RU
Все новости

Я задавил в себе гнев и ярость, – освобожденный из «ДНР» украинский Киборг

Фото: Гордон
Фото: Гордон

Боец АТО Александр Морозов был заложником незаконных вооруженных формирований в «ДНР» почти три года, или 1058 дней. 27 декабря 2017 года его освободили. Военный рассказал о защите Донецкого аэропрта, пытках, после которых похудел на 25 кг, и о планах на будущее, пишет «Гордон».

Александр Морозов рассказал, когда понял, что на Донбассе реальная война. «Когда в донецкий аэропорт заехали. Все, что было до – это вообще ни о чем в сравнении с аэропортом. До того на блокпосты заезжали и на передок кое-что сделать и вернуться. О конкретных задачах, которые нам ставили, рассказывать не могу, не имею права. Страха не было, адреналин был. Страх позже пришел, когда очень конкретные пули над головой летали. Но самое страшное – когда лежишь на открытой местности, тебя минометами кроют, а ты ничего сделать не можешь. Вставать и бежать опасно, может осколками посечь. Лежишь и ждешь, где она упадет», – вспоминает украинский защитник.

Он поясняет, зачем столько дней ДАП удерживали. «Тактическое давление, стратегическая точка и личный подвиг ребят. Мы защищали, потому что так было положено. Я военный человек, привык исполнять приказы. Есть команда – я выполняю. Это армия. А еще ДАП удерживался, чтобы сепары ощутили: мы рядом, прямо под Донецком, а вы сделать ничего не можете. Изначально весь аэропорт – и старый, и новый – нашим был. Потом ребят выдавливали и выдавливали. Когда мы заезжали, пацаны сидели в комнате 5 на 12, плюс прилегающая территория», – рассказал Киборг.

Александр Морозов говорит, что в плену самое тяжелое даже не пытки или избиение. Самое тяжелое – ждать и не понимать, почему обмен затянулся на три года. «Знаю, что волонтеры, которые помогали моим родителям, готовы были собрать $50 тыс. и выкупить меня из плена. В "ДНР" и за меньшие деньги людей продавали, думаю, и $10 тыс. было достаточно. Были те, кто договаривался и выкупал. Им вообще неважно: ВСУ или нет, за деньги сделают все. Нет там идей. Все деньги решают», – уточнил воин.

Сейчас Александр не хочет больше вспоминать плен. «Я ж не на экскурсию туда ездил. Мне 28 лет, три года моей жизни там осталось. Зачем вываливать воспоминания на кого-то, если сам забыть хочу? Я задавил в себе этот гнев и ярость. Хочу обо всем забыть.По Киеву уже погулял. Нет, мужики, сидящие в кафе и живущие так, будто нет войны, не раздражают. Это люди, это обычная жизнь. Каждый сам делает свой выбор. Я тоже не особо во что-то вникал, пока лично меня не коснулось. Пока, не дай бог, война в Киев не придет, никто в столице до конца не ощутит, что такое постоянные взрывы над головой.Сейчас лечение и реабилитацию в военном госпитале прохожу. После в часть поеду, возможно, продолжу службу. Реабилитация и моей маме нужна, ей очень тяжело было последние три года: слезы, нервы... В планах у меня свадьба, семья, дети. Раньше о многом даже не задумывался, а сейчас хочу жить полной жизнью. Чем война закончится? Думаю, заморозится конфликт на годы. Будет, как в Приднестровье или Северной Абхазии: грязь и деньги, деньги и грязь. А я считаю, что надо свою землю отвоевывать. Я хочу единую неделимую суверенную Украину», – говорит о будущем Александр Морозов.

02__09

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять