RU
Все новости

Борис Гребенщиков в Донецке

«Я издал бы закон, обязывающий музыкантов молчать»

В понедельник в Донецке выступала живая легенда российской рок-музыки – группа «Аквариум», приехавшая по приглашению концертного агентства «Культурная революция». Зал был традиционно полон, и музыканты не разочаровали донецкую публику -концерт длился 2,5 часа! Перед выступлением лидер группы Борис Гребенщиков отвечал на вопросы донецких журналистов – о музыке, о смысле жизни, о творчестве, о свободе и о многом другом.

«Музыкальная индустрия умерла»
- Борис Борисович, вы около 20 лет не исполняли со сцены песню «Этот поезд в огне». Почему стали петь ее на концертах сейчас? Считаете, что она актуальна для современной России?
- По счастью, я не руководствуюсь решениями головы. Если бы я руководствовался головой, я сидел бы в Москве и играл на коммерческих вечеринках. Просто я чувствую, что вот сейчас ее можно петь, и все.
- Почему ваш новый альбом называется «Тайный узбек»?
- Нового альбома как такового еще нет. Есть просто песня «Тайный узбек». Это кто-то в Интернете придумал, что альбом так называется. На самом деле он называется «Явный казах».
- А скоро выйдет новый альбом?
- Этого не знает никто.
- Часто ли вы читаете отзывы о своих концертах?
- Все время, потому что для нас это единственный способ обратной связи, возможность узнать то, что нас интересует. Люди могут заметить какую-то вещь, которую мы сами не видим, и это может повлиять на наши следующие концерты. Мы же играем не в пустоту, мы играем для людей, и то, что они говорят, для нас очень важно.
- Как вы относитесь к пиратству в музыкальной индустрии?
- Музыкальная индустрия умерла. Она не устраивала никого с самого начала, поэтому чем больше народа прыгает на ее трупе – тем лучше.

Творчество как молитва
- Где и когда вам открылся смысл жизни?
- Не помню. Как-то само собой получилось.
- Вы говорили как-то, что считаете себя дилетантом во всем. Ваше мнение за последние годы не изменилось?
- Дилетант – это тот, кому нравится то, что он делает. Нет, мнение не изменилось.
- Вам приходилось встречать людей, которые до конца понимали бы ваши песни так, как понимаете их вы?
- Конечно. Человек, который прочитал больше десяти книг, как правило, понимает то, о чем я пою. Тот, кто прочитал меньше, понимает не все. Но он чувствует.
- В книге «Аэростаты» вы писали о четырех возрастах человека. Когда вы планируете подойти к четвертому?
- Самый очевидный ответ – не дождетесь... Но если говорить серьезно, время, когда наступает какая-то пора для человека, не определяет сам человек – это просто происходит. Дерево не решает, что ему пора поменять цвет листьев. Так и с человеком.
- В мире уже столько всего написано – и музыки, и книг. Можно ли создать что-то принципиально новое? И нужно ли это?
- Когда я говорил о десяти прочитанных книгах, я шутил, конечно же. На самом деле нужно прочитать значительно больше. Но как правило, человек, набравший определенную массу знаний (какую – зависит от него самого), становится подобен ракете: ей нужно набрать определенную скорость, чтобы выйти за пределы атмосферы, так же и масса знаний переводит человека в другое состояние. У него меняются цели в жизни, у него меняется взгляд, его начинает интересовать другое. Это может произойти в 80 лет, может в 18, все зависит от жажды человека, от его желания узнать что-то новое. И вот когда человек переходит в другое состояние, у него возникает желание делать новое и не повторяться. Собственно, в его положении повторяться было бы нелепо: все монахи читают одну и ту же молитву, и каждый читает ее по-своему. Любое творчество – это молитва. Человек же не думает: «А как бы мне сделать так, чтобы было не похоже на Набокова?» Это бессмысленно. Попробуй сделать так, чтобы было хорошо, а потом уже смотри.

«То, что вы перед собой видите, – это фантом»
- Между каким вашим альбомом и собой вы могли бы поставить знак равенства?
- Я не помню, чтобы выпускал какие-то альбомы под своим именем. Гребенщиков – это не «Аквариум», это отдельный человек, который все равно придуман средствами массовой информации. 0 том, кого называют Гребенщиковым, на самом деле никто ничего не знает. Вы даже не знаете, это я сижу или нет. Любой человек может отрастить такую бороду и надеть такие очки. А что касается «Аквариума», то мне кажется, что все, что мы когда-то делали, – это «Аквариум» в данную секунду, причем со всеми недочетами.
- Вы читали книгу, которую написала ваша мама, и есть ли там Борис Гребенщиков?
- Я ее не читал, но редактировал. Мама писала книгу о своем сыне. Он там есть.
- Вы рассказывали, что как-то провели свой день рождения в пещере в Гималаях – хотели побыть в оптимальной обстановке. А в этом году не планируете?
- Дело в том, что я продолжаю оставаться в пещере в Гималаях. То, что вы видите перед собой, – это фантом.
- А фантом поет?
- Видели бы вы, как он танцует...

«У меня нет вопросов, у меня нет ответов»
- Вы общаетесь посредством Интернета?
- Я вообще считаю, что Интернет был придуман специально для нас. У нас есть сайт, есть «Живой Журнал», и любой желающий может связаться с нами в любую секунду. Каждый день я отвечаю на огромное количество писем, даже на самые нелепые, ведь нелепый вопрос может быть очень важным для того, кто его задал.
- Вам задают очень много вопросов. А ответ на какой вопрос вы хотели бы получить сами?
- Я не устаю повторять: все, что я говорю, можно спокойно вычеркнуть. Потому что все, что я говорю в дополнение к песням, убавляется от песни. Все, что у меня есть, я вкладываю в песни, остальное – от лукавого. У меня нет вопросов, у меня нет ответов. Я вообще должен молчать. Я бы издал закон, обязывающий музыкантов молчать всегда, кроме сцены.
- Вы говорили о том, что живете, как вам хочется, и делаете то, что вам нравится. Большинство людей живут совсем не так. Что вы посоветовали бы тем, кто хочет изменить свою жизнь?
- Нет общего рецепта. Я уверен, что у каждого человека есть свой собственный путь, каждый человек может договориться с Богом, чтобы Он объяснил ему или ей, каково оптимальное направление их движения. Большая часть людей хочет находиться в сетях. Большая часть людей любит сбиваться в стаи – будь то партия, будь то группировка, будь то защитники Химкинского леса... Если люди вдруг замечают, что им это неинтересно, – перед ними открывается вся Вселенная! Самое главное в этом мире – захотеть и сформулировать. Как только приходит одно и другое – все, искомое у вас в кармане. Потому что Бог, как было правильно замечено в Писании, не фраер. И это правда.

Ольга Меркулова

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять