RU
Все новости

Леонид Быков: судьбе вопреки

11 апреля 1979 года на 46-м километре трассы Киев – Минск произошло ДТП: белая «Волга» врезалась в асфальтоукладочный каток. Водитель легковушки, по словам свидетелей, пытался объехать работающую на дороге технику, когда навстречу ему выехал грузовик. Чтобы избежать столкновения, водитель резко вывернул в сторону, врезался в каток и погиб на месте... За рулем белой «Волги» сидел любимец советских зрителей, актер и режиссер Леонид Быков, возвращавшийся в тот день со своей дачи под Киевом. Ему было всего 50 лет...

Странное письмо
После трагической гибели Леонида Быкова среди его друзей и знакомых ходило много слухов. Высказывались даже предположения, что его уход из жизни был добровольным. Всемувиной было странное письмо-завещание, которое Быков написал за три месяца до трагедии на имя своихдрузей – Николая Мащенко и Ивана Миколайчука. Быков пишет прямым текстом: «Я уйду в ближайшее время, чувствую, что больше не протяну», – и просит своих друзей в случае его смерти позаботиться о его семье, продать машину и т. д.
В этом же письме Быков отдавал распоряжения и насчет своих будущих похорон. Он хотел, чтобы его хоронили только друзья, без всякого официального участия чиновников от кинематографии. «Не надо никаких речей над могилой, скажите только: «Прощай», -и спойте мою любимую песню – «Смуглянку», – писал Леонид Быков. – Иначе я встану из гроба и уйду от вас».
...Было очень странно думать о том, что такой обаятельный человек и успешный режиссер и актер, как Леонид Быков, мог испытывать столь сильное давление со стороны окружающих, чтобы писать такие строки: «Чувствую, что больше не протяну...» Со стороны могло казаться, что все у него в жизни прекрасно: успех у зрителя, всесоюзная слава и признание, семья, любимая работа. Тем более что Быков не относился клюдям, которые любят пожаловаться на судьбу, и даже в самых сложных обстоятельствах всегда умел пошутить, снять напряжение. И тут вдруг письмо с таким надломом...
А между тем, оглядывая биографию этого замечательного человека, теперь, спустя столько лет, понимаешь, что не все так просто и гладко было в жизни Леонида Быкова, как могло показаться со стороны. И не устаешь удивляться тому спокойному упорству, с которым он шел к своей цели, преодолевая все препятствия, расставленные перед ним его непростой судьбой.
Ни в артисты, ни в Красную армию...
Родился Леонид Быков 12 декабря 1928 года недалеко от Донецка – в селе Знаменском Славянского района. Артистом быть не собирался, зато, насмотревшись фильмов о летчиках («Валерий Чкалов», «Истребители»), мечтал поступить в летное училище. Мечта, признаться, была смешной для парнишки с совершенно детским лицом и ростом 136 см. Но Леня решился ее осуществить и для этого прибег к великому искусству обмана: в 1943 году в Барнауле, куда их семью эвакуировали сразу после начала войны, он явился в военкомат, сказал, что ему уже исполнилось восемнадцать, и попросил отправить его на фронт. Военком вряд ли был знаком с системой Станиславского, но стал, пожалуй, первым критиком юного артиста, не поверив в его игру. «Ты сначала школу закончи», – посоветовал он.
Школу Леня закончил, но так просто отказываться от мечты не собирался. В1945 году, уже будучи в Ленинграде, он поступил во 2-ю спецшколу для летчиков. Гордиться собой пришлось недолго: всего через месяц школу закрыли, так как война закончилась, и парень понял, что отлетной карьеры придется отказаться. Тогда-то и возникла у него не менее заоблачная мечта – податься в артисты.
На этом поприще начало было таким же, как и на прежнем: первая попытка поступить в Киевскую школу актеров в 1946 году оказалась неудачной. Но вместо того чтобы вернуться домой и стать объектом насмешек для друзей, Леонид прямо из Киева едет в Харьков. Вторая попытка была удачной: его приняли в Харьковский театральный институт.
Свою первую роль он сыграл в фильме «Судьба Марины». Роль деревенского паренька была эпизодической, но обаятельного актера заметили, и в 1954 году режиссеры Александр Ивановский и Надежда Коше-верова пригласили Быкова на роль Пети Мокина в свою картину «Укротительница тигров». И тут судьба вновь попыталась подставить Быкову подножку.
Вот как пишет об этой истории в своих воспоминаниях актриса Клара Лучко: «Тогда еще не было Госкино, и все пробы утверждали в Министерстве культуры. Пробы смотрела министр Екатерина Фурцева.
- Не понимаю, как этот гадкий утенок может быть соперником Кадочникова, – сказала она. Быкова не утвердили.
В кино не бывает секретов, и тут же нашлись «друзья», которые передали эти слова министра Быкову.
Фурцеву в конце концов уговорили, и Леня сыграл роль Пети Мокина блестяще. Он украсил картину.
Но те слова, что были сказаны ею, разве их можно забыть? Он многие свои роли сыграл вопреки и наперекор. Его долго уговаривали сняться в главной роли в фильме «Алешкина любовь», а он отказывался: «Ну какой я Ромео? Не буду играть!» Он помнил «гадкого утенка».
Быков обладал редким даром комедийного актера. Но во всех его ролях просматривался второй план -какая-то тоска, внутренняя трагедия. Зрители понимали, что не все так просто у героя фильма, и потому ему сочувствовали».
Новая высота
Не все просто складывалось и у Быкова-режиссера. Уже будучи всенародно любимым актером, он не захотел останавливаться на достигнутом и мечтал о режиссуре. Ради этого он переехал в Ленинград, где на «Лен-фильме» ему удалось поставить картину «Зайчик», в которой он к тому же сыграл главную роль. Однако дирекция «Ленфильма» никаких режиссерских открытий в картине не обнаружила, и о дальнейшем сотрудничестве не могло быть и речи... Это был сложный период в жизни Быкова. После долгих мучительных раздумий он принял решение вернуться в Киев, но сдаваться так просто он не собирался.
Именно в Киеве на киностудии Довженко Быков снял фильмы, которые прославили его как режиссера и укрепили актерскую славу: «В бой идут одни «старики», «Аты-баты, шли солдаты». Однако и здесь не обошлось без проблем, связанных с государственным контролем и чиновничьим произволом.
Так, Быкову долго не давали ставить «В бой идут одни «старики», считая картину слишком... героической! Его давняя мечта снять фильм о летчиках оказалась под угрозой, и тут режиссер вновь проявил ту настойчивость, которая не раз уже помогала ему. Он начал обкатывать сценарий на сцене. Чтение Быковым отдельных кусков сценария в самых различных городах Советского Союза вызывало у слушателей такой восторг, что никаких сомнений в правильности созданного произведения у авторов не возникало. Поняли это в конце концов и руководители кино Украины, и в 1972 году Быков наконец приступил к съемкам фильма.
Картина «В бой идут одни «старики» вышла на экраны страны в начале 1974 года и имела огромный успех у публики. На Всесоюзном фестивале в Баку фильм получил почетный приз, причем только потому, что от главного приза Быков отказался. Дело в том, что на том же фестивале демонстрировалась «Калина красная» Василия Шукшина – прекрасный фильм, вызвавший, тем не менее, волну глухого неприятия со стороны чиновников от кино. Пытаясь «задвинуть» картину, они предложили украинской делегации главный приз за фильм «В бой идут одни «старики». Но уговорить Быкова на такой шаг не смогли.
В ответ он сказал: «В списке, где будет Василий Шукшин на первом месте, я почту за честь быть хоть сотым. Ведь моя картина – это рядовой фильм о войне, а его – это настоящий прорыв в запретную зону, прорыв в сферу, о чем раньше и думать-то не позволялось. Так и передайте мои слова руководителям фестиваля». В результате «Калина красная» взяла-таки главный приз Бакинского кинофестиваля.
Сам же Быков действительно не считал свои киноработы чем-то выдающимся: обычные фильмы об обычных людях. Однако вот эта «обычность» и делала их родными, созданными образами Быков попадал, что называется, в десятку. А все потому, что брал их... из жизни, вплетая в фильмы факты своей биографии и давая героям фамилии реальных людей. Так, младший лейтенант Щедронов (Смуглянка) в «Стариках» носил фамилию его самого близкого друга детства, летчик Алябьев – парнишки, с которым Быков подружился в эвакуации в Барнауле.
Старшая сестра Быкова Луиза вспоминает о премьере фильма «В бой идут одни «старики» в Краматорске – городе, где вырос Быков: «Его несли на руках. Люди что-то говорили, смеялись, восхищались. А Анна Тимофеевна Карпач – мать Виктора Щедро-нова, нашего соседа и самого близкого Лениного друга – рыдала. Она узнала своего Вику на экране в образе Смуглянки не только потому, что он -лейтенант Щедронов, и даже не потому, что он рассказывал ей, как они с Леней однажды в вагоне поезда услышали мелодию «Смуглянки», которая запала им в душу и которую он и насвистывали потом все время, пока Витя не сбежал на фронт (он был старше Лени на два года). Она узнала его белозубую неповторимую улыбку, взгляд незабываемых глаз. Это же надо, чтобы нашелся такой актер, как Сережа Подгорный, что все, знавшие Вику, узнали его мгновенно. Вика Щедронов погиб 11 апреля 1945 года в Чехословакии... А я помню, как Леня и Вика играли в войну, как мечтали ко дню рождения Вики деревянный самолет построить. И строили...»
Второй фильм о войне – «Аты-баты, шли солдаты» – Быкову дался очень нелегко. После съемок он слег со вторым инфарктом... А затем неожиданно для всех оставил военную тему и начал работать над фильмом «Пришелец» об... инопланетянине. Съемки шли трудно, было много сложных декораций, выбранная тема казалась странной для чиновников от кино, да и Быков ощущал себя в ней не очень уверенно... Тогда же, в начале 1979 года, он и написал то самое письмо-предчувствие...
Леонид Быков ушел из жизни в расцвете творческих сил. Но независимо от того, сколько бы еще фильмов и актерских работой создал, такие люди никогда не уходят «вовремя», потому что на их место уже никто не придет, оно так и останется пустым...

Марина Белая

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять