RU
Все новости

Кузнец своего счастья: переселенец из Дружковки открыл кузню

Кузнечное производство – непростой сегмент в бизнесе. Однако занимаясь этим делом, можно неплохо заработать. Именно так решил Сергей Дуда и в 2016 году открыл в Одессе цех по производству кованых изделий «Наковальня». Стартовый капитал в размере 80 тыс. грн он получил благодаря гранту от проекта «Новый отсчет 2.0», реализуемого центром социальных инициатив ImpactHubOdessa при поддержке Международного фонда «Возрождение». На эти деньги мужчина закупил необходимое оборудование, с помощью которого он может делать тонкие и ажурные изделия.

Один день в подвале

Окончив в свое время Макеевский инженерно-строительный институт, Сергей в Дружковке возглавлял строительную фирму. Большой дом, а в нем – любящая жена и пятеро детей. Все изменилось в апреле 2014 года, когда в городе стали проходить антиукраинские митинги. «Установив на крыше дома национальный флаг, я сразу для многих стал врагом. Даже для своих кумовьев... Город разделился. Проезжая блокпосты, я не сдерживался в выражениях, требовал, чтобы эти люди ушли. Они поначалу побаивались – все-таки знали меня как директора предприятия. Но потом, видимо, поняли: раз у них в руках оружие, значит, это я должен их бояться. Несмотря на то, что мне стали поступать угрозы, я помогал украинской армии, покупал еду. Последней каплей стал звонок моего знакомого, который предупредил, что вооруженные люди начали расстреливать несогласных, и что я следующий в их списке», – вспоминает мужчина.

Оставаться в городе было опасно. Понадобилось всего пару часов, чтобы собрать необходимые вещи и уехать из Дружковки. Лето было в самом разгаре. «Муж, я, пятеро наших детей, старшая дочь Сережи от первого брака со своей семьей и наша собака – московская сторожевая по кличке Атос, поехали на Полтавщину к родственникам. Уезжать из родного города было страшно. Особенно детям, которые не понимали, почему они должны бросать свой дом и друзей», – поделилась Оксана, жена нашего героя.

По признанию Сергея, в тот тяжелый момент его спасала только вера. «В церкви, где я был пастором, нас учили не зацикливаться на материальных благах. В той ситуации нам это помогло. Оказавшись на мирной территории, я первым делом нашел там церковь, куда мы стали ходить всей семьей. Правда, перед этим я еще вернулся в Дружковку за кое-какими вещами и угодил в так называемую камеру пыток… Люди в масках затолкали меня в машину и отвезли в подвал, где целый день держали в камере-одиночке. Запугивали, угрожали, искали в мобильном телефоне компромат. Но когда нашли номер одного из своих главарей – я общался с ним по работе еще до этих событий, меня отпустили».

Чужих детей не бывает

Прожив в Лубнах чуть больше месяца, Сергей со своей семьей переезжает в Одессу, хотя там у них не было никаких родственников и даже знакомых. «Наверное, это было Божье провидение. Потому что уже по дороге в Одессу мы по телефону нашли волонтеров, которые устроили нас в санаторий для переселенцев на берегу моря. Там все было бесплатно: и питание, и проживание. На первых порах нам это очень помогло», – отметил 57-летний переселенец.

Только начали обживаться, обрели маломальский покой, как пришла печальная весточка с родины. В Славянске умерла знакомая, у которой осталось пятеро детей.

Сергей и Оксана решили, что просто обязаны забрать к себе детей. Ведь их мама для семейства стала родной, да и деток они хорошо знали: часто видели в церкви, вместе отдыхали.

«Я связался со службой по делам детей и отправился за малыми. К счастью, когда я приехал, город уже освободили. Но в управлении, куда я обратился со своим вопросом, мне сказали, что у детей есть родной отец, и они не могут их отдать. Не без помощи соцработников я вышел на бабушку малышей, которая и подсказала, как найти отца. Поначалу он даже угрожал Сергею, поняв, что потеряет детские деньги от государства, но после долгих уговоров согласился подписать отказ, признав, что не сможет поставить на ноги детей. С социальными службами достигли компромисса: первым делом договорились о том, что наша семья возьмет их на свое полное материальное обеспечение, пока не удастся решить все формальности», – наш собеседник рассказал историю усыновления.

Так Маргарита, Паша, Андрей, Назар и Даниил оказались в доме Сергея и Оксаны. Новоиспеченные родители даже увидели в этом пополнении некий знак: их родные дети – один мальчик и четыре девочки. Мол, так Всевышний решил установить баланс в их доме. Дети совсем не похожи друг на друга: их малыши светленькие, а приемные – темненькие. «Поначалу между детьми чувствовалось некое напряжение, было видно, что ревнуют из-за того, что мы стали уделять внимание не только им. Но они быстро поладили, сдружились и начали делиться игрушками», – признался глава большой семьи.

Но баланс в скором времени был нарушен: в ноябре 2016 года в семье появился Вениамин. «Беременность Оксаны стала для нас большой неожиданностью. Ей уже 46 лет, мы не ожидали еще одного ребенка. Но Господь сделал нам такой подарок. Это событие, кстати, очень сплотило детей. Когда жене стало тяжело справляться с домашними обязанностями, ребята распределили их между собой. Кто-то убирал в комнатах, кто-то помогал готовить. Дети даже устанавливают график кто, когда малыша будет нянчить», – поделился собеседник.

Кстати, у взрослых дочерей Евгении и Юли есть собственные дети, а у Дуды – двое внуков. Но они уже живут отдельно. Четверо деток ходят в школу, а двое уже учатся в институтах. У каждого в доме есть обязанности: они моют по очереди посуду, убирают в комнате. Ребята поют в церковном хоре, играют на фортепиано и на гитаре.

Кузнечное дело

А с прошлого года малышня еще и помогает папе в семейном бизнесе. Кузнец, дизайнер, менеджер по продажам, помощник в кузне – такие должности у детей Сергея Дуды. «Идею начать собственное дело подкинул зять Константин. Он пошел учиться в кузницу. Мне понравилось то, что он делал. Захотелось и самому попробовать. Так пошло-поехало. В гараже обустроили кузницу, где оба и работаем. Очень помогают дети. 19-летний Даниил делает отдельные детали. Постепенно учится делать что-то сложнее. 12-летний приемный сын Паша всегда подметает, смотрит за порядком. Берется во всем подсобить. Видно, что мужчина растет. У него есть даже свой график, а я плачу ему зарплату согласно табелю учета. Другие дети могут помочь что-то принести, подержать. Они также рассказывают о нашем деле своим друзьям и знакомым. Поэтому они у нас менеджеры по рекламе. В процессе не задействован разве что самый младший сынишка Веня», – рассказал Дуда.

Ворота, перила, фонари, светильники, калитки, заборы, решетки, полочки, цветники, ограды – эксклюзивные. По описаниям и пожеланиям заказчика эскизы будущих изделий на компьютере рисует старшая дочка Наталья, которая живет во Львове. Самые дорогие ворота стоят 35 тыс. грн, из них около 27 тыс. – расходы на материалы. Самые бюджетные обойдутся в 7 тыс. «Я не оканчивал какие-то специальные курсы. Ковке учился на практике. Когда начало получаться, понял, что это творческая работа, которая даже может приносить не только удовольствие, но и прибыль. Сейчас, когда о нас узнает все больше людей, а в основном с помощью социальных сетей, мы работаем без выходных, чтобы успеть выполнить все заказы. Пока мы с зятем справляемся», – рассказал Сергей.

Сейчас большая и дружная семья живет в собственном доме под Одессой. Чтобы его купить, пришлось продать две машины и дом, который остался в Дружковке. «Правда, намного дешевле. Его рыночная цена – 74 тысячи долларов, а мне пришлось продать его за 12 тысяч. Но мы все равно довольны, ведь теперь есть свое жилье. А с мебелью помогли волонтеры. Домой мы не собираемся возвращаться. Я не смогу жить среди тех, кто агитировали за «русский мир» и делать вид, что как будто ничего не произошло. Жизнь поделилась на «до» и «после». И, несмотря на то, что в «до» у нас было значительно больше денег и возможностей, возвращаться к этому я не хочу», – отметил собеседник.

Анна Курцановская

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять