RU
Все новости

Люди гибнут за проход: жизнь и смерть на линии разграничения

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

Врачи констатировали смерть. Обширный инфаркт у мужчины на «нуле». В больницу довезти не успели...

От острой сердечно-сосудистой недостаточности в очереди у блокпоста умерла женщина, тело доставлено в донецкий морг...

Это лишь несколько выдержек из многочисленных заметок о смерти мирных жителей во время перехода линии разграничения через официальные пункты пропуска.

Официальной статистики этих «небоевых потерь» нет, ведь «та сторона» далеко не всегда передает информацию о подобных случаях на эту сторону.

По данным ООН, только за первые три месяца 2017 года меньшей мере семь человек погибли из-за ухудшения состояния здоровья во время ожидания КПВВ

В то же время, волонтеры из «Донбасс SOS» утверждают: «Число тех, кому нужна была неотложная медицинская помощь, в этом году считается десятками, о смерти мы вообще молчим. Но, оказывается, этого недостаточно, чтобы на каждом КПВВ постоянно дежурила "скорая"».

Сегодня на линии разграничения работает 5 официальных, согласованных и утвержденных на минской Трехсторонней контактной группе, контрольных пунктов въезда-выезда. Четыре – в Донецкой области: с севера на юг – «Майорск» (бывшее «Зайцево»), «Марьинка», «Новотроицкое», «Гнутово». И единственный – в Луганской области: «Станица Луганская».

Описать их все можно одинаково: длинные очереди, недостаточная пропускная способность, отсутствие движения общественного транспорта через линию разграничения, ненадлежащие условия для длительного пребывания в ожидании прохождения соответствующих процедур, в том числе для лиц с ограниченными физическими возможностями.

Очереди, страшнее обстрела

Только в прошлом году, согласно информации Государственной пограничной службы Украины, через эти пункты линию разграничения пересекли 8,5 млн человек!

В среднем, ежедневно через каждый КПВВ проходит около 5500 человек.

По данным опроса общественной организации «Фундация.101», которая на протяжении шести месяцев проводила мониторинг ситуации на КПВВ, на первом месте среди причин пересечения линии разграничения – посещение родственников (до 41% опрошенных на различных пунктах пропуска). Далее – осуществление покупок (до 38%), снятие наличных с банкоматов (до 32%), оформление документов (до 27%).

Ежедневно через каждый КПВВ проходит около 5500 человек. Фото: UNHCR / Никита Юренев

То есть связь между неподконтрольной и свободной территориями – очень сильный. Люди, которым война практически не оставила права выбора, вынуждены терпеть все невзгоды, обиды, ежедневно рисковать собственным здоровьем.

Показательно, что подавляющее большинство опрошенных главной проблемой при пересечении линии разграничения назвали именно наличие больших очередей – 81%. И это при том, что об обеспокоенности из-за возможных обстрелов на разных пунктах говорили от 27% до 55% респондентов!

Они говорят: это отдельный мир, если не ад, то чистилище: никому не пожелаем здесь оказаться.

Как пройти блокпост

Чтобы попасть с одного бока на другой, необходимо преодолеть несколько этапов проверки.

Если пешком двигаешься на неподконтрольную территорию, порядок следующий: проверка вещей сотрудниками Государственной фискальной службы – паспортный контроль, который осуществляют пограничники – поездка на автобусе к блокпосту на «нуле», где все начинается снова – проверка документов, досмотр вещей…

По той же схеме – в обратном направлении. Только значительно медленнее, ведь на той стороне работает, как рассказывают люди, меньше «окошек».

Инфографика Парламентской платформы будущего Донбасса. Для увеличения нажмите на изображение

Вот и получается, что куда раньше доезжали за 2 часа, сегодня едут по 6-7, с несколькими пересадками, выстаиванием очередей. Летом – под палящим солнцем, зимой – на морозе, под пронизывающим ветром, с риском превратиться в сосульку.

На каждом пункте пропуска есть свои нюансы, но в целом процедура и ситуация похожи – длинные очереди, опоздания автобусов, «подвисания» электронных баз, грязные туалеты, острая нехватка мест для сидения, навесов.

Ранее возникали проблемы с водой, но сегодня на это уже не жалуются – достаточно как питьевой, так и технической. Ожидая, можно выпить чая, в жару людям на украинской стороне раздают бумажные шляпы, дежурят «скорые». Другое дело, что часто на всех их не хватает.

Как «там» люди

Большинство людей, опрошенных волонтерами ОО «Фондация.101», за три года войны уже привыкли к трудностям – война, мол, что тут сделаешь?

Руслан живет в селе под городком Амвросиевка Донецкой области, с 2014-го – неподконтрольная украинской власти территория. Линию разграничения пересекает примерно раз в месяц – то пенсию по инвалидности оформить, то банковскую карточку, то наличные снять.

Свой 25-й день рождения провел в очередях на КПВВ – говорит, нужно было приехать, чтобы вклеить в паспорт новую фотографию. Отправился в путь в 6 утра, вернулся домой около 16-ти. И это, говорит, довольно быстро.

При этом, по словам Руслана, ситуация со скоростью пересечения линии разграничения за 3 года войны практически не изменилась – очереди никуда не делись.

Инфографика Парламентской платформы будущего Донбасса. Для увеличения нажмите на изображение

«Ну, хотя бы еще несколько пунктов пропуска надо добавить, тогда, возможно, очереди станут меньше. И лавочек немного поставить, чтобы бабушки с палочками могли присесть, отдохнуть, а не по 6 часов на ногах ждать. Хотя в целом условия стали немного лучше – сделали павильоны для тех, кто проходит блокпост, медпункты. Давление подскочило – можно померить, медикаменты какие бесплатно получить ... Это очень хорошо», – говорит Руслан.

Руслан признается, что на территории, подконтрольной правительству Украины, условия для жизни значительно лучше. Элементарно – цены на продукты существенно ниже, приемлемы.

«Сейчас нам дают так называемую материальную помощь – 2000 рублей. При том, что тонна угля стоит 3000-3200. Заходишь в магазин – и ничего. Ранее, до войны, хватало заплатить за газ, за воду, за электричество, и на обувь какое-то отложить ... А сейчас ... Может, в России рубли чего и стоят, но у нас, в Донецкой области, они не стоят ничего», – рассказывает Руслан.

По прошлому, говорит Руслан, жалеют, преимущественно, люди старшего поколения.

Молодежь, по его словам, в основном губит себя наркотиками и алкоголем. Вместо того, чтобы работать, записываются в ряды НВФ: «С одной только с нашего села записалось людей 70 – те, кто без работы, алкаши... Хотелось бы, чтобы все стало, как прежде. Но не знаю, как будет дальше».

В курилке в очередях

Информацию «на той стороне» люди получают в основном из телевизора.

Украинские каналы на территории «Л/ДНР» выключены, доступные только владельцам спутниковых тарелок, поэтому смотрят и доверяют российским и местным – узнают и о правилах пересечения линии разграничения, и кто виноват во всех бедах, и как жить дальше.

Еще один надежный источник информации – сарафанное радио. Постоишь несколько часов в такой вот очереди – будешь знать, что к чему.

Постоишь несколько часов в такой вот очереди – будешь знать, что к чему. Фото Донбасс SOS

«Вот ездила в Бахмут оформлять пенсионную карточку. Придется еще раз ехать, потому что справку не взяла», – жалуется Вера из Енакиево.

Ей 64, она – учительница, сейчас на пенсии. Линию разграничения пересекает для оформления социальных выплат, а заодно – и скупиться, потому продукты в ее Енакиево дорогие.

«Раньше, в Украине, мы с каждым годом жили все лучше и лучше, а тут такое ... Хорошо, сейчас хоть здесь наладилось. Потому что сначала, рассказывали, ездить было страшновато – у соседки сосиски отобрали, гречку рассыпали», – перечисляет пенсионерка.

«Ох, я когда в Польшу ездила, так легче там границу пройти, чем здесь, между блокпостами», – говорит еще одна жительница Енакиево Валентина.

«Проблемы есть, но не так чтобы очень много – по крайней мере, в последнее время. Единственное, бывают неожиданности – закрыли блокпост на полтора часа раньше, и оставайся здесь», – говорит 44-летний Андрей из Харцызска.

К началу войны он имел небольшое предприятие, сейчас же организовал новый бизнес – раз в 10 дней возит людям посылки с «Новой почты», которая за линией разграничения не работает.

«Кто во всем виноват? Я вам глобально скажу Америка, как ни странно ...», – говорит мужчина.

«Олигархи никак чемоданы с деньгами не поделят, разве простой народ ничего не решает?» – спрашивает 40-летняя Елена.

Она имеет временную прописку у друзей на подконтрольной Украины территории, имеет статус переселенца, но большую часть времени живет в Енакиево. Там, говорит, старшая дочь похоронена, мать осталась, ей надо по огороду помочь.

«Я в политике вообще "баран", но ясно – в верхах не могут договориться. Мы же не воюем, только страдаем», – говорит женщина.

Жизнь на два города – довольно распространенная практика. Чтобы пользоваться соответствующими льготами, люди оформляют статус внутренне перемещенных лиц для себя или для детей.

Жизнь на два города – довольно распространенная практика. Фото: UNHCR / Никита Юренев

33-летняя Каролина так оформила свою дочь, которая сейчас живет в Славянске, получает адресную помощь. Каролина же с мужем остались в неподконтрольной Горловке. Она дочь видит чаще, ведь сейчас – безработный.

«Раньше у меня была работа, стабильность. Сегодня в Горловке работы вообще практически нет. Предприятия не работают, шахты все стоят, все затоплено. У мужа есть работа, поэтому он к дочери значительно реже ездит – чтобы свое место не потерять», – рассказывает женщина.

Можно лучше?

Поток пересекающих линию разграничения, вырос в 2016-17 годах.

Многие люди, которые в начале войны оставили свои дома, сейчас вернулись домой. Однако делать покупки ездят на подконтрольную Киеву часть Донбасса.

Владимиру – 52. Он из Енакиево, но линию разграничения пересекает каждую неделю – или к родственникам в гости, или в Пенсионный фонд. Говорит, очереди поэтому и возникают, что на КПВВ значительно возросло количество людей: «Пропускают нормально, но наплыв большой. Если раньше я мог пункт за час проскочить, то сейчас стоять приходится и здесь, и там».

В отдельные дни очереди считаются сотнями. Шутит, такие длинные – как в мавзолей. И условия в этих очередях, по словам Владимира, далеки от оптимальных: «Идет воин, тебя отодвигает на обочину – там грязь, какие-то ветки, хлам. А здесь же стоят бабушки, дети. Но что? Стоишь и сопишь в две дырочки. Потому что люди с оружием».

Несмотря на не слишком комфортные условия ожидания люди предпочитают пешее пересечения линии разграничения. Автомобили проверяют дольше, поэтому процедура прохождения КПВВ забирает, иногда, вдвое больше времени.

Автомобили проверяют дольше, поэтому процедура прохождения КПВВ забирает, иногда, вдвое больше времени. Фото Донбасс SOS

Прежде всего, как отмечают в международных организациях, во чтобы то ни стало необходимо открывать новые пункты пропуска – чтобы разгрузить действующие.

Особенно в Луганской области, где работает только один дорожный коридор, и тот – только для пешеходов.

Впрочем, об открытии новых КПВВ уже долгое время безрезультатно пытаются договориться в Минске – боевые действия сводят на нет все дипломатические усилия.

Вместе с тем, нужно уже сейчас совершенствовать работу действующих КПВВ. В частности, соответствующие рекомендации были представлены в Верховной Раде еще в апреле 2017 года, во время круглого стола, организованного межфракционным объединением «Парламентская платформа будущего Донбасса» и общественной организации «Донбасс SOS».

Кроме открытия новых коридоров, это повышение квалификации персонала, строительство базовой инфраструктуры и обустройство медицинских пунктов на всех КПВВ, установление постоянных наблюдательных пунктов мониторинговой миссии ОБСЕ, запуск «горячей линии» и в перспективе – размещение непосредственно на пунктах пропуска центров предоставления административных услуг юридической помощи.

Необходимо утвердить единые стандарты функционирования и обустройства контрольных пунктов въезда-выезда.

Определить одну из государственных структур и перевести на ее баланс существующие КПВВ, что будет способствовать эффективной координации их работы и надлежащем материальному обеспечению.

Трудно сказать, что будет раньше – государство идеально наладит работу КПВВ или на Донбассе восстановится мир и блокпосты исчезнут за ненадобностью.

Но проблемы нужно решать одну за другой. Иначе мы еще не раз услышим о смерти в этой уединенной зоне, на этом украинском фронтире.

Адаптивный перевод, источник – «УП.Життя»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять