RU
Все новости

С войны чаще всего возвращаются с новым мировоззрением, – психотерапевт

Фото: скриншот видео
Фото: скриншот видео

Министр обороны отстранил от работы главного психиатра Минобороны после волны возмущения от его заявления, которое интерпретировали так, что 93% ветеранов АТО имеют проблемы с психическим здоровьем. Что следует знать о людях, которые воевали, и о тех, которые на войне не были? Об этом рассказала психотерапевт, младшая научная сотрудница Института социальной и политической психологии Ольга Кухарка.

По ее словам, человек меняется в течение жизни, и это нормально. А миф о «93% угрозы» или о тотальном посттравматическом стрессовом расстройстве, с которым возвращаются, – опасен. И такого точно нет.

«Есть много вариантов, какой может вернуться человек после войны. На самом деле, может не измениться ничего. Может быть так, что специалист отбыл на третьей-четвертой линии и считается участником АТО. Может быть такая особенность человека – когда быстро адаптируется психика», – говорит психотерапевт.

Чаще всего человек возвращается с новым мировоззрением. На войне он переживает много вещей, которые не так часто переживаем в повседневной жизни – смерть или спасение от смерти, или измену, мужество. Эти вещи не могут не изменять и не могут не формировать новых ценностей в человеке.

«С другой стороны, если человек действительно был активным участником в боевых действиях и испытывал то, что называют боевым стрессом, то есть ему каким-то образом приходилось принимать в этом участие, он приобретает определенные рефлексы, которые нужны человеку, чтобы выжить. Есть целый набор паттернов поведения, которые очень нужны на войне. И с этими паттернами поведения человек возвращается с войны, а здесь надо время для изменения или приспособления к мирной жизни. Это тоже меняет», – объясняет Ольга Кухарка.

По ее словам, действительно, ряд людей может получить и клинические диагнозы: посттравматическое расстройство, тревожное расстройство, депрессивное расстройство.

По американской статистике (они проводили опрос, где приняло участие 100 тыс. ветеранов новейших войн), 30% лиц, вернувшихся с войны, имеют те или иные психиатрические или психические расстройства. Из них только 10-12% – тот ПТСР, о котором все говорят.

По словам Ольги Кухарки, если говорить о США или Израиле, там есть целая система охраны психического здоровья и информирования о возможных последствиях и также система подготовки. Есть отношение общества в Америке, которое хорошо усвоило уроки Вьетнамской войны и которое с уважением и с пониманием относится к ветеранам.

Также, по словам эксперта, важны предыдущий опыт человека, подготовка, особенности социального статуса, откуда человек и на какую поддержку он рассчитывает во время участия в боевых действиях и после возвращения. Это и особенности службы: если в подразделении развита сеть побратимства, здоровая боевая атмосфера, принято переживать определенные вещи и формировать о них память, каким образом реагировать на то, что произошло, то прогнозы – в разы лучше. «Важная семейная история – то, насколько семья готова поддержать; насколько психика человека является адаптивной и гибкой. Важная и сила воздействия травмирующего события. История с этими факторами такова, что все знают об их существовании, но насколько они сработают для конкретного человека – прогнозировать фактически невозможно, потому что это всегда комбинация. Поэтому мы работаем с этими факторами и учитываем их при подготовке или при превентивной работе, но прогнозы: ты точно не подойдешь, у тебя точно будет ПТСР или точно не будет, дать невозможно», – сообщила медик.

По материалам: Громадьске радіо

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять