RU
Все новости

Жить на линии огня: не топить печь, не рубить дрова, бежать только в дождь. Но в статусе переселенца еще труднее (Фото)

Мариуполь 2,5 года назад стал вторым домом для десятков тысяч жителей Донецкой и Луганской областей, в чьи дома пришла война.

В том числе он стал и для жителей поселка Широкино (Волновахский р-н, Донецкая обл.), маленького населенного пункта, расположенного на берегу Азовского моря в 20 километрах от Мариуполя, который когда-то славился рыбным промыслом и прекрасным местом для отдыха на азовском побережье.

В феврале 2015 года, после обстрела микрорайона Восточный в Мариуполе, бойцы полка «Азов» зашли в Широкино, чтобы отодвинуть линию огня от Мариуполя. В результате боев всего за 4 месяца поселок был уничтожен полностью. Последние жители покинули его в конце мая 2015 года. Раньше в Широкино проживали около 1500 человек. Сейчас там нет никого, кроме военных. Эвакуация жителей началась в феврале 2015 года. Правда, многие пожилые широкинцы предпочли остаться на своей земле, несмотря на линию огня.

По словам жительницы Широкино Людмилы, она бы ни за что сама из своего дома не ушла. Но была ранена, а потому и вывезена из разрушенного дома. «Мне голову и руку осколками посекло, думала никогда руку поднять не смогу. Так сложилась жизнь, что у меня никого нет – ни мужа, ни детей, ни родителей. Я бы не бросила свой дом, не бросила бы свою землю», – рассказала переселенка.

Женщина вспомнила май 2015 года. «Вы говорите, 10 раз Сартану обстреляли – а нас по 300 раз за день обстреливали. Мы жили в подвалах, а знаете, как мы кушали? Нельзя было зажигать буржуйку. Никто бы из военных не разбирался откуда дым – сразу бы по этому месту выстрелили. Мы прятали буржуйку между домами. Дрова не рубили, а пилили, чтобы звука не было, а затем, как видим – танк или дом горит, быстро грели воду и заливали ею гречку. Так и выживали», – сообщила Людмила.

По словам пострадавшей, она покинула поселок 25 мая. После нее осталось несколько человек, один из которых в результате обстрела лишился ноги. Одним из последних покинул поселок и поселковый голова. «Тогда очень многие говорили, что он бежал в "ДНР", но это не правда. Он был там до последнего. Он был серьезно ранен. Чтобы спасти мужа, во время очередного обстрела жена прикрыла его своим телом. В результате ее посекло осколками, но муж остался жив. Раненых их доставили в Новоазовск. Но другой дороги из поселка просто не было!», – рассказали широкинцы.

Пенсионерка из Широкино Татьяна Ивановна, ставшая известной благодаря своему диалогу с боевиками (женщина на глазах ОБСЕ просила военных «ДНР» оставить поселок и заявила, что хочет жить в Украине) бежала из Широкино одной из последних.

«Нас обстреляли в марте. Я четко помню тот день, когда я поняла, что все – нужно уезжать. Красный крест привез гуманитарную помощь, она стояла во дворе, я не успела ее занести в подвал. И всю эту помощь посекло осколками. Тогда я сказала мужу – все нужно уезжать. Он всегда со мной спорил, а в тот день впервые согласился. Мы бежали ночью. Бежали в сторону Безыменного, поскольку в сторону Мариуполя было все закрыто – несколько блокпостов. Мы бросили все – взяли только воду и кое-какие документы. Нам помог дождь. Каким-то образом нас под дождем никто не заметил. Помню еще, что все ноги были в грязи, что обувь застревала и в какой-то момент мы остались даже без обуви», – вспомнила Татьяна Ивановна.

Два пенсионера, по ее словам, проделали большой путь и таки смогли добраться до Безыменного. «Помню, как мы шли, и вдруг видим – колосится пшеница. Это был такой контраст – тут война, руины, а делаешь шаг и видишь пшеницу», – отметила женщина. Уже по прибытии в Безыменное пенсионеры задумались, как добраться в Мариуполь. «Никто нас не хотел брать, но мы всеми возможными обманами таки забрались в единственный автобус и поехали в Мариуполь», – добавила пенсионерка.

Татьяна Ивановна почти 2 года живет в Сартане. «Вы знаете, я живу в таких условиях, что мало кому они понравятся. Очень плохие условия, но я с каждым шагом благодарю Бога, за то что осталась жива. Благодарю сартанскую землю, за то, что меня приютила. Благодарю жителей Мариуполя, за то, что мне помогли. Я жива», – подчеркнула пенсионерка.

DSC_0866

DSC_0864

Однако, оптимизм Татьяны Ивановны бывшие односельчане не разделяют. Большинство из них считают себя брошенными и забытыми. Каждую неделю десятки широкинцев встречаются на «пашковке» – так они называют подвальное помещение (бывший бар), которое им предоставили для встреч. Здесь эти люди обсуждают текущие дела, помогают друг другу, рассказывают о своих тяготах и успехах, а также «бросают шапку» – несмотря, на отсутствие средств, они всегда сбрасываются, чтобы помочь друг другу. Они хоронят друг друга.

За 2 года умерло более 75 широкинцев. Эти люди могли бы жить, но стресс и ужас, который они пережили, подкосил. «Мы хороним друг друга в поселке Виноградном, на чужой земле. Инфаркты, инсульты и другие болезни внезапно забирают лучших», – рассказали бывшие соседи.

По словам директора центра социальных служб города Мариуполь Надежды Астаниной, виной всему перемена места жительства. «Вы знаете, из-за войны я также перевезла в Мариуполь своих бабушку с дедушкой. Они жили на земле, а переехали в квартиру. И за короткий промежуток времени их обоих не стало. Я уверена, если бы они остались дома, то жили бы еще очень долго», – сообщила она.

Все, о чем могут мечтать жители Широкино – вернуться в родное село, даже полностью разрушенное. «Мы бы взяли в руки молотки, начали бы что-то строить, что-то восстанавливать», – уверена Татьяна Ивановна.

83-летняя учительница широкинской школы Лариса Рябцева (преподавала украинский язык) мечтает увидеть свой сад. «Какой у меня был сад: клубника, малина. Такой теплый и уютный дом. А здесь в городе – холодные стены, чужой воздух. Я задыхаюсь», – вспомнила женщина.

DSC_0006

Дочь учительницы – Елена Антонова работает в заводоуправлении комбината «Азовсталь». Именно ее коллеги сильно помогли в тот момент, когда она вместе с мамой с пустыми руками приехала в Мариуполь. «Нам очень помогли, ведь тогда у нас даже трусов запасных не было. Спасибо большое за это людям. Но прошло два года, и мы хотим хоть какой-то ясности. Если жители Лебединского, Чермалыка и других прифронтовых поселков, хотя бы имеют дом, куда смогут вернуться, у нас нет и этого. Государство должно что-то решать, не можете вернуть нас домой – дайте компенсацию, чтобы мы могли что-то приобрести», – рассказала Антонова.

Она уверена, что о жителях – широкинцах – все забыли. «Все говорят о Широкино, каждый день в новостях, а о широкинцах – тишина. Такое чувство, что их нет, и никогда не было, Мы никому не нужны», – отметила Елена.

DSC_0004

Сейчас широкинцы снимают жилье в Мариуполе. Тяжелее всего одиноким старикам – они вынуждены объединяться и снимать квартиру в вдвоем или втроем.

«Вы знаете чего я хочу? Я хочу приехать в Широкино, пойти на кладбище, где у меня сын похоронен и умереть рядом с его могилой», – со слезами на глазах говорит 80-летняя пенсионерка Валентина Есиненко.

Широкинское кладбище – еще одна боль жителей приморского поселка. Они боятся представить, как оно сейчас выглядит. «Мы боимся, что оно перекопано, что все гробы – наружу. То, что домов наших больше нет, с этим мы смирились. Но с кладбищем, нет», – утверждают широкинцы.

На «пашковке» есть целый архив фотографий разрушенных домов. Люди собирали их в сети интернет, в новостях, получали из рук военных. Это боль, которую невозможно просто так пережить.

DSC_0012DSC_0014

«Мы знаем о проблемах широкинцев, но, к сожалению, не знаем, как им помочь. Мы неоднократно предлагали им варианты жилья в общежитиях, но они не хотят. Все дело в том, что для получения комнаты в общежитии, им нужно встать на квартирную очередь в Мариуполе, то есть зарегистрироваться в Мариуполе. А они боятся. Боятся потерять свою землю, боятся, что потом никогда не увидят помощи», – сообщила директор центра социальных служб города Мариуполь Надежда Астанина.

Помочь этим людям крайне сложно. Они сломаны. Есть много успешных историй переселенцев. Однако, чаще всего успеха достигает молодое поколение, а старики не могут начать свою жизнь заново.

«Но у нас есть прогресс. Если раньше широкинцы не принимали психологической помощи, то сейчас больше идут на контакт. А в случае с этими людьми крайне важно, чтобы с ними работали психологи и мы постараемся им в этом помочь», – считает Астанина.

По ее словам, в настоящее время переселенцы больше всего нуждаются не в продуктах и теплых вещах, как это было вначале, а в жилье и работе. Очень многие из тех, кто приехал в Мариуполь с временно неподконтрольной территории уже нашел себя. Однако, проблема с жильем осталась – снимать квартиру очень дорого. Именно поэтому благодаря поддержке Евросоюза в городе получается строить общежития.

Одно из таких общежитий – на ул. Гугеля. Ремонт в здании бывшего Дворца пионеров продолжается, но в мае в него въедут постояльцы. 32 комнаты примут семьи из разных сел на линии разграничения и неподконтрольной территории. Это современное жилье, с ремонтом, хорошими кроватями и бытовой техникой.

В тоже время в Мариуполе существует и другое место, где проживают переселенецы. Это место компактного проживания на ул. Красномаякской. Здесь еще в 2014 году появились первые постояльцы. Оно стало местом для спасения людей, которые массово выезжали из-под обстрелов. Служить оно должно было не больше года, но прошло почти 3 года, а люди здесь по-прежнему живут. Их уже меньше (около 150 человек), некоторые комнаты пустуют. Однако, за все это время в здании мало что изменилось.

DSC_0868

К примеру, туалеты в здании выглядят ужасно, грязно, присутствует зловоние. По правилам, которые ввели сами переселенцы, существует дежурство, но на деле его незаметно.

THLLHgORVtQ

Воду можно набрать в двух местах – в душе или мужском туалете. Душевая выглядит очень плачевно: здесь установлен бойлер, но многие трубы сломаны, шланги оторваны. По признанию многих постояльцев, пользоваться душем достаточно страшно, особенно в вечерние часы. Отметим, что некоторые постояльцы оборудовали второй душ, но пользоваться им могут избранные – те, у кого есть ключ.

Что касается кухни, то в ней только одна печь. Остальные украли. Кто – неизвестно. Пользуются общей плитой всего 5-6 человек, остальные обзавелись электроплитками.

Переселенка из Донецка Елена работает в Коммунальном предприятии «Коммунальник», в ее обязанности входит уборка пляжа. Живет в небольшой комнате, которую сумела полностью оборудовать: здесь помимо электроплиты есть телевизор, чайник. В Петровском районе Донецка у женщины осталась квартира. Правда, в один день в результате обстрела там разбились все стекла. Квартиру сразу же обворовали.

«Сын приезжает и говорит мне, чтобы я присела. А я только после инсульта. Я уже сразу все поняла… У нас первый этаж, а потому вынесли все. Оставили только то, что не смогли вытащить через окно. Сначала, я думала, что получу инфаркт, а потом сын успокоил, сказал, что еще наживем», – рассказала Елена.

Правда, сын Сергей на работе в Мариуполе получил травму ноги. Парень строитель и у него раздроблена пятка в результате прыжка со 2 этажа. Нужна операция, денег на которую нет. Но молодой человек не отчаивается, он уверен, все у него в жизни сложится. Просто нужно очень сильно этого желать.

Вместе с Сергеем живет его девушка Рита. Она тоже переселенка, правда, из Седово Новоазовского района. Молодые люди встретились в Мариуполе и полюбили друг друга. Сейчас Рита не работает, поскольку попросту не может найти ничего подходящего – то возраст не тот, то переселенцев не берут. «Где я только не работала – и в палатке, и в баре, и посудомойщицей и уборщицей. Я ведь всего год, как в училище не доучилась, а документы в Новоазовске остались, не восстановить. Хотела в том году в техникум поступить, но опоздала на набор», – рассказала девушка.

DSC_0881

По словам Астаниной, восстановить документы девушка сможет, но для этого ей нужно обратиться в центр социальных служб для детей, семьи и молодежи.

Сергей и Рита живут не одни. Вместе с ними живет питбуль, которого привезли из Донецка. «Мы его купили еще, когда жили дома и не смогли бросить», – рассказал Сергей.

DSC_0885

Животных в общежитии много, большинство из них кошки. Правда, в другой квартире на третьем этаже есть еще одна собака и тоже питбуль. Его молодая семья с ребенком купила уже в Мариуполе.

Надежда Маленько живет в левом крыле общежития вместе с мужем, годовалым сыном Арсеном и питбулем Алей. Они занимают одну из лучших комнат в здании – здесь очень тепло, большая площадь и есть раковина с водой. По словам Надежды, вместе с мужем они приехали из Ясиноватой. Оба – сироты. Ребенка родила уже здесь, девушка не решилась на аборт. Сына родила в роддоме №3, где, по ее словам, к ней очень плохо относились. «Когда девушки платили, все вокруг них танцевали, успокаивали, а мне грубо отвечали – чего орешь, это не больно, не бреши», – рассказала Надежда. Работать Надежда пока не планирует, поскольку маленький сын и скоро в семье появится второй ребенок.

DSC_0903

GZiXAuW0QmEDSC_0901DSC_0900DSC_0899DSC_0896DSC_0895DSC_0892DSC_0889DSC_0883DSC_0886DSC_0881DSC_0880DSC_0878DSC_0872DSC_0874DSC_0871

В этом общежитии множество разных судеб и у каждого своя трогательная история.

Но всех этих людей объединяет одно – они очень хотят вернуться домой. Главное, чтобы закончилась война.

Источник: Сайт города Мариуполя

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять