RU
Все новости

Раду Поклитару в Донецке

Раду Поклитару: «Больше всего боюсь, что когда-нибудь я чувство неуверенности в себе»
Один из самых интересных хореографов современности Раду Поклитару стал частым гостем в Донецке – его «Киев модерн-балет» неоднократно принимал участие в балетных форумах, проходивших на донецкой земле. На завершившемся недавно фестивале «Звезды мирового балета» дончане также могли увидеть два одноактных балета Поклитару и несколько небольших номеров. На пресс-конференции хореограф рассказал журналистам, почему он отказался возглавлять репертуарный театр, о своем дебюте в роли преподавателя, о своем отношении к критике и о многом другом.


Раду Поклитару о фестивале, чехах и возможности выбора
- Раду Витальевич, вы неоднократно участвовали в фестивале «Звезды мирового балета». Можно ли говорить, что количество проведенных фестивалей переходит в качество?
- О том, что уровень фестиваля невероятно высокий, можно судить по такой лакмусовой бумажке, как гала-концерты. Гала-концерт этого года по количеству звезд, по их мастерству был таким, что совершенно точно можно сказать: фестивалРаду Поклитаруя подобного уровня в нашей стране больше нет, его смело можно ставить в один ряд с европейскими и американскими балетными фестивалями.
- Как вам понравился номер, который показали чехи?
- Вы говорите о «Сне Марии» Петера Зуски? Для меня это самое яркое событие вечера. Я этот балет видел пять раз живьем за это лето и один раз в записи. Я считаю, что это просто замечательная работа, хотя и подозреваю, что консервативно настроенная публика может отнестись к нему ханжески. На мой взгляд, это очень хороший юмор, в котором нет ничего ни позорного, ни вульгарного, ни вызывающего. Это очень качественные танцы, там
много хорошей режиссуры, много психологии. Для меня это замечательное произведение, искусство во всех его составляющих.
Единственное, что я скажу (хотя, возможно, Вадим Писарев меня и поругает за эти слова), – было жалко, что в Киеве на гала-концерте показывали оригинальный вариант, когда танцовщики в конце выходят обнаженными, а для донецких дам на них почему-то надели трусы! Это самовольство и произвол... Ведь спектакль называется «Сон Марии» или «Мечты Марии», и я не думаю, что есть женщины, которые мечтают прийти в спальню и увидеть там мужика в трусах!
- У вас в детстве был выбор, кем стать?
- Нет. Я из балетной семьи, мои замечательные папа и мама – ведущие артисты балета молдавского театра. Меня с четырех с половиной лет отдали в балет. Папа привел меня в зал, поставил у станка и сказал: «Ты любишь балет!» И вот уже стол ько лет я держусь за станок.
- Почему вы создали свою труппу, а не стали хореографом в каком-нибудь репертуарном театре?
- Я целый год был главным балетмейстером Молдавской национальной оперы, мне этого опыта хватило, чтобы понять, что это точно не мое. Я активно действующий хореограф, все время
создаю что-то новое, свой собственный мир, а балетмейстер в репертуарном театре-это функциональная должность. Это человек, который собирает для поездки в Англию «Лебединое озеро» Петипа-Иванова, который собирает для поездки в Германию «Щелкунчика» Григоровича, который собирает «Спящую красавицу», потому что она не шла давно, и всего три процента времени может уделить своему творчеству. А если учесть, что у нас достаточно короткий творческий век, то мне кажется неразумным тратить свой, как это ни выспренно звучит, дар на то, чтобы поддерживать в замечательном состоянии работы других хореографов. На это есть педагоги-репетиторы.
До создания труппы «Киев модерн-балет» я планомерно, раз за разом отказывался от всех предложений взять в свои руки некий академический театр. Потому что я знаю, что это огромные проблемы минус творчество. А «Киев модерн-балет» был создан по инициативе нашего замечательного мецената Владимира Филиппова специально для меня. И это было предложение, от которого нельзя отказываться, потому что в репертуаре театра -только мои работы, я занимаюсь только своим творчеством.


Раду Поклитару: «Как режиссер я люблю смерть»
- Раду Витальевич, когда вы работаете с классическим материалом, над вами не довлеет мысль о том, что это до вас уже кто-то делал?
- Нет, совсем нет! Я не имею права по контракту рассказывать, что это за телевизионное шоуи где оно будет, но вот на одном из российских телеканалов я поставил номер на музыку абсолютно классического балета, причем сделал из девочек мальчиков. И как только начинает играть музыка и появляются артисты, ты понимаешь, что это совсем другие правила игры, которые ты сам себе только что придумал, и ты в них веришь. А музыка тебе просто подыгрывает.
- Как по-вашему, каков сейчас творческий потенциал украинских хореографов?
- Сколько я себя помню, всегда стонали, что хореографов нет, что их очень мало. И это правда. Хореограф – штучная профессия. Этому очень тяжело научить: либо человек это умеет, либо нет. В этом годуя впервые попробовал себя в качестве педагога – стал начинающим преподавателем в Институте культуры и искусств, ректором которого является Михаил Поплавский. У меня на курсе 24 студента. И я понимаю, что 24 хороших хореографа на одном курсе – это нереально. Из них можно сделать ремесленников, чтобы они – кто лучше, кто хуже – владели профессией. Аесли хотя бы два-три станут настоящими хореографами – это уже будет много... Кстати, на отсутствие хореографов сетуют везде, во всем мире.
- Раду, даже в самых драматических постановках вы проявляете большой оптимизм. Это ваше личное качество или своеобразный посыл к зрителю?
потеряю
 - Вообще-то, мне часто говорят, что я убил на сцене всех, кого только можно... Я думаю, хотим мы того или нет, все наше западноевропейское искусство родом из Греции. И при всей затертости слова «катарсис» никто не отменял того, что он – высшее стремление театрального акта. А смерть безумно театральна и безумно сильно воздействует на зрителя. Поэтому как режиссер я люблю смерть. Смерть ради смерти не имеет смысла, а смерть ради сопереживания, ради того, чтобы зритель пустил слезу, – она стоит того, поверьте.
- Раду Поклитару, как вы относитесь к критическим рецензиям?
-О, я их обожаю! Все хвалебные, как и все счастливые семьи, похожи друг на друга. А негативные – они такие разнообразные! Каждый раз, когда я делаю произведение (целый спектакль или маленький номер – неважно), я всегда очень переживаю... Часто чувствую себя полным неучем, бездарем, ничего у меня не получается. Потом через несколько репетиций это уходит, я втягиваюсь в процесс. И я больше всего боюсь, что когда-нибудь я потеряю это чувство неуверенности в себе. Как только я буду уверен в том, что делаю, -куда же двигаться дальше?
- Как по-вашему, ломка стереотипов и поиск новых форм не приведут ли к тому, что классический балет исчезнет со сцены?
- Чтобы было понятнее, давайте я переведу ситуацию в другое искусство. Оттого, что в центре Лувра возникла стеклянная пирамида Пея (образец современного искусства, многими принятый в штыки), сам Лувр остался на месте, его никто не разрушил. Точно так же никто не собирается отнимать у наших балетоманов «Лебединое озеро». Надо просто шагать вперед, а время уже само выберет, чему жить, а чему нет.

Ольга Меркулова

 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять