RU
Все новости

Виталий Коршунов: Об обычных людях, у которых в Луганске все хорошо

Я не знаю ни одной семьи в моем окружении, кого не коснулась бы тема войны. Конечно, это не всегда такие уж выраженные перемены в худшую сторону, о чем принято говорить, касаясь этой страшной темы. Но перемены – самые разные – есть в каждой семье.

История № 1

Моя подруга, оказавшись без работы в конце лета 2014-го, приблизилась к своей давней мечте начать свое дело. До войны она занималась этим и раньше, но это было что-то вроде хобби и ставки на свою частную преподавательскую деятельность она не делала, а когда оказалось, что найти официальную работу на полный рабочий день не получается, она занялась вплотную своим довоенным хобби. А, как известно, если делать что-то упорно и долго, результата не может не быть.

И моя подруга, подойдя здраво к вопросу перемещения своего хобби в статус работы, способной ее обеспечивать, потратила на это уйму сил и времени. Результат не заставил себя ждать. Люди по-прежнему стремились дать детям лучшее, научить их свободно владеть английским, для этого ограничивая себя в чем-то ради лишнего урока для своего ребенка. В общем, клиенты преумножались, улучшалось качество уроков, а свой рабочий график моя подруга могла строить так, как ей хотелось. И она реально видела, сколько может зарабатывать. И спроси ее сейчас, хочет ли она прежней работы по графику 8:00–17:00, она четко скажет: нет. Хотя нотки ностальгии по коллективу, корпоративным праздникам, друзьям и общению у нее, конечно, есть.

История № 2

Мой знакомый всегда имел потенциал руководителя. Мужчина с соответствующим образованием и опытом. Но он был слишком молод для первых ролей, а еще всегда был кто-то, кто был опытнее, старше и с большим стажем. И даже если предположить, что внезапная смерть унесла бы жизнь его руководителя, всегда нашелся бы кто-то опытнее моего знакомого и старше. А вообще такие вот начальственные должности, получив, обычно несли до самой смерти. То есть покидал свой кабинет часто такой руководитель вперед ногами.

Война внезапно обнажила множество руководящих должностей в организации моего приятеля. Выехал на территорию законной Украины буквально весь первый эшелон власти. Оставшиеся топтались и не понимали, что делать сейчас и дальше. И от того, что мой знакомый был не робкого десятка, он вышел вперед. Вначале просто инициативно, потом уже уполномоченный должностью. Сейчас он делает то, что хочет и что, в принципе, делал всегда, только не имея соответствующей записи в трудовой.

Рад ли он? Ну, так не принято говорить. Должность обязывает отвечать, быть, делать, соответствовать. Он по-прежнему молод. Минусы и издержки должности – автоматическое вступление в движение «Мир Луганщине» и запрет на «выезд в Украину». Но здесь выбора-то особо не было. Вначале была должность, затем членство, а запрет (реальный или мнимый) лучше не проверять на деле.

История № 3

Моя приятельница смогла за эти 2,5 года вернуть прежние мощности своей развлекательно-праздничной деятельности в статусе «Агентство по организации праздников». Конкуренты уезжали, думали, возвращались и снова думали, а она была здесь. И команда конкурентов стала ее командой.

Люди по-прежнему стремились увековечить именины и круглые даты памятными фото и профессиональным видео, нанять ведущего или снять детскую игровую комнату для именин своего малыша. И моя подруга не стояла на месте. Анализируя запросы, она сняла еще одно помещение, арендовала оборудование и, сколотив базу дедов морозов и лунтиков, давала жить и питаться всем своим знакомым. Она бралась за все. Был бы запрос, за который ей готовы были платить. Пираты? Пожалуйста! Все мультгерои в духе телеканала «Карусель». Своя швея, свой мастер, модернизировавший аппарат для шоу мыльных пузырей. Стриптиз? Тоже может. Не она, но в ее телефоне есть все.

Легкий не конфликтный характер и высокая работоспособность делали свое дело. С ней хотели работать, потому что других вначале не было, а потом уже от того, что в качестве ее услуг были уверены. И видя то, что она и организовывает и работает часто сама, подменяя прихворавших «барбоскиных», я думаю, она сможет работать везде. Даже если с нуля придется начинать еще несколько раз.

История № 4

Моя давняя приятельница торговала китайскими штуками. Не знаю, как это назвать благозвучно – палочки, денежные деревья, жабки с монетками. Кто это вообще берет? Я не в числе ее клиентов. Какие-то свитки с иероглифами, аромолампы и прочее. Ей все это нравилось. Она в этом разбиралась, ей нравилось подбирать подарки со смыслом и общаться не спеша со своими старыми клиентами. С войной разве это кому-то нужно?

Хотя мне казалось, что это и до войны никому не нужно. Как же я ошибался! Люди видели в этих ритуальных покупках смысл и делали это по привычке. Где-то дешево и сердито, где-то – в коллекцию. Но на свой ужин она зарабатывала всегда. А потом конкуренты предложили ей выкупить и их магазинчик. С товаром и продавцом – дешево. И для нее конкурентов в Луганске не осталось. Новое дело требовало поставщиков. И она стала бегать чуть быстрее, но с прежним юмором. Она не скрывает – ей повезло. Не реши уехать насовсем из Луганска ее конкуренты, что бы она делала? Но к сети магазинов она бы шла еще десяток лет.

***

Такие вот истории о счастливых переменах. Война и все с ней связанные события стали катализатором, проводников для моих знакомых, заставив проявить их лучшее качества и действовать много быстрее. Это как алгоритм, освоив который его можно повторять. Кто-то открыл парикмахерскую на паях с подружками, кто-то делает мебель, пройдя все этапы перерегистрации и подключив свет к производству.

Конечно, о том, что «все хорошо», говорят осторожно, чтобы не спугнуть переменчивую удачу. Но у них и вправду все хорошо. Так бывает, оказывается.

Виталий Коршунов преподаватель, город Луганск

Источник: «Радио Свобода»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять