RU
Все новости

В «ДНР» уже 1,5 года удерживают 24-летнего украинского активиста

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

В «ДНР» уже полтора года удерживают украинского активиста Владимира Фомичева, которого обвинили в экстремизме. Об этом сегодня, 24 июля, сообщила журналистка Леся Ганжа, в эфире «Громадського радіо».

«Володя – наш сотрудник. Я работаю в ГО "Центр UA", я – главный редактор сайта "Доступ до правди" – это один из наших проектов. А Володя работал в другой организации – "Сильні громади Донеччини". В прошлом году он поехал домой на Новый год. Его родители живут в Макеевке. Перед отъездом Володя говорил, что очень давно не видел маму. Ему исполнилось 23 после того, как его арестовали. 4 января стало известно, что его арестовали. Что послужило поводом, нам очень сложно сказать. Чтобы не навредить Володе, который сейчас находится в донецком СИЗО, я буду говорить очень аккуратно, будем говорить языком протоколов. Володе предъявили то, что он член ВО "Свобода". Его задержали в Макеевке. К нему приехали домой. Якобы у него нашли флаг ВО "Свобода", его провезли через весь город, привезли в так называемое "МГБ". Его допрашивали. Куртка в это время висела на вешалке. Осмотрели его куртку, в ней нашли две гранаты. Эти две гранаты стали поводом для предъявления ему обвинения. Суд был в прошлом году летом. Ему дали два года», – рассказала Леся Ганжа.

По ее словам, через некоторое время в приговоре была найдена ошибка, написали просто «два», но не указали, года, месяца или дня. Это стало поводом для пересмотра дела, который длился год. Все это время Володя находился в донецком СИЗО. В соседней камере сидел религиовед Козловский.

«Второй суд состоялся несколько дней тому назад. Мы говорили с отцом Володи по телефону. Он рассказал, что суд предъявил ему обвинение по 330 статье. Это обвинение в экстремизме. Ему дали 2 года и 6 месяцев с поселением. Ему зачли те полтора года, которые он просидел», – уточнила журналистка.

Она также рассказала, что у Владимира есть адвокат. «Мы его нанимали. Адвокат является связью между Володей и миром, потому что это единственный человек, который может с ним переговорить. Родители смогли с ним побеседовать перед судом. Ему можно получать передачи. Он читает книги, у него есть телевизор. Это все, что мы о нем знаем», – объяснила ситуацию журналистка.

Леся Ганжа не понимает того момента, как нашли две гранаты в куртке в охраняющемся здании. «Для меня это самый сложный вопрос. К человеку пришли домой. У нас есть информация о том, что при задержании Володю били. Он был избит, он ехал через блокпосты в машине. Теоретически флаг могли найти еще дома, а гранаты нашли в "МГБ". Отец, который был на суде, говорит, что этот же вопрос задавал Володе и суд. Поскольку Володя был подготовлен к тому, что такие вопросы будут заданы, он отвечал на них так, как нужно было на них ответить в этой ситуации», – пояснила Леся Ганжа. Она уточнила, что на суде Володя Фомичев все признал, и это при том, что абсолютно четко известно, что он не был членом ВО «Свобода».

Главный редактор сайта «Доступ до правди» также рассказала, что Володя писал и на ее сайт. «У него был большой интерес к истории. По образованию он историк, заканчивал пединститут. Как по мне, это человек, который мухи не обидит. Представить Володю с гранатами мне достаточно сложно. Поскольку я намного старше его, то для меня он был большим ребенком. Володя говорил, что полтора года не видел маму, так соскучился. Для меня самая большая проблема в том, что я его не отговорила. Поскольку мы все время от времени рисковали, то мне казалось, что заехать и выехать можно. Ситуация не должна была вызвать никаких подозрений», – вспоминает Леся Ганжа. Она подтвердила, что у Володи была проукраинская позиция, о которой знали друзья, родственники, одноклассники. По неподтвержденной версии друзей, донос в «МГБ» написал кто-то из одноклассников или приятелей.

На сегодня известно, что сейчас Фомичев находится в донецком СИЗО и ждет распределения на поселение. Это достаточно мягкая форма наказания.

«Но мы не знаем, как там функционирует пенитенциарная система на сегодняшний день. Общаясь с людьми, которые побывали в местах заключения, мы чудесно знаем, что иногда не так важно, насколько строгую форму наказания тебе присудили, важно, кто начальник того пенитенциарного заведения, в которое тебя распределили. Наша единственная надежда на сегодняшний день на обмен», – резюмировала Леся Ганжа.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять