RU
Все новости

Минские соглашения не выполнимы, но других не будет, – Фесенко

В ближайшей и, скорее всего, и в среднесрочной перспективе нет оснований ожидать существенного улучшения украино-российских отношений. Задача-минимум – не допустить дальнейшей эскалации конфликтного противостояния и нейтрализовать риски обострения в отдельных сферах двусторонних отношений. Об этом заявил политолог, председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко в интервью для материалов трехсторонней встречи экспертов в Берлине «Российско-украинский конфликт в контексте геополитических перемен»*.

«Никакой согласованной "дорожной карты" по реализации Минских соглашений на данный момент нет. Соответственно, нет оснований говорить о том, куда она приведет. В настоящее время есть лишь различные предложения по содержанию такой "дорожной карты" со стороны Украины, России, а также компромиссный вариант Германии и Франции», – сказал политолог.

Он подчеркнул, что основные пути урегулирования конфликта на Донбассе остаются теми же, что и раньше – реализация Минских соглашений. «Крайне маловероятно, что в 2017 году появится какой-то принципиально другой план урегулирования этого конфликта. Также маловероятно, без согласия России, изменение формата переговоров. К тому же, проблема не в формате переговоров, а в принципиальных противоречиях интересов конфликтующих сторон. Возможны определенные коррекции, связанные с условиями реализации Минских соглашений, в частности, в рамках согласования "дорожной карты". А вот перспективы полноценной реализации Минских соглашений остаются весьма сомнительными», – считает Фесенко.

По его мнению, в лучшем случае возможно постепенное снижение интенсивности боевых действий и относительное замораживание конфликта на Донбассе с сохранением военно-политического status quo в регионе. Вероятность реализации политических пунктов Минских соглашений, как и ранее, остается минимальной из-за кардинально противоположных позиций Украины и России как в логике реализации Минских соглашений (Украина настаивает на первоочередной реализации пунктов по безопасности; Россия – на приоритетности политических пунктов), так и в трактовке содержания политической части Минских соглашений (Украина настаивает на демонтаже «республик» и реинтеграции их территории в состав Украины с особым порядком местного самоуправления; Россия предлагает возвращение «республик» в состав Украины с максимально широкой автономией).

Серьезные разногласия существуют и в понимании статуса и функций миссии ОБСЕ в зоне конфликта. Украина добивается формирования вооруженной полицейской миссии ОБСЕ, которая бы:

  • контролировала линию разграничения,
  • взяла бы под контроль на время выборов участки украино-российской границы, не контролируемые сейчас Украиной,
  • обеспечивала безопасность и соблюдение демократических стандартов при проведении местных выборов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО).

Россия категорически не соглашается на полицейский характер миссии ОБСЕ, в т.ч. при обеспечении безопасности во время избирательного процесса в ОРДЛО, а также на передачу под ее контроль участков украино-российской границы.

«Из-за позиции России практическая реализация украинских предложений о полицейской миссии ОБСЕ представляется маловероятной. А без этого Украина не согласится на проведение местных выборов в ОРДЛО», – констатирует Фесенко.

*Материалы для трехсторонней экспертной встречи 27-28 февраля в Берлине «Российско-украинский конфликт в контексте геополитических перемен» подготовлены Центром Разумкова.

Фото: telegraf.com.ua

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять