RU
Все новости

Вдохновляющие истории трех переселенок

С начала аннексии Крыма в 2014 году и последующего за этим военного конфликта на Донбассе свои дома вынуждены были покинуть около 2 млн украинцев. И это – только официальная статистика. В реальности же количество внутренних переселенцев намного выше. К сожалению, далеко не всем из них удается найти стабильную работу. Но среди них есть и те, которые идут к своей мечте, несмотря на любые трудности. Среди них Елена Педаш, Анастасия Рубежанская и Ольга Арчибасова – героини данной статьи.

От чебуреков до кейтеринга

Два дома, квартира, машина и неплохой бизнес. Семья Педаш крепко стояла на ногах. У Евгения была небольшая мебельная фабрика, а его жена Елена занималась оптовой торговлей пищевыми ингредиентами. Все это было, пока на Донбасс не пришла война. Майские события 2014 года они запомнят надолго, ведь Елена с мужем и дочерьми – 13-летней Лизой и полуторогодовалой Соней – жили в непосредственной близости от донецкого аэропорта. Когда начались обстрелы, они собрали небольшую сумку с самым необходимым и решили переждать опасность в одном из ближайших мирных городов. Так они оказались в Запорожье.

«Было очень страшно. На блокпостах стояли люди с оружием, и когда они наклонялись в машину, стволы смотрели в нашу сторону. Я такого раньше вообще никогда не видела. Мы думали, что едем ненадолго. Ну, на неделю-две, максимум три», – вспоминает Лена.

В новом городе, естественно, их никто не ждал. Хозяева не горели желанием сдавать жилье переселенцам с двумя детьми, да и к тому же без постоянной работы. Аналогичная ситуация сложилась и с арендой помещения для бизнеса. Поэтому первое время ничего не складывалось, работу с нормальным заработком найти не удавалось. Апатия и депрессия одолели Евгения и Елену. Но это было до того момента, пока они не попали на учебу для переселенцев, где опытные тренеры рассказывали, как организовать собственное дело. Оттуда супруги вышли вдохновленными и мотивированными. Написали бизнес-план и получили грант от Международной организации по миграции. На эти средства были закуплены профессиональный кухонный комбайн и кофемашина. Так появилось кафе «Чебурек».

«Мне и раньше была близка эта тема. У сестры в Донецке были квартиры, она их сдавала посуточно. Разные солидные люди приезжали, снимали жилье, а я обеспечивала их питание: фуршеты, банкеты, кофе-брейки и т.д. Это была четко налаженная схема. У меня были повара, в которых я была уверена, а сама занималась логистикой и управлением бизнесом», – отметила она.

Но в новом городе, где не было ни знакомых, ни связей, все оказалось сложнее. Начиная с того, что в Запорожье было очень сложно найти персонал, который бы умел и хотел хорошо готовить чебуреки – вкусные, ароматные и качественные.

«Я набирала персонал в авральном режиме, в итоге остановилась на талантливых молодых ребятах. Мы учились готовить с ними вместе, работали вместе на кухне, обжигались и росли. Помню, как-то мы не могли наладить тесто-машину, и у меня руки были в мозолях. Мы делали это с душой. Каждый день в 7 утра шли на рынок к специальной проверенной женщине, которая знает нас в лицо, покупали у нее свежее мясо, свежие травы, приправы. Это была целая жизнь, которой жила целая команда людей. Мы экспериментировали, пробовали что-то новое и развивались», – рассказала Елена.

«Чебурек» проработал год. Это дало возможность Елене и ее семье первое время стать на ноги, но потом кафе пришлось закрыть. Место оказалось неудачным для такого бизнеса. Без работы наша собеседница не осталась – она начала заниматься кейтерингом. Это не только приготовление пищи и доставка, но и обслуживание, сервировка, оформление стола, разлив и подача напитков гостям и тому подобные услуги.

У Елены множество идей по поводу того, чем можно заниматься в Запорожье. «У города огромный потенциал к развитию, и множество незанятых ниш. Главное – найти людей, которые пойдут с вами в одну ногу. Один из вариантов, чем я хотела бы заниматься, – это школа для будущих поваров. В стране масса экономистов, юристов и психологов, но очень не хватает людей рабочих профессий. Повар – это очень достойная специальность, которая требует множества навыков. Причем, она довольно-таки хорошо оплачивается. Поэтому мне очень хотелось бы открыть в Запорожье школу кулинарного искусства, где люди бы получили навыки не только кулинара, а и психологически подготовились к кухне – чтобы они не боялись ее, не впадали в истерику, а чувствовали себя уверенно. Думаю, что масса кафе и ресторанов за таких специалистов отдали бы хорошие деньги. Когда человек уверен в своем персонале – это стоит многого», – поделилась своими мечтами Елена.

За эти два года город Запорожье стал для семьи Педаш уже родным, и переезжать они никуда не планируют. К тому же здесь у Елены и Евгения родилась третья дочка – Света. В семье даже шутят, что, мол, если опять возникнут проблемы с арендодателями, будут показывать не свою донецкую прописку, а свидетельство о рождении дочери – она коренная запорожанка.

«Наш дом в Донецке разграблен и разрушен. Мародеры вынесли все, что можно было забрать. Мебель, окна, технику, батареи отопления, даже смеситель в ванной срезали. Но я это отпустила, теперь думаю, как реализовать себя здесь. Запорожье – очень хороший город, с большими перспективами», – заключила она.

Учитель китайского, который варит кофе

Анастасия Рубежанская – учитель китайского языка и литературы из Алчевска. Правда, по специальности она не проработала ни дня. Ее манил гостинично-ресторанный бизнес.

«Мне казалось прикольным понимать, что ты ешь и пьешь. Работа в ресторане к этому подталкивала. Я работала в очень хорошем заведении. Многие вещи в приготовлении пищи мне были непонятны. Непонятно, почему выбирают один продукт, а не другой. И я постепенно начала во все это углубляться, читать, смотреть, дома тренироваться. Это увлечение диаметрально противоположно моей специальности. Сейчас большинство моих одногруппников, с которыми мы учились в университете, работают в Китае. Некоторые преподают английский и русский языки. В Украине почти никто не остался. Возможно, 2-3 человека. Я, пожалуй, единственная из 36 одногруппников, кто не пошел работать по специальности. До четвертого курса я думала, что, наверное, буду переводчиком. В худшем случае, учителем. Пыталась представить себя и мне казалось, что это не так уж и плохо. Потом оказалось, что мое главное хобби – кулинария», – поделилась она.

Когда началась война, Насте было всего 20 лет. Чтобы не слышать, как взрываются снаряды, девушка переехала в Черкассы. «В этом городе у меня родственники. Было место, где могла некоторое время остаться, не умереть с голода, иметь крышу над головой и начать адаптироваться от всего, что со мной произошло. Потому что морально было очень трудно бросить дом и переехать. Я тогда уже понимала, что переезжаю, скорее всего, навсегда. В Черкассах можно было остаться, успокоиться и подумать, что делать дальше», – рассказала она.

А дальше были бесконечные поиски работы. Большинство владельцев кафе и ресторанов не хотели иметь никаких дел с переселенкой. «Все думали, что люди, приезжающие из Донецка и Луганска, приехали сюда временно. Тогда думали, что это все быстро закончится, и все вернутся домой. Никому не нужны временные сотрудники. Плюс, я думаю, у многих был стереотип, что все, кто приезжает оттуда, это какие-то бандиты, наркоманы и тунеядцы. И зачем нам с ними связываться? Это же Донбасс, зачем нам эти люди? У нас есть свои. Это было очень трудно», – вспоминает свои мытарства Настя.

В итоге ее все-таки взяли на работу в «ЧашкаEspressoBar». Это место и стало толчком для открытия собственной кофейни. «Думала, что с моим соучредителем Ромой начнем с какого-то небольшого уголка, на два квадратных метра, варить классный кофе и все. Мне казалось, что это очень круто, когда в кафе нет еды. Но в Черкассах это не работает. Все хотят посидеть, выпить кофе, съесть чего-нибудь сладенького. Поэтому за неделю до открытия мы установили небольшой кондитерский цех по производству печенья. Что касается названия, мы хотели, чтобы это было такое место, куда ты заходишь и не хочешь выходить. И здесь мы как-то быстро провели параллель с Алисой и Белым Кроликом. В книге Льюиса Кэрролла был персонаж, который всех заманивал к себе в нору пить чай, и оттуда никто не мог уйти, потому что постоянно кто-то откладывал свои дела на потом. И мы поняли: это название то, что нам нужно», – рассказала Рубежанская.

Настю и Рому финансово поддержали друзья-айтишники, которые заинтересовались идеей открытия кофейни. «Я понимала, что это неплохо, когда тебе 22 года, а ты соучредитель кафе. Но я видела, как все происходило, и понимаю, что у меня не хватает денег на то, чтобы сделать что-то лучше. Это меня очень долго грызло и грызет до сих пор: когда ты хочешь сделать лучше, но на это нужны деньги. Из-за этого ты себя чувствуешь не слишком реализованным, так как не можешь до конца сделать то, что хочешь. Мне кажется, что люди, имеющие работу и какое-то увлечение, просто боятся реализоваться в этом увлечении. Поэтому им приходится работать на той работе, где они чувствуют себя некомфортно. Я не побоялась и пошла туда, где мне нравится. Мое хобби – это ресторанный бизнес, и я в нем развиваюсь», – считает собеседница.

Из коммерческого директора в обжарщики

Свою жизнь с кофе решила связать еще одна переселенка.

Ольга Арчибасова полгода назад обустроила в Борисполе небольшой цех по обжарке кофейных зерен. Средства на покупку дорогостоящего оборудования получила от правительства Японии и ПРООН, став одной из 280 победителей грантовой программы для переселенцев. Она работала на Донецкой ткацкой фабрике. Доросла до должности коммерческого директора, жизнь пошла вверх – карьера, достаток, собственное жилье. Но летом 2014 года все изменилось – ей пришлось все бросить и уехать, ведь дальше жить под обстрелами было просто невозможно.

«Я переезжала в два этапа. Сначала летом. И тогда я была уверена, что все скоро наладится, и я вернусь. В октябре все-таки вернулась, потому что очень тянуло в свою родную квартиру. Но там я попала под такой страшный обстрел, что еле дождалась утра, чтобы оттуда уехать. Помню, я еле добежала до автобуса. Такси вызвать было невозможно. Мой дом находится на окраине города – добираться было сложно, но мне удалось. После этого в Донецк я уже не возвращалась», – рассказала она.

Со временем Ольга смирилась с тем, что в ближайшее время туда не приедет. Впрочем, у нее теперь мало времени на такие переживания, ведь сейчас нужно решать множество дел, связанных с новым бизнесом. 190 тыс. грн – столько Арчибасова получила от международных доноров на открытие собственного дела. Теперь переселенка покупает зеленый кофе, обжаривает его на специальном оборудовании, составляет смеси и продает.

Ольга вот уже много лет является заядлой кофеманкой. Она долго изучала литературу о кофе, и все это время хотела узнать о нем как можно больше.

«Хорошую информацию в интернете я находила очень мало. Свои секреты ни обжарщики, ни производители-плантаторы, ни известные мировые кофейни не выдают, ведь кофе – это таинство. И все, что есть на данный момент в интернете, – это коммерция. Можно посмотреть двухчасовое видео и ничего полезного для себя из него не почерпнуть. Тогда приходится прибегать к старым методам: в библиотеку ходить, в энциклопедиях искать. Ведь многие книги не переизданы и не отсканированы, и их просто нигде не возьмешь», – рассказала она.

По ее словам, ничем другим, кроме работы с кофе, она не занималась бы. «Кофе – это сказка, она увлекает. А история кофе невероятно захватывает и вдохновляет на развитие себя. Полтора года назад я открыла интернет-магазин кофе, сначала постепенно наполняла его статьями, которые сама переводила из англоязычных, испаноязычных источников. Увлекалась это темой все больше и больше, хотя сначала ничего не продавала. А когда подавалась на грант, то шла уже со 100% уверенностью, что буду заниматься только этим», – вспоминает девушка.

Летом 2016 года Ольга решила подать заявку на грант по Программе развития ООН. Прошло несколько месяцев и несколько этапов проверок, и она узнала, что выиграла. В течение двух месяцев с момента заключения договора ей нужно было запустить производство. Это было одно из главных условий конкурса. Еще одно важное условие – обязательное трудоустройство трех или четырех человек. Им нужно платить «белую» зарплату. А вся предпринимательская деятельность должна быть прозрачной и честной. «Конкурс был очень серьезный. Из двух тысяч заявок прошли только 280. Все получили разные суммы. Кто-то выиграл 50 тыс. грн. У всех разные условия финансирования. Грантовые программы вообще очень сильно помогают государству в целом. Они стимулируют на создание и развитие мелкого бизнеса так, как это практикуется во всех развитых странах», – уверена собеседница.

В этом конкурсе можно было претендовать на 200 тыс. грн, но с вычетом налога, Ольга получила 190 тыс. грн. Грант покрывает максимум 75% расходов на открытие бизнеса. «Свой бизнес-план я должна была запланировать под 270 тысяч, 70 из которых – мои личные деньги. Но по факту я потратила в несколько раз больше! Таковы уж реалии нынешнего мира: открыть в Украине свой кофейный бизнес, имея такую сумму, очень сложно. Практически невозможно! Но в гранте важнее не деньги, а стимул двигаться дальше. Ведь если бы я не выиграла, то все равно не сдалась бы и шла к своей цели», – отметила Ольга.

Бизнес обжарки кофе пока не приносит дохода, но Арчибасова надеется, что со временем затраты окупятся. Ведь кофейный рынок в Украине за последние полтора года заметно активизировался и набрал колоссальные обороты. Но при этом и конкуренция очень высокая, так что завоевать своего клиента будет сложно.

Анна Курцановская, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять