RU
Все новости

В «Л-ДНР» обнаружили 22 незаконных тюрьмы

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

Страдали и женщины, и мужчины и на неконтролируемых и на свободных территориях.

175 зафиксированных случаев гендерно обусловленного насилия за время конфликта в Донбассе. Такие данные приводит исследование «Война без правил: гендерно обусловленное насилие, связанное с вооруженным конфликтом на востоке Украины». Правозащитники исследовали ситуацию с обеих сторон линии разграничения, особое внимание уделив случаев насилия в незаконных местах несвободы, пишет «Радио Свобода».

Тема насилия – табуирована в обществе, поэтому получать информацию о нем крайне трудно. Это исследование важно для того, чтобы впоследствии привлечь к ответственности тех, кто совершал преступления, говорит председатель Восточноукраинского центра общественных инициатив Владимир Щербаченко.

«Основным источником тех цифр, которые приводятся в отчете, является интервью с теми лицами, которые подвергались насилию или воочию видели это насилие. Мы опросили более 300 человек. Из них 205 было гражданских: 49 женщин и 156 мужчин. Примерно треть – это были военные, как мужчины, так и женщины. С этого массива мы отобрали 76 интервью, в которых люди говорят о фактах гендерно обусловленного насилия. 61 человек – непосредственно пострадали, они говорили о себе в местах несвободы. Преимущественно мы работаем с людьми, которые содержались как сепаратистами, так и украинскими вооруженными формированиями», – рассказал Щербаченко.

По словам исследователей, на данный момент удалось идентифицировать 22 незаконных места несвободы на неконтролируемой территории, в которых люди пострадали от насилия.

Всего в отчете проанализировали насилие в местах несвободы, при пересечении линии разграничения, а также в территориальных общинах в зоне вооруженного конфликта, рассказала исследовательница Восточноукраинского центра общественных инициатив Анна Янова.

Одной из форм насилия было принуждение военнослужащих переодеваться в женскую одежду и принуждение к обязанностям танцевать и оказывать определенные услуги.

«Сексуальное насилие является лишь частью гендерно обусловленного. Среди форм, которые проявлялись в незаконных местах несвободы, мы выделили, во-первых, общее содержание мужчин и женщин в течение долгого периода времени в одном помещении. Эти мужчины и женщины были представителями разных сторон конфликта. Не было учтено условий женской гигиены. Женщины и мужчины содержались в антисанитарных условиях. Также одной из форм насилия было принуждение военнослужащих переодеваться в женскую одежду и принуждение к обязанностям танцевать и предоставлять определенные услуги», – рассказывает Янова.

Страдали и женщины, и мужчины и на оккупированных и на свободных территориях.

По словам исследовательницы, в местах несвободы жертвами сексуального насилия становились как женщины, так и мужчины. Удалось идентифицировать такие формы насилия: изнасилование, принуждение к проституции, пытки с использованием сексуального насилия, попытка кастрации, угрозы совершения сексуального насилия в отношении членов семьи. Кроме того, люди, находившиеся в местах несвободы, становились свидетелями насилия в отношении других лиц.

Особую жестокость члены НВФ проявляли к представителям ЛГБТ, говорится в исследовании.

«С нами сидел гомосексуалист. Они его приняли как корректировщика. Ему не давали спать, не давали есть, били. Когда его привели, прибежал один охранник, засунул ему веник в задний проход. После этого мужчина три дня не ходил, истекал кровью», – приводят цитату бывшего узника боевиков в исследовании правозащитники.

Во время пребывания в плену НВФ иногда от сексуального насилия спасает возраст и неопрятный вид после издевательств, рассказывает Ирина Довгань, которая побывала в плену батальона «Восток» в Донецке. По мнению Ирины, именно это спасло ее от сексуального насилия, но женщина пережила жестокое физическое насилие над ней.

«Я находилась в плену всего 5 суток, мне повезло, что меня сфотографировал иностранный фрилансер, который за полчаса продал эту фотографию New York Times, и уже утром она была опубликована. Когда в батальоне узнали об этом, то уже несколько дней плена надо мной не делали насилия. Самый страшный день моего плена – третий. Меня пытали в закрытой комнате более 10 осетинцев. Они не считали меня за человека. Эти же люди вывезли меня на площадь, повесили на меня табличку, привязали к столбу. Всех, кто проходил мимо, они призвали меня бить, говоря, что я убиваю их детей», – рассказала Ирина Довгань.

Кроме того, правозащитники отмечают: гендерно обусловленному насилию подвергаются не только на территории, контролируемой незаконными вооруженныеми формированиями, но и на контролируемой Киевом части Донбасса. Но среди украинских военных случаев с гендерно обусловленным насилием над заключенными во много раз меньше.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять