RU
Все новости

Кем были исполнители репрессий в СССР, – историк

Фото: скриншот видео
Фото: скриншот видео

В России вышла книга об исполнителях репрессий в СССР «Эхо большого террора». В Украине к публикации готовится 3-х томное издание по документальным материалам 1938-1939 годов. Истории людей, которые обеспечивали приговоры и часто сами попадали в «расстрельные» списки в эфире «Громадського радіо» рассказал кандидат исторических наук, научный секретарь Главной редакционной коллегии научно-документальной серии книг «Реабилитированные историей» Роман Подкур (на фото).

По его словам, в 30-е годы истории, когда сначала следователи способствовали тому, чтобы выносились расстрельные приговоры, а затем сами становились жертвами по этим делам, случались достаточно часто. Они были связаны не столько с так называемой борьбой с нарушением социалистической законности (как это всегда говорились), а, в первую очередь, с чисткой кланов.

«Первая чистка в 30-х в общесоюзном масштабе — от клана бывшего наркома внутренних дел Генриха Ягоды, когда с руководящих постов убирались его ставленники и ставленники его ставленников на каком-то областном уровне. Их чаще всего обвиняли в троцкизме, в принадлежности к какой-то одной из национальных группировок, бывших национальных партий» – говорит историк. 

Как рассказывает Роман Подкур, вторая чистка была связана с так называемой группой Ежова. 20 августа 1938 года первым заместителем Ежова был назначен Лаврентий Берия. «Берия фактически начал руководить Наркоматом внутренних дел, Ежов все больше и больше оказывался в опале. Группу Ежова начали потихоньку отодвигать», – уточняет Подкур.

Как утверждает историк, когда в СССР было принято постановление о прекращении «Большого террора», по обвинению в нарушении социалистической законности были арестованы практически все руководители. По крайней мере, в Украине были арестованы все начальники УНКВД (Управление народного комиссариата внутренних дел, – ред.) и их близкое окружение.

Совместная украино-канадско-немецкая и даже российская группа ученых пыталась отследить, какими все-таки были причины таких арестов. «Мы прекрасно понимали, что основным принципом было не нарушение социалистической законности – это были политические принципы. Но по каким алгоритмам эти люди арестовывались? Понятно – начальник УНКВД. Но потом оказалось, что были арестованы те люди, к которым он был близок: кому он непосредственно давал указания и кто непосредственно решал, кого расстреливать, а кого нет. Это были, например, начальники четвертого отдела местного УНКВД, они решали, расстреливать или нет. Были арестованы ближайшие помощники, которые непосредственно оформляли дела», – рассказывает кандидат исторических наук. 

Эти данные, также, подтверждались протоколами допросов обычных машинисток, которые печатали. «Они говорили: приходил помощник, диктовал списки, и я печатала эти списки. Если не диктовал сам, то отмечал галочкой, «плюсиками» и «минусиками», кого расстреливать, а кого нет. Дальше были проведены служебные расследования, заведены уголовные дела. Их пропустили через военные трибуналы соответствующих военных округов. В Украине в основном трибунал Киевского особого военного округа», – сообщает Подкур.

Часть осужденных была расстреляна. Это практически все начальники УНКВД, потому что они были, в первую очередь, ставленниками Ежова. Однако, превалирующему большинству сотрудников УНКВД удалось избежать арестов, поскольку они не становились фигурантами – они были свидетелями, даже свидетелями на процессах.

Все эти расследования начались в декабре 1938 года и продолжались до 1941 года. Большинство тех, кто попадал под какие-то расследования сотрудников, сразу оказывались на Западной Украине. «И эти люди продолжали заниматься политическими репрессиями на только что якобы освобожденной территории Западной Украины. Это было такое локальное продолжение "Большого террора"». 

Историк напомнил, что в Украине готовится к выходу книга по материалам событий 1938-1939 годов. «В Украине готовится большое 3-х томное издание по материалам, которые были обнаружены – это материалы партийных и оперативных совещаний в ноябре 1938-1939 гг. Будут опубликованы полные документы судебных заседаний военных трибуналов, где этих людей осуждали. В 3-м томе будут опубликованы документы, касающиеся сотрудников НКВД, чтобы читатели и научная общественность смогли понять кто были эти люди», – резюмировал Роман Подкур.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять