RU
Все новости

Лариса Лисняк: Как я очутилась на линии фронта… и кришнаиты (Фото, Видео)

Фото Ларисы Лисняк
Фото Ларисы Лисняк

Кришнаиты. Они всегда были неотъемлемой частью довоенного Донецка. Бульвар Пушкина. И тут они… Такие «не от мира сего», такие умиротворенные и мирные… В оранжевых сари, с бубнами и барабанами (не знаю, как они у них называются)… И лишь две фразы мантры: «Харе Кришна, Харе Рама»… И мелодия лишь одна. Ровная… Не на «три аккорда», а на четыре. Всегда поражалась, как можно было подобрать такую однотипную мелодику, которая не утомляет часами. По крайней мере, меня.

Как оказалось, если мантру «Харе Кришна» повторять в уме, шепотом для себя – это у них «джапа», если громко воспевать под аккомпанемент – это «киртана».

Но речь сейчас не о том. А, может, и о том.

Наткнулась в YouTube на видеоролик отдыха кришнаитов в августе 2017 года на реке Нижняя Крынка (это под неподконтрольным ныне Харцызском, хотя административно относится к столь же неподконтрольной Макеевке). И нахлынули воспоминания… Началось с тех, как они, кришнаиты, раздавали в 2014-м еду в поселке Коммунар. Это здешние места. Там мои родственники. Закончилось – воспоминаниями, как я провела несколько дней на линии фронта. Там же.

***

Чем примечательна жизнь в войне – даты помнишь. Вот смотришь, детективные сериалы, и там «копы» приходят к «мирному» и тут же с порога резко: а где вы были 21 января 19** года? раскадровку по часам, плиз.

Вот если бы ко мне пришли эти «копы» и спросили, где я была 14 августа 2014 года, я бы им сходу и сегодня рассказала. По часам. И не только об этом дне.

Не буду описывать те дни в восприятии нынешних. Просто скопирую свои посты из Facebook (буквально немного добавлю фактажа, который в то время не могла отразить). Может, покажется длинно… Но кому – как. Это жизнь. Моя жизнь. Которая могла окончиться в один момент… Кто-то скажет – слишком субъективно. Смотрю на свои посты – с точки зрения нынешнего дня, да, сегодня я это бы в отдельных местах переписала. Но не буду принципиально. Первичные ощущения – они тоже имеют право быть, хотя бы для последующего анализа.

Сразу поясню. Т.к. Донецкая область граничит с Россией, то испокон веков у нас села называют на российский лад деревнями. Это лишь сегодня стало «зрадой», а до последних пары лет никто на это не обращал внимание. Поэтому в моем дальнейшем тексте времен 2014-го таки деревня именуется деревней.

(Дотерпите до конца – после будут мои кришнаиты).

***

14 августа 2014 года: «Раньше были популярны фоторепортажи типа "По дороге домой". Теперь мой личный путь домой выглядит так…

Я работаю на пр. Павших коммунаров, в районе областного Дворца бракосочетания. Обстрелы каждый день. Но мы ходим на работу. 14 августа за мной заехал муж и жутко нервничал, что я задерживаюсь: блин, обстрелы начинаются, не доедем. А меня какая-то мелочь задержала… Буквально на 15 минут.

Живем на ДонУГИ. Едем по Артема – впереди уже раскаты и взрывы… Столп гарева в районе "Северного", столп в районе Гладковки… мы едем в них… это наш путь.

Приезжаем на ДонУГИ. Мы ставили машину всегда в одном месте на здешней стоянке… А тут.. Народ… Крики… Люди… Машины… В районе нашей парковки… пробоина и хвост Града еще дымится… Прилетел буквально 10 минут назад… А 15 минут назад мы здесь должны были парковаться…

Улица Левицкого. Центр Донецка. Соседний со мной дом. Воронка между Левицкого № 13 и № 15. Убило супругов, которые отдыхали в некогда тихом дворике. В одном из этих домов раньше был детский садик, в него ходил мой брат…

Параллельная улица – переулок Лепешинского. Этот район из серии "Демьяна Бедного". Элитный частный сектор со всеми изысками жизни настоящих "донецких". Сегодня снаряд "прилетел" в дом № 15. Пожар тушили две бригады. И уже никто не завидует этим "изыскам".

Не хочу я больше так возвращаться домой((( Вот сегодня у меня впервые затряслись руки при фото некогда живых соседей, и что на их месте могли оказаться и мы…»

Фото автора

15 августа: «15 августа вечером, после того, как Грады прилетели в соседний дом в Донецке, и убило соседей, я приехала проведать своих родителей в деревню Липово (расположена между городом Харцызском и пгт Нижняя Крынка, далее –  Ждановка и Енакиево, близ которых находились ВСУ, а до Харцызска – уже неподконтрольные Макеевка и Донецк).

Точнее, после пережитого шока приехала в деревню спасаться. А попала прямо на линию фронта. Приехала с котом и котенком, потому что не с кем их оставить в Донецке. А здесь в деревенском доме – охотничья с родословной английский сеттер (это как в фильме "Белый Бим черное ухо") Джема. Вечер 15 августа зверье уживалось – рыча, лая, шипя))) А 16 августа было не до этого – и собака, ненавидящая котов, и коты, брезгующие собакой, втроем "мирно" от страха дрожали вместе под кроватью!».

16 августа: «В 14:00 мы оказались реально не у, а на самой линии фронта. Прямо у нашей деревни начались ожесточенные бои. К этому времени шло освобождение ВСУ города Ждановка, после которого путь идет на Верхнюю и Нижнюю Крынку, а за ними и наша деревня. Т.е. с одной стороны нас – Нацгвардия, а за деревней – "ДНР". И лупили друг в друга прямо через нас. Это война – здесь не до "мирных" между противоборствующими позициями, мы, "мирные" это прекрасно понимали. То, что я пережила в "жарком" августе в Донецке – показалось раем. Линия фронта от боев вблизи города отличается в разы: в Донецке лишь на телекартинках было жутко, в реалии – часть жуткого обстрела, потом пару часов передыха, когда можно было и в магазин успеть, потом опять пару часов обстрелов. Т.е. время "жути" и "передыха" уже выработалось. А на линии фронта понятие "передыха" очень условно – шмаляют просто постоянно.

С 14:00 в Липово стали слышны приближающиеся раскаты тяжелой артиллерии, в районе 15:00 звуки "накрыли" весь поселок. Судя по звуку, это были Грады, минометы, БТР, после появились танковые выстрелы.

Около 15:15 оставшиеся жители поселка спустились в подвалы (в мирное время в Липово было до 100 хозяйственных угодий, ближе к АТО – осталось около 40, по состоянию на 16 августа – не более 15, среди них – и мы).

С 15:30 практически весь поселок просидел в подвалах на протяжении более 5-ти часов. Лично мы за это время выходили два раза на 5 минут (извините, нужно тупо "нужду" справить). В последний выход приволокли кастрюлю с супом. В общем – придожное кафе "На линии огня" ))) Но никого в гости не зовем – сами в окружении. К утру ждем продолжение "триллера", наше "кафе" полностью заполнено провиантом и книгами. Потому что, как оказалось, когда сидишь в подвале несколько часов – себя нечем занять, разговаривать нельзя, т.к. прислушиваешься к обстановке на Земле (где снаряд – где от него раскат, и через сколько минут ждать "ответку"), мобильные и так "не берут", и все равно заряд вырубаешь (1 – бережешь батарею, 2 – а вдруг, как говорит моя мама, после просмотра американских блокбастеров, ракета нацеливается на сигнал))) Надеюсь, 17 августа для меня настанет)))) Всех люблю!!!».

Фото автора

16 августа: «В районе 16:30 затихло. Папа вылез на поверхность "на разведку" и сказал нам тихо сидеть в подвале. Потом он бежит и кричит: "Прячьтесь! Зачистка! Идут автоматчики!".

И тут реально вспомнились фильмы о Великой отечественной… Открытие же нынешней войны: во время тех боев на линии фронта обе стороны снимали с себя знаки отличия. И когда кто-то из сторон заходил в населенный пункт – не понять, наши или "дэнээровцы". Все говорят по-русски, по-украински (например, наша деревня всегда была украиноязычной). Т.е. не понятно – или тебя захватили, или освободили. А вопросы обе стороны задавали провокационные: когда заходили ВСУ, то они прикидывались "дэнээровцами" (чтобы распознать настроение населения, и что от него ожидать), если "дэнээровцы" – аналогично…

И вот по нашей деревне идут трое автоматчиков "в черном". Кто они, за кого – не разобрать… Я тут же выбегаю из подвала… Папа: "Куда? В подвал!". Я лишь отбилась от папы и бежала дальше в дом… Я не знала, кто идут по деревне…

Дело в том, что мы (тогда журналисты "УРА-Информ.Донбасс") принципиально не оформляли "аккредитацию ДНР", мы – последняя украинская редакция, которая открыто работала в Донецке. Несмотря на "приказы" в отношении нас, на допросы нас, и "подвалы". Прекратили мы свою деятельность лишь 1 декабря 2014 года, потому что после пережитого впереди нам оставляли, как минимум, аресты.

В июне 2014 года по дороге в редакцию "дэнээровцы" захватили нашего журналиста Сашу Перемота, он оказался первым журналистом на Донбассе, который провел в "подвалах" более суток. Не буду вдаваться в подробности его освобождения, но до сих пор низкий поклон двум людям (никто из нас пока их имени озвучить не может).

Так вот, после ситуации с Сашей, местные журналисты, которые перешли на сторону "ДНР" (по разным причинам), но которые до этого были очень близкими нашими друзьями и коллегами, в один день передали нам… "аккредитации ДНР". Тогда город находился под контролем Стрелкова (Гиркина), который вошел в Донецк 5 июля. И "аккредитации" были за его подписью. Нам просто передали пачку со словами: "Ребята, это не шутки. Саша, благодаря вашей активности и выходу на нужных людей, смог избежать реальных пыток. Никто вам и ему не гарантирует такое отношение в следующий раз". И мы взяли эту пачку (хотите – бросайте в нас камни), и она в течение июля-августа реально помогала нам выбраться из ни одной "катавасии" (просто большинство "ополченцев", которые нас задерживали в Донецке, были далеки от существующих интернет-СМИ Донбасса). При этом до конца мы оставались украинским изданием, принципиально не ходили ни на какие их мероприятия (но даже за это получали их угрозы), использовали "аккредитации" лишь, чтобы прорваться в "злачные" места – сделать фото и отписать новость с места событий. Но потом на этих же "аккредитациях" и погорели, когда сместили Стрелкова… Мы просто не сориентировались, когда "сменились" печати, т.к. не были приближены к "процессам". Сначала нашу журналистку после предоставления "документа" забрали на допросы… Мы поняли, что эти бумазейки нужно уничтожить, но я не успела… При "спасении" из обстреливаемого Донецка хватала сумки, а в одной из них (как потом я вспомнила) была и эта "аккредитация". 

Я не знала, кто идет по деревне, чьи автоматчики "в черном". Это сейчас можно говорить – да могла бы объяснить, да в СБУ бы разобрались… Говорю вам открыто: в августе 2014-го никто бы ни слушал никакие пояснения. После жуткого обстрела обозлены все, готовы оторваться на любом. Это честно. Я не могла подвергать опасности своих родных (сама пережила к этому времени многое, мне лично было пофиг – в тот период мне, честно, очень хотелось умереть. Я не видела выхода из ситуации, я не знала, как с ней справиться… Умереть – это был самый простой и желанный выход для многих в Донецке. Просто наложить руки на себя не хватало смелости. В этом я трус. Именно поэтому все последующие два года в Донецке я рвалась на самые экстрим-поступки до самого побега от "МГБ ДНР" в 2016-м).

В общем, вырываюсь я из рук папы, что-то непотребное отвечаю на его крики… и мы оба бежим в дом… Я хватаю "аккредитацию" и кидаю ее в печь. (Естественно, после августа 2014-го – как бы мне не предлагали оформить новую "аккредитацию", я даже слушать не хотела. Мне даже предлагали стать "замминистра информполитики ДНР" ))) О как! Далее работала на украинские СМИ без бумазеек, как получалось самой выкрутиться из обстоятельств).

В итоге "люди в черном" оказались разведкой "ДНР". Дело в том, что наша деревня – "лишь горы да пригорки", ровная поверхность лишь во дворах. Мы их все искусственно выравнивали и асфальтировали.

После "чернушников" проехало до 5 автомобилей с минометами, которые установили прямо во дворах жилых домов. На крики папы: "Что вы творите, в подвале бабы!", реакции ноль. Они выпустили ряд залпов от нас, и умчались. В ответ мы получили еще больше "подарков". Нас спасло, что ВСУ тоже уже просчитывали – если "ДНР" с одной точки выстрелили, то помчатся в сторону "тыла". Поэтому "ответка" прилетела по соседству с нами.

В районе 18:00 минометчики выехали из поселка, после чего у нас начались автоматные перестрелки.

Около 19:00 из Нижней Крынки мимо нас по трассе в направлении Харцызска прошла колонна бронетехники из танков, БМП и БТР. Это была колонна "ДНР", которая отступала из Ждановки. Главный блокпост "ДНР" под Харцызском на пересечении Нижняя Крынка-Зуевка оставался в полной боевой готовности.

После выхода из подвала нам сообщили – Ждановка (за которую бои шли 4 дня) – освобождена силами ВСУ. Наша деревня осталась под контролем "ДНР" и на линии фронта... Мы же опять спускаемся в подвал...».

17 августа, день: «Второй день в подвале. Сидим. Слушаем выстрелы и едим конфеты "Рошен". Сегодня нас обстреливают тяжелой артиллерией со Ждановки (в которую вчера вошли ВСУ) и с начала нашей деревни (в которой изначально были "ДНР"). Гремели с утра, к полудню звук переместился к нам. И... начало летать и свистеть. Вышли из подвала на "передых". Жуть. Опять везде черный дым и едкий запах гари. Судя по столпам дыма, горит пгт Нижняя Крынка, бывший пионерлагерь "Барвинок", вдоль нашей деревни горят дачи и поля в округе. Получается, вчерашняя колонна бронетехники, прошедшая мимо нас, – это-таки отступала "ДНР". Отступили под Ханжонково в сторону Макеевки, с утра там раскаты...».

Фото автора

17 августа, вечер: «К вечеру опять сидели в подвале (((( Сейчас прошлись по деревне немного (нужно было собак односельчан, которые выехали, покормить). Разрушений жилых дворов (по крайней мере, рядом) нет. Оказалось, что вчерашние минометчики "ДНР" (которые в деревне вызывали огонь "на себя", отводя внимание ВСУ от основной колонны техники) обосновались в следующем за нами поселке Красный Октябрь. Они в полдень начали шмалять оттуда, и нас ответкой накрывало(((».

17 августа, глубокий вечер: «22:20. Сидим мы в деревне Липово уже 5 часов без света и без связи (ни один мобильный оператор не работает). Кругом грохот. В Зуевке – зарево от снарядов, в ближайшей округе – темень, но не тишина. Надеюсь, этой ночью в подвал не полезем. Но все это время спим одетыми, т.е. – если чё, то в подвал на автопилоте : )

И очередное наблюдение. В нашей деревне в старых домах подвалы (у нас их называют "погреб") располагаются прямо под домами. Т.е. в комнатах есть дверь в подземный мир. Так вот, все односельчане с такими раритетами от Градов прячутся либо в комнатах, либо на улице под деревьями. Потому что, если в дом "прилетит", то такой подвал, в котором вентиляции 1% = могила. У нас подвал/погреб, как оказалось, более пригодный для войны. Дом – отдельно, а подвал + над ним летняя кухня – отдельно».

18 августа, раннее утро: «Ночь с 17 на 18 августа была последней, которую мы провели в деревне. Всю ночь вперемешку с грозой над нами летали снаряды. В подвал уже не спускались. Просто молча лежали, периодически дремая. Наступило уже психологическое отупение, когда действительно – "уже все равно".

Перед "лёжкой" все друг с другом прощались навсегда, реально –  проснуться живыми не было шансов. Папа перед дрёмом дал всем наказ –  если кто-то выживет (блин, если...), то должен обязательно позаботиться об выживших: в каком-бы они состоянии после обстрела ни оказались, это относилось и к нашим животным. 

Ранним утром нас всех поднял папа и сказал срочно собираться, что будем пытаться выбираться с линии огня. А еще вчера мы уговаривали его выехать из деревни, но у него здесь голуби, и он наотрез отказался. А с утра он договорился с односельчанином (таким же голубятником), что за птицами присмотрят.

Собрались быстро. И начали ждать временного прекращения огня, который не утихал и утром. Вот 20 минут не стреляют. Но затишье может оказаться мнимым (за три дня в деревне мы уже тактику сторон изучили). Это "молчание" может быть периодом перезарядки (а на перезарядку одной установки Града, например, уходит 40 минут), или техника просто передислоцируется и в любой момент опять палить начнут…

В общем, выждали нужный момент, когда огонь сместился чуть в сторону от деревни, и где-то в 6:30 двумя машинами рванули по полям, дачам… Там уже выехали на трассу, на которой были единственными транспортными средствами. Звуки артобстрела приближались все ближе. Наши мужчины давили на газ все сильнее...

На пути был первый блокпост "ДНР". В этот раз он усилен в разы. Впервые за все время жизни в АТО блокпост нас встретил шеренгой автоматчиков. Их было очень много, и затворы отдернули одновременно. Сзади – раскаты мин, впереди – автоматы...

Но обошлось. На блокпосте хоть смогли получить более-менее понимание ситуации происходящего. И после тщательного досмотра нам рассказали, как лучше ехать дальше…. А ехали мы – в Донецк.

В общем, мы уже дома – и я с мужем, и свекровь, и мои родители, и кот с котенком, и собака Джема.... Я очень счастлива, что удалось убедить папу также выехать. Потому что, зная, что он в том аду, здесь бы места себе не находила. К тому же электричество в деревню так и не дали, мобильные сели, т. е. связи не было бы совершенно…

И главное – сложилось четкое осознание, что эта линия фронта здесь может продержаться не меньше недели… А потом наступит освобождение Нижней Крынки, бой за которую ни поселок, ни наша деревня смогут и не пережить (Увы, далее Нацгвардия так и не пошла, в дальнейшем отступила и от Ждановки).

Вот так я провела три выходных дня в деревне и заодно побывала на линии фронта».

18 августа, вечер: «Только что смогли дозвониться до поселка Красный Октябрь (расположен впритык к Липово, ближе к Макеевке и Харцызску). После того, как мы смогли выехать из деревни, Красный Октябрь весь день просидел в подвалах. Вышли "перекурить" только в 6 вечера, и опять готовятся вниз. Судя по ситуации, то, что я семьей пережила три последние дня, – это были цветочки. Сегодня все намного серьезнее. По словам местных, "ДНР" пытается отбить Ждановку. При этом сегодня понятие "отбить" – это не несколько-километровые бои, а десятки километров. И с территории наших поселков бьют по Ждановке, оттуда – в ответ. А на всей линии огня – мирные жители. До самой деревни так и не дозвониться – ни электричества, ни связи».

19 августа: «Около моего дома в центре Донецка уже в течение получаса идут одиночные, но артиллерийские выстрелы. Стреляют, скорее всего, в сторону Торгового центра "Маяк", в районе которого в обед шли какие-то бои, – там слышны раскаты выстрелов. Но я с котиками готова к бою. В ванной))) Я так живу уже не первую неделю. Одно из открытий войны – у меня в ванной берет Интернет)))».

Фото автора

21 августа: «У папы и так больное сердце, а от происходящего и пережитого нами в Донецке и под Донецком, его щемило с каждым днем больнее. Вчерашний обстрел центра города стал решающим. Разбиты жилые дома, убиты мирные мои земляки.

Трамвайная остановка "Освобождение Донбасса" полностью раскурочена. А именно с нее раньше начинался мой путь на работу. Родители, конечно, сразу представили меня, ожидающей трамвай за 5 минут до обстрела.

Вечером папа принял очередное волевое решение – утром уезжаем в Тельманово. Я была против, настаивала, чтобы родители ехали сами, мол, я и в ванной пересижу. В результате рыдали все, друг с другом чуть не рассорились, потом опять рыдая в телефонную трубку мирились. Позвонил брат – из-за тебя родители отказываются выезжать! А у отца сердце!

Меня удерживало одно – мои котики. Как буквально еще в понедельник моего папу в деревне под Градами удерживали голуби. Но у родителей все та же охотничья Джема, с которой в одной машине котики бы столь долгую дорогу не пережили.

В общем, опять всю ночь рыдала и собирала вещи. (С психикой у меня уже однозначно не в порядке – любая даже положительная эмоция выражается исключительно слезами). Котиков отвезла домой к брату (через несколько дней за ними муж из командировки заедет). Забрала родителей, и мы поехали, как думали, в Тельманово. Но там все квартиры/дома оказались занятыми беженцами, в основном, из Шахтерска. В поссовете азовской Ялты сказали – беженцев не регистрируем, мест нет, у нас Макеевка. Но тут позвонила знакомая и пригласила в Бердянск (а это уже Запорожская область). Согласились.

Итог – привезла родителей с собакой в Бердянск. Обещала побыть с ними недельку до конца моего отпуска, заодно и нервы подлечиться. По пути сразу отметила на трассе рейсовые автобусы "Бердянск – Донецк". И первое мое фото здесь тоже символично – "Дорога домой".

Я уже хочу домой и уже рыдаю((((»

Фото автора

22 августа: «С 21 на 22 августа – первая моя ночь вне зоны АТО, вне войны. И впервые меня всю ночь мучали кошмары. Взрывы, разрушения, бегущие люди... Странно, но дома в Донецке все эти месяцы мне снились боле-менее адекватные и мирные сны. Вывода два: либо так организм освобождается от пережитого, либо моя психика продолжает разрушаться...».

22 августа: «Поселок Коммунар. Бои без прекращения идут с 16 августа. Мы в нашей деревне Липово с ними параллельно сидели по подвалам.

В Коммунаре с одной стороны – Нацгвардия, с другой – "ДНР". И за 6 дней ни одна из сторон не давала коридор для выхода мирных жителей.

Часть жителей, не выдерживая, пытались за это время самостоятельно покинуть поселок по броду реки, где глубина по грудь. Детей матери брали на плечи, младенцев держали на вытянутых руках., передавая из онемевших рук в руки... и шли...

22 августа в поселок пришел частный автобус, водитель которого предложил вывезти жителей в Волновахский район за 400 грн. Он сказал, что с бойцами обеих сторон "договорился". Как все давно у нас говорят, обе стороны работают на "откатах" даже при таких вывозах. Например, у многих в Коммунаре есть автомобили, но частный транспорт не выпускали – доезжают до моста, и в ответ автоматные очередь((( Вот и сидели почти неделю...

Коммунар – тоже много домовых хозяйств. Люди пооткрывали клетки с кролями, сараи с курями, утками и пр., голубятни... Просто во дворы и огороды рассыпали зерно и комбикорма, налили максимум воды, открыли калитки, чтобы птицы и животные потом могли выйти со двора для самовыживания. Коз, коров, телят просто в степь выгнали... А представьте – коров и коз же доить нужно((( Такую же историю, как выпускают родную живность, вчера рассказали из Зуевки.... Слов нет!

В общем, кто поместился в автобус, из Коммунара выехали. Но, конечно, не все((((

А через несколько дней по полям раздался зловещий вой… Это выли коровы и козы… У них вымя пораздувались… А кругом взрывы. И оставшиеся в поселках и деревнях старушки буквально ползли по полям… Под обстрелами… Они их доили… Самим жрать нечего, а они доили их, коровушек, в землю… Столь ценное молоко – в землю… Рыдали, крестились, и доили…»

24 августа: «Из положительного. За это время на нервах похудела на 5,5 кг».

***

А теперь опять о кришнаитах. Помните, о поселке Коммунар? Мы с ними пересеклись, когда я, оставшись в уже оккупированном Донецке, занималась волонтерством. Коммунар долгое время был на линии фронта. Поэтому в него все отказывались ездить из-за опасности обстрелов. Да и реально пробраться туда из-за кучи блокпостов было проблемно. А в объезд решались единицы (это реально было опасно).

Из тех, кого знаю, ездили в Коммунар мы с друзьями из волонтерской группы «Ответственные граждане». И в этих поездках пересекались с кришнаитами. Это был шок. Вот просто шок… Я знала об активной миссии протестантских церквей, они, действительно, много сделали, и свою деятельность они освещали. Как и Гуманитарный штаб Ахметова. И кто бы ни орал на мирной территории – пиар, хвастовство. Нет. Уж поверьте участнику тех событий: это был не пиар, это было информирование. Иначе бы люди не узнали, откуда идет эвакуация, где получить еду (а жители реально голодали – в магазинах одна бутылка воды на всю витрину, зарплаты не выплачивались, начало войны, всем лишь бы выжить), куда нести раненых…

Так вот. Коммунар. 2014-2015 год. «Ответственные граждане» с продпакетами Гуманитарного штаба и они… Везде грохочет, а кришнаиты так тихо, смиренно из своих «выварок» раскладывают в миски жителей рис, какой-то их суп, какие-то неестественные сухарики… Подходим. Оказалось – вегетарианская пища. А мы: как так? людям для поддержания сил нужны жиры, ну, хотя бы растительное масло добавьте… А они: паштеты, масло есть в ваших наборах, а если человек нацелен – то он способен существовать и без животной пищи.

Причем вся их еда была жутко острой из-за индийских приправ… Как оказалось, для дезинфекции организма в экстрим-условиях. В общем, мы тогда очень странно на них смотрели… Но были рады, что мы не одни… А они… лишь улыбались, и раздавали пищу. И еще… в эти моменты они не пели «Хари Кришна», не раздавали никакие брошюры… Они не были такими, как на бульваре Пушкина в мирное время – без оранжевых сари, бубнов, песнопений… В таких же шортах и футболках как все… Они пришли не проповедовать, а помогать, а в реалии – спасать…

***

И вот я наткнулась на видео уже мне родных кришнаитов. Август 2017 года, Нижняя Крынка. А они, получается, всё там же… У моей деревни. Несмотря ни на что и ни на кого. Без всяких пресс-релизов. В тех же обыденных шортах и майках. Но такие же умиротворенные и вселяющие надежду.

В общем, где-то так: «Спасибо вам, кришнаиты. За всё».

А теперь, кому как – либо «джапой», либо «киртаной»:

हरे कृष्ण हरे कृष्ण Харе Кришна Харе Кришна
कृष्ण कृष्ण हरे हरे Кришна Кришна Харе Харе
हरे रम हरे रम Харе Рама Харе Рама
रम रम हरे हरे Рама Рама Харе Харе

Лариса Лисняк, РПД «Донецкие новости»
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять