RU
Все новости

Жизнь в «серой зоне»: сотни людей выживают без магазинов, воды и в разбитых домах

Жители «серой зоны» на Донбассе вот уже три года выживают в настоящих боевых условиях. Мало того, что в нескольких километрах идет война и ее «эхо» может взорваться в любой момент в любом дворе. Но и мирная жизнь полна лишений и горя. Кто-то остался без жилья, кто-то был вынужден бросить дом или квартиру и бежать куда глаза глядят. Кто-то остался и теперь пытается выжить и даже вырастить детей. Об этом пишет «Сегодня.ua».

«Привыкли даже дети»

Небольшому поселку Славное, который находится всего в 20 км от Донецка, сильно не повезло – он находится на самой линии разграничения. Как только поселок заканчивается – начинается уже неподконтрольная территория. С началом боевых действий в Славное больше не ходят пассажирские автобусы, здесь нет ни одного магазина и уже на подъезде начинаются перебои с мобильной связью. Сама дорога к Славному усеяна воронками и поваленными на обочинах деревьями. На подъезде к поселку блокпост военных – чужаков сюда не пускают. Местные жители жалуются, из-за комендантского часа в темное время суток проблемно заехать даже им самим.

«Сюда заехать можно только до 10 вечера – потом уже нас не впускают. В Марьинке такого нет, в Красногоровке такого нет, а у нас – есть!», – сетуют местные жители.

Несмотря на то, что поселок, казалось, обречен на полное вымирание – здесь продолжают оставаться около 60 местных жителей. Большинство из них пенсионеры, но есть и молодые люди, есть даже несколько детей. Самому младшему жителю поселка Артему всего четыре месяца. Его мама Юлия рассказывает, что в Славном прожила всю свою жизнь.

«У нас в селе каждый дом пострадал от обстрелов – нет такого, чтобы в какой-то прилетело, а в какой-то нет. За хлебом, да и вообще за всеми продуктами, ездим в соседнюю Новомихайловку. Точнее, мы заказываем соседям, у которых есть машина, и они нам привозят продукты. Если стало плохо, быстрее также побежать к соседям, и они отвезут в больницу. Я тут не единственная с ребенком. У нас трое детей до трех лет, которые родились в войну. Есть и четырехлетний, есть и пятилетний малыш. Есть даже будущая мамочка», – говорит девушка.

До начала боевых действий Юлия работала продавцом в вещевом магазине в соседней Еленовке, которая теперь находится под контролем представителей незаконных вооруженных формирований (НВФ). С воспитанием маленького сына ей помогает мама.

«Кому мы и где нужны? Все спрашивают, мол, почему не уезжаем, а куда нам ехать? Я уже не раз говорила, что дайте мне нормальный дом, дайте правоустанавливающие документы – и я с удовольствием перееду отсюда. У нас самый богатый человек – это человек, который пенсию получает. А так работы нет. Слава богу, хоть пенсию привозят», – говорит мама Юлии Любовь.

Центральная дорога Славного разделяет поселок словно на две части. Жилая лишь южная сторона поселка, северная – пострадала больше всего и теперь там никто не живет. Война вокруг Славного не стихает даже днем – то и дело слышны отдельные взрывы.

«Когда начинаются обстрелы – прячемся в подвал. Самый страшный был 2014 год, но и сейчас тут стреляют. Мы уже привыкли. Мы картошку садим, а вокруг стреляют, но есть ведь надо. Жизнь продолжается», – отмечает Любовь.

«Привыкли даже дети! Хотя, недавно как бахнет – так дети сразу втроем ко мне сбежались. Главное их приучить, чтобы никуда не лезли. Там на обочину или в траву, ведь кругом могут быть неразорвавшиеся снаряды. Это сейчас они еще маленькие, а как подрастут – даже и не знаю... Оно ведь все запретное для ребенка – самое интересное», – подхватывает разговор еще одна жительница Славного Наталья.

«Жилья нет, будущего нет»

Беженцам из села Широкино, что под Мариуполем, возвращаться уже некуда – их село разбито практически полностью и в нем уже больше двух лет никто не живет. Большая часть широкинцев осела в Мариуполе, нескольких человек – в основном, стариков – приютил один из приморских пансионатов.

«Дни идут, а просвета никакого. Уже полтора года так, время словно остановилось. Ничего не происходит и не меняется. Уже свыклись с мыслью, что домой не вернемся. Нас живет больше десяти человек в пансионате и мы ждем каждый день, что нас придут выселять. Домой возвращаться некуда – дома разбиты. Только в крыше моего дома штук десять мин попало. Так что жилья нет, будущего нет. Живем на свои крохотные пенсии, работу найти нереально», – говорит бывший широкинец Александр.

В селе Павлополь – те же проблемы. И разбитые дома, и уничтоженные огороды. Самое страшное, что село задыхается от плохого водоснабжения, старики вынуждены покупать питьевую воду со своих крохотных пенсий.

«Мы скидываемся по 10 грн, чтобы как-то самим оплачивать ремонты водопровода и электролиний, но это капля в море. Проблема в том, что молодых людей у нас остались единицы – все, кто мог, давно уехали. У нас даже школы и детсада нет – детей возят в соседние села», – рассказала жительница Павлополя Елена.

В селе Мирное людей побольше и ситуация получше – есть и школа, и детсад, на улицах играют дети, а где-то далеко слышны раскаты артиллерии. Впрочем, все давно привыкли.

«А что дергаться каждый раз? Никаких нервов не хватит. Тут сейчас другие проблемы решать надо. Знаете, сколько у нас контуженных людей, которые потеряли здоровье от того, что у них чуть ли не под ногами снаряды взрывались? Только я знаю троих, а их гораздо больше. Им бы полечиться нормально или какую-то реабилитацию пройти, но никто не предлагает. У знакомого глухота почти 50% от контузии, у бабушки знакомой головные боли непроходящие, у другой тоже такие же проблемы», – говорит сельчанин Константин.

Главной проблемой житель Мирного считает все-таки разрушенные или поврежденные обстрелами дома, которые самим жителям восстановить иногда не под силу. Старикам трудно залатать дыры в крыше или заделать сквозные щели в стенах. Ремонтники же могут заломить неподъемные суммы.

«От государства многие получили стройматериалы на восстановление, но у людей нет возможности что-то делать. Как 90-летняя бабушка будет перекладывать шифер на крыше? Или дедушка – стены укреплять? Вот и живут старики то в летних кухнях, то в дворовых сарайчиках, если они уцелели. Дом ремонтировать некому. В селах в серой зоне сейчас грустно и тяжело. Война как проклятие – всех зацепила», – говорит Константин.

Напомним, за время вооруженного конфликта на Донбассе по официальным данным, погибло более 10 тыс. человек.

Фото: AFP

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять