RU
Все новости

Мария Дубровская: Нет в войне мирного выхода, только смерти…

Все уже было, люди.

Дай бог нам сил пережить это снова.

Мои бабушки пережили ту войну в оккупации.

Обычные маленькие люди, колхоз, об эвакуации речь даже не шла.

У бабушки по маме было много сестер, она была одной из младших. А у старшей, бабы Орьки, на момент войны уже было несколько маленьких детей. Много. Выжили 5, а сколько было тогда – не знаю. Прабабушка моя, мудрая, пережившая и первую мировую, и гражданскую, распорядилась: отдать детей сестрам, по одному-два, чтобы выжили, потому что Орине одной было всех не поднять.

Бабушке досталась Клава и еще маленькая дитинка.

Бабушка уже не помнила, кто – мальчик или девочка, когда мне об этом рассказывала. Ребенок потом умер. Она была и участник боевых действий, и оккупацию пережила, но о войне не рассказывала почти никогда. Как и дед. А вот эту историю рассказала. Скандалили они с Орькой. И вспомнила бабушка, какой у Орьки к ней счет. Когда был у бабушки этот ребенок, дитинка, как она говорила, были бомбежки. И, говорит, однажды она его выкупала, спеленала, положила возле печки.

А тут бомбят. Она, говорит, выскочила, и бежать без памяти.

Про ребеночка забыла. Молодая ж совсем, да и не ее ребенок. А Орька прибежала и увидела, что она его оставила.

И вот, 40 лет спустя они это помнили. Сестра ее укоряла. А бабушка только вздыхала в ответ – что поделаешь, испугалась очень.

Война, понимаете.

Я помню фото разрушенных наших городов. Бомбили страшно.

Сколько мирных тогда погибло – никто не считал.

И вот сейчас опять украинские города бомбят.

А там люди. Мирные.

Бомбят их не потому, что украинская «хунта» ненавидит Донбасс. А потому что Донбасс оккупирован российскими гражданами, и города эти вовсе не мирные, а начинены оружием под завязку. И оружие это стреляет.

Нет мирного Донецка, в котором погибают дети от снарядов злых «укров». Есть Донецк, вооруженный до зубов, оружие это используют не только местные ополченцы, которых совсем немного, а заезжие «защитники русского мира». Оккупанты.

У которых наши люди в заложниках. У которых нет законов и правил, а зачастую и мозгов, потому что «русский мир» едут защищать самые убогие его представители.

Не стрелять в ответ – они будут продолжать убивать мирных жителей Авдеевки, Мариуполя и еще многих и многих маленьких городов и сел, оказавшихся на линии разграничения.

Стрелять в ответ – гибнут мирные люди в Донецке.

Нет в этой ситуации мирного выхода, только смерти.

Как и в ту войну.

И не надо про то, что они «сами виноваты», звали Путина и т.д.

Во-первых, Путин пришел совсем не потому, что его звали. А во-вторых, самые активные его зватели свалили при первых бомбардировках.

Остались самые сильные. Те, кто не захотел отдавать оккупантам свой город, свою землю. И самые слабые. Те, кто не смог уехать.

Ситуация на сегодняшний день столь же ужасная, как и в ту войну. Только артиллерия теперь мощнее.

Что мы можем сделать?

Поддержать оставшихся там. Словами и не только.

Нужно дать людям возможность выехать, организовать –куда, чтобы люди не боялись ехать в неизвестность.

Поддерживать свою армию всем, чем можем.

Каждый должен понимать – кричали вы или нет «путинвведивойска», но то, что в Киеве, Одессе и Харькове нет русских танков – только их заслуга.

Помогать людям, которых задела война.

И не вестись на информационные вбросы.

«Онисамивиноваты» – нет, не сами.

«Украинастреляетвдетей» – нет, не в детей.

Во врагов.

Враги прикрываются нашими детьми.

И молиться, наверное.

Мария Дубровская, Facebook

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять