RU
Все новости

Федор Плевако – легендарный адвокат

До революции в России был очень популярен жанр анекдота. В образованной среде того времени анекдот скорее напоминал короткий рассказ. Одним из частых героев таких анекдотов был Федор Плевако – известный адвокат, который славился умением выпутываться из самых сложных юридических ситуаций благодаря своему уму и красноречию. На фоне современных процессов над украинскими политиками интересно вспомнить, какими приемами действовал Плевако.

Незаурядная личность
Федор Плевако родился в 1843 году в городе Троицке Оренбургской губернии. Он был вторым сыном обедневшего дворянина и крепостной нерусской национальности (по одним данным – киргизки, по другим -калмычки). В браке они не состояли, поскольку были из разных сословий, и будущее их двоих детей рисовалось крайне мрачным (бастардам был закрыт путь в приличное общество).
Плевако-старший хотел дать свои детям юридическое образование (бывшее тогда непрестижным и даже презираемым в благородных дворянских семьях), однако на второй год обучения их исключили из коммерческого училища (частного учебного заведения с юридическим и экономическим уклоном) за неблагородное происхождение.
С огромным трудом братьев удалось устроить в гимназию. После ее окончания Федор поступил в Московский университет – благодаря высоким оценкам он смог сделать это, не имея денег. На учебу он зарабатывал репетиторством, а еще получал стипендию как студент-отличник.
Он закончил университет в 1864 году. Это был год судебных реформ, коренным образом преобразивших систему российского правосудия. Судебные уставы императора Александра Второго ввели принцип независимости и несменяемости судей, установили подсудность всего населения без каких-либо исключений, обеспечили состязательность судебного процесса, полностью уравняв в правах защиту и обвинение. Но главное – были созданы суд присяжных и независимая адвокатура. В этом году начал свою адвокатскую деятельность и молодой Федор Плевако.
Вскоре к нему пришла слава, он стал сказочно богат. Однако при этом он не гнушался заниматься делами простых людей. Он умер состоятельным человеком, владельцем многоквартирного дома, а слава сделала его любимым героем дореволюционных анекдотов. Вот некоторые из них.

«Могло быть и хуже»
Плевако имел привычку начинать свою речь в суде фразой: «Господа, а ведь могло быть и хуже». Однажды Плевако взялся защищать человека, которого обвиняли в том, что он изнасиловал собственную дочь. Зал был переполнен, все ждали, с чего начнет адвокат свою защитительную речь. Плевако встал и хладнокровно произнес:
- Господа, а ведь могло быть и хуже.
Судья не выдержал и крикнул:
- Скажите, что может быть хуже этой мерзости?!
- Ваша честь, – спросил Плевако, – а если бы он изнасиловал вашу дочь?

Не выдержали и 15 минут
Однажды Плевако защищал мужа, обвиняемого в убийстве жены. Когда дошла очередь, Плевако встал и произнес:
- Господа присяжные заседатели!
В зале начал стихать шум. Плевако еще:
- Господа присяжные заседатели!
Повисла мертвая тишина. Адвокат снова:
- Господа присяжные заседатели!
Присутствующие зашевелились. Адвокат опять:
- Господа присяжные заседатели!
Тут в зале прокатился недовольный гул. А Плевако продолжает как ни в чем не бывало:
- Господа присяжные заседатели!
Началось что-то невообразимое. Зал ревел вместе с судьей, прокурором и заседателями. Наконец Плевако поднял руку, призывая народ успокоиться:
- Ну вот, господа, вы не выдержали и 15 минут моего эксперимента. А каково было этому несчастному мужику 15 лет слушать несправедливые попреки и раздраженное зудение своей сварливой бабы по каждому ничтожному пустяку?!

Не вынесла Россия...
Однажды Плевако участвовал в защите старушки, которую обвиняли в краже грошового жестяного чайника. Прокурор, зная, кто будет выступать адвокатом, решил заранее лишить его аргументов. Он признал, что старуху толкнула на кражу нищета, но отметил, что частная собственность священна. Если позволить людям посягать на нее, страна погибнет (кстати, так и произошло).
Выслушав прокурора, поднялся Плевако и сказал: «Много бед и испытаний пришлось перетерпеть России за ее более чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь... старушка украла чайник ценою в пятьдесят копеек. Этого Россия, уж конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно!»
Естественно, старушка была оправдана.

Отпустить грехи
Судили священника, который обвинялся в краже и прелюбодеянии. Сам подсудимый во всем сознался, предстояло вынести приговор.
Поднялся Плевако: «Господа присяжные заседатели! Дело ясное. Прокурор во всем совершенно прав. Все эти преступления подсудимый совершил и сам в них признался. О чем тут спорить? Но я обращаю ваше внимание вот на что. Перед вами сидит человек, который тридцать лет отпускал вам на исповеди грехи ваши. Теперь он ждет от вас: отпустите ли вы ему его грехи?»
Священника оправдали.

«Туфли я сняла!»
Плевако защищал мужчину, которого проститутка обвиняла в изнасиловании и требовала с него значительную сумму за нанесенную травму. Истица утверждает, что ответчик завлек ее в гостиничный номер и там изнасиловал. Мужчина же заявляет, что все было по доброму согласию и он расплатился за услуги. Последнее слово за Плевако.
- Господа присяжные, – заявляет он. – Если вы присудите моего подзащитного к штрафу, то прошу из этой суммы вычесть стоимость стирки простынь, которые истица запачкала своими туфлями.
Проститутка вскакивает и кричит:
- Неправда! Туфли я сняла!
В зале хохот. Подзащитный оправдан.

Время относительно
Плевако защищал владелицу небольшой лавочки, которую обвиняли в том, что она прекратила торговлю позже разрешенного времени в день религиозного праздника. Опоздание составило 20 минут.
Заседание суда по ее делу было назначено на 10 часов. Суд вышел с опозданием на 10 минут. Все были налицо, кроме защитника Плевако. Председатель суда распорядился разыскать Плевако.
Минут через 10 Плевако, не торопясь, вошел в зал, спокойно уселся на месте защиты и раскрыл портфель. Председатель суда сделал ему замечание за опоздание. Тогда Плевако вытащил часы, посмотрел на них и заявил, что на его часах только пять минут одиннадцатого. Председатель указал ему, что на стенных часах уже двадцать минут одиннадцатого. Плевако спросил председателя:
- А сколько на ваших часах, ваше превосходительство?
Председатель посмотрел и ответил:
- На моих пятнадцать минут одиннадцатого.
Плевако обратился к прокурору:
- А на ваших часах, господин прокурор?
Прокурор, явно желая причинить защитнику неприятность, с ехидной улыбкой ответил:
- На моих часах уже двадцать пять минут одиннадцатого.
Он не мог знать, какую ловушку подстроил ему Плевако и как сильно он, прокурор, помог защите.
Судебное следствие закончилось очень быстро. Свидетели подтвердили, что подсудимая закрыла лавочку с опозданием на 20 минут. Прокурор просил признать подсудимую виновной. Слово было предоставлено Плевако. Речь длилась две минуты. Он заявил:
- Подсудимая действительно опоздала на 20 минут. Но, господа присяжные заседатели, она женщина старая, малограмотная, в часах плохо разбирается. Мы с вами люди грамотные, интеллигентные. А как у вас обстоит дело с часами? Когда на стенных часах 20 минут, у господина председателя -15 минут, а на часах господина прокурора – 25 минут. Конечно, самые верные часы у господина прокурора. Значит, мои часы отставали на 20 минут, и поэтому я на 20 минут опоздал. А я всегда считал свои часы очень точными, ведь они у меня золотые, мозеровские.
Так если господин председатель, по часам прокурора, открыл заседание с опозданием на 15 минут, а защитник явился на 20 минут позже, то как можно требовать, чтобы малограмотная торговка имела лучшие часы и лучше разбиралась во времени, чем мы с прокурором?
Присяжные совещались одну минуту и оправдали подсудимую.

Андрей Тютюнников

 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять