RU
Все новости

Шахтер-переселенец два года борется за право на инвалидность

Фото: «Радио Свобода»
Фото: «Радио Свобода»

В Днепропетровской области 52-летний шахтер-переселенец Николай Бугаев (на фото) из Чистяково (до переименования Торез, Донецкая обл.) два года пытается доказать свое право на инвалидность. Для получения статуса лица с инвалидностью, а потом и социальных выплат от государства, мужчине не хватает одной бумажки – с родной шахты, оставшейся на временно неподконтрольной украинской власти территории. Шахтер пошел по украинским судам. Между тем, юристы говорят, что есть основания обратиться и в Европейский суд по правам человека – с иском против государства, которое законодательно не урегулировало этот вопрос, пишет «Радио Свобода».

У Николая 26 лет трудового стажа, из них 18 – на государственной шахте. Он работал крепильщиком, за это время появились проблемы со здоровьем – заболевания легких, позвоночника и сердца из-за пыли и тяжелых физических нагрузок. Если бы не начало боевых действий на Донбассе, мужчина оформил бы инвалидность в считанные месяцы.

Но когда начались обстрелы, Бугаев с семьей был вынужден уехать из родного города. На Днепропетровщине, арендовав жилье и немного наладив быт, мужчина пошел по инстанциям – Фонд социального страхования от несчастных случаев на производстве, Государственная служба по вопросам труда, социальные службы в Днепропетровской и Донецкой областях. Везде – отказы.

Его заболевания, связанные с профессией, подтвердили медики. Но для получения статуса лица с инвалидностью не хватает акта обследования с родной шахты «Прогресс» (ГП «Торезантрацит»), которая осталась на неподконтрольной территории. Документ должен подтвердить вредные условия труда на предприятии. «Я даже не знал, что нужен этот акт П-4. А оказывается, его должны составлять на производстве. Я пошел в Киеве в Фонд соцзащиты. Мне говорят: идите в Держпрацю. Пошел туда – отправили назад в Фонд. Ходил туда-сюда три раза. Ни к чему это не привело... Проработал непосредственно на шахте более 23 лет. Уголь, порода, работа на отбойных молотках, жарко, очень тяжелые условия. Глубина шахты – более тысячи метров. Это у многих профессиональные заболевания, задышка, запыление», – рассказал Николай Бугаев.

Из всех соцслужб бывшему шахтеру отвечают: доступа к шахте нет, вопрос об инвалидности можно решить только после окончания АТО. Так, управление Гоструда в Днепропетровской области в письменном ответе заявило: расследование причин возникновения профзаболеваний на предприятиях на временно неподконтрольных территориях невозможно. «Расследование причин возникновения профессиональных заболеваний работников предприятий, которые зарегистрированы на временно неподконтрольной территории, осуществляют свою деятельность на этой территории и не перерегистрировались на территорию, подконтрольную украинской власти, может быть проведено только после освобождения временно оккупированной территории», – сказано в документе.

Согласны с днепровскими чиновниками столичные. Из Государственной службы Украины по вопросам труда сообщили: «Нет правовых оснований для проведения расследования причин возникновения профессионального заболевания у Бугаева Н.П.».

Правозащитники, которые помогают мужчине доказывать свою правоту в суде, – а волокита тянется уже почти год, – отмечают: ситуация не безвыходная, соцведомства просто самоустранились от решения проблемы.

Юрист общественной организации «Правозащитная группа "Січ"» Марина Киптилая считает: если в Украине нет законодательной нормы для таких случаев, можно действовать по аналогии – подписать недостающий акт о вредных условиях труда на шахте со сходными условиями, но на территории, контролируемой Украиной. «Можно обойти эту сложную ситуацию таким образом. Мы в суд предоставили документы, вывод, что возможно проведение расследования условий труда, взяв документы не с этой непосредственно шахты, а с аналогичной», – говорит юрист.

Если украинские суды не признают право бывшего шахтера на статус лица с инвалидностью, юристы обратятся в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). То же самое могут сделать и другие украинцы, оказавшиеся в подобной ситуации – подавать иски против государства, которое законодательно не урегулировало вопрос. «Если не удастся защитить в национальном уровне, мы обязательно обратимся в Европейский суд (по правам человека). То, что законодательно не урегулировано, не должно быть проблемой человека», – добавляет Марина Киптилая.

Между тем бывший шахтер Николай Бугаев ждет решений украинской Фемиды: один из его исков – в суде первой инстанции, второй – в кассационной.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять