен для каждого, кто нуждается в помощи. Борис Ильич кроме работы в больнице широко занимался и частной врачебной практикой. При этом большую часть своего времени он отдавал бедным больным, за что пользовался у них искренней любовью и признательностью.

Надо заметить, что именно в Юзовке Борис Казас стал врачом-универсалом. Он был отличным хирургом, а также неплохим терапевтом, педиатром, венерологом. Карл Вегнер вспоминал такой случай. В 1895 году они вместе с Борисом Ильичом впервые в местечке провели сложную гинекологическую операцию, и Казас тогда заявил: «Я не успокоюсь, пока не изучу гинекологию». И слово свое доктор сдержал.

Перенимать все лучшее в профессиональной сфере – это качество всегда было присуще доктору Казасу. Он не гнушался говорить, что мастерски накладывать повязки больному научился у простого служителя больницы. Борис Ильич всегда интересовался новинками в медицине, создав у себя неплохую библиотеку.

13 мая 1895 года в Санкт-Петербургской военно-медицинской академии врач Казас успешно защитил написанную в Юзовке диссертацию «О величине давления, производимого на глаз в момент выведения хрусталика при экстракации катаракты» и получил ученую степень доктора медицины. На этом фактически закончился юзовский период жизни врача-универсала караимского происхождения.

Выдающийся общественный деятель Евпатории

После защиты диссертации доктор медицины Борис Казас для совершенствования своих знаний выехал за границу, где два года изучал опыт лучших клиник Европы. В 1897 году Борис Ильич переехал в Евпаторию, где его отец руководил караимским духовным училищем. Уже опытный доктор получил место старшего врача в единственной городской земской больнице, где и проработал до конца своей жизни. В Евпатории он стал еще более известным врачом. Слава о нем как о хорошем лекаре шла по всей России. И это было правдой.

Борис Казас совместно с доктором Г.А. Галицкой оборудовали на песчаном берегу моря специальный пляж «Санитас», где больные могли использовать естественные лечебные факторы Евпатории. Он подарил больнице рентгеновский аппарат и здесь же оборудовал рентгеновский кабинет. Тогда же он начал заниматься лечением туберкулеза.

Борис Казас возглавлял Евпаторийскую научную медицинскую ассоциацию, был активным членом городского совещания врачей и местного отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом. Вся эта кипучая деятельность отнимала у доктора очень много сил, но он никогда на это не жаловался. Даже шутил по этому поводу, что, «утомленный множеством приемов, часто засыпал у постели больного».

Доктор медицины стал видным общественным деятелем Евпатории. Много лет он был гласным городской думы, занимался развитием сети лечебных учреждений и участвовал в решении других важных городских вопросов, в том числе поддерживал строительство электростанции, трамвая, театра. По постановлению городской думы его имя было занесено золотыми буквами на мраморную доску в зале библиотеки Евпатории, на строительство здания которой Борис Ильич пожертвовал огромные по тем временам деньги – 5 тыс. рублей. 

О признательности жителей Евпатории говорит один выдающийся факт. Вскоре после Февральской революции Борис Ильич Казас был арестован революционными матросами, и когда те его вели по улицам города, то безоружная толпа жителей Евпатории заставила вооруженных моряков освободить врача. Люди с радостными криками на руках донесли Бориса Ильича до его дома.

Практически до самой смерти доктор Казас лечил больных. 16 июня 1922 года у него появились первые признаки заболевания сыпным тифом, эпидемия которого тогда свирепствовала в Евпатории. Борис Ильич крепился, прося своих друзей (среди них был и друг из Юзовки Карл Вегнер) дать ему фонендоскоп, чтобы послушать биение своего сердца. Смерти он не боялся и за пару дней до нее как врач понял свою участь. 26 июня 1922 года около 9 часов вечера на 61-м году жизни Борис Ильич Казас скончался.

Это печальное известие повергло в траур всю Евпаторию. Похоронили доктора по обычаям его предков на старом караимском кладбище. К сожалению, место его захоронения сегодня утеряно, но память о добрых делах Бориса Казаса потомки все-таки сумели сохранить.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять