RU
Все новости

Инвалидность души – значительно хуже, чем физическая инвалидность, – уроженка Антрацита (Фото)

Фото: The Ukrainians
Фото: The Ukrainians

Лина (на фото) родилась в Антраците (сейчас – временно неподконтрольный украинской власти город в Луганской области). Родители бросили ее еще в роддоме. Из-за генетического сбоя Лина родилась с проблемами: на каждой из рук имеет только три пальца, а правая нога аномально короткая и перевернутая вверх ногами: там, где должно быть бедро, начинается колено.

Впервые Лину протезировали, когда ей было 10. С тех пор протез менялся вместе с ростом девушки, но так и не стал по-настоящему удобным. Из-за отсутствия механического колена металлическая нога девушки всегда выпрямлена, а это очень неудобно, когда, скажем, сидишь за столом или едешь общественным транспортом.

Сегодня Лине 27. Она живет в Киеве, работает в сфере медиа и помогает детям, которые остались без родителей. В прошлом году она даже сказала речь в Верховной Раде – говорила о дискриминации детей с инвалидностью и проблемы интернатов, которых, по сути, не должно быть.

«В луганском интернате я прожила около восьми лет, и это время был, мягко говоря, не лучшим в моей жизни. Другие – здоровые – дети не теряли возможности меня оскорбить словом. Тогда на пике популярности были мультфильмы о "Черепашках ниндзя": все их смотрели и дразнили меня, потому что я, так же, как и черепашки, имею на руках по три пальца. Дети били меня и кричали: "Ты же ниндзя, покажи, на что способна". Я не показывала – не била в ответ, а просто плакала и шла прочь», – вспоминает девушка.

После луганского интерната Лину перевели в специализированный интернат в Алешках (до переименования Цюрупинск, Херсонская обл.). Там к ней относились совсем иначе и почти все дети имели инвалидность. «Этот интернат сделал меня гораздо сильнее, чем я была раньше, и показал, что врожденные пороки не означают, что надо ставить крест на своей жизни», – поделилась Лина.

По ее словам, в интернате детям дали неплохое школьное образование. А потом воспитатели настойчиво «советовали» поступить в техникум. После техникума Лина поступила в Академию финансов в Харькове: выучилась и уехала в Киев, где хотела жить и строить карьеру.

«Несмотря на мое жизненное упрямство, инвалидность часто становилась для меня преградой. Я видела, как люди смеются надо мной. Чувствовала толчки в спину: "Чего хромаешь, двигайся быстрее". С одной стороны, ужасно, с другой – это научило меня не стесняться, любить себя и знать себе цену. Поверьте, инвалидность души – это значительно хуже, чем физическая инвалидность», – сказала Лина.

Сейчас в Киеве девушка снимает квартиру, работает. Есть у нее любимый человек, мечтает создать семью и родить детей. «И не забываю о том, откуда вышла. Поэтому я начала кампанию за создание в Украине патронатной службы. Как волонтер я впервые поехала в интернат, когда еще училась в Харькове. К счастью, мне встретились люди, которые так же искренне, как и я, стремятся помогать детям из интернатов», – рассказала она.

Уже несколько лет Лина – волонтер проекта «Буковинская мечта». В частности, занимается с детьми актерским мастерством. «Мы воспринимаем детей такими, какие они есть – с их недостатками и с их внутренним миром. Вот я, например, имею много татуировок. Это мое проявление собственной личности. Все они с содержанием, все они имеют имена. Когда ребята из "Буковинской мечты" спрашивают, что это за яркие рисунки, рассказываю им, как зовут героев моих тату, – малые в ответ смеются, и это сразу сближает», – поделилась она.

«Мечтаю проснуться в мире, полном доброты. Где люди не будут судить тебя по внешности или физическому состоянию, а ценить то, какой ты внутри. Помните, что любые ограничения на самом деле существуют только в наших головах», – резюмировала Лина.

По материалам: The Ukrainians

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять