RU
Все новости

Время не лечит: Пронзительные истории пострадавших от мин на Донбассе (Фото)

Фото: скриншот видео МККК
Фото: скриншот видео МККК

На Донбассе из-за подрыва на минах или неразорвавшихся боеприпасах люди получают тяжелые ранения. Многие семьи теряют своих близких.

У Валентины Меренковой погиб муж. Его трактор подорвался на мине. В больнице спасти мужчину не смогли. «А когда человек здоровый, полный жизни, ушел на работу и не пришел… не лечит время. Мой муж ушел на работу, получил сменно-суточное задание – подготовить землю под посев. Наехал правым задним колесом на противотанковую мину. Трактор сгорел полностью, от трактора остался только каркас. И вот я когда была с ним в реанимации, он говорит: "Я боюсь закрыть глаза… у меня все время горит трактор"», – рассказала она.

На востоке Украины около 1000 мужчин, женщин и детей стали жертвами неразорвавшихся боеприпасов. По словам координатора отдела Международного комитета Красного Креста (МККК) по вопросам оружейной опасности Роберты Сарзано, к наиболее уязвимым категориям населения относятся мужчины, работающие в основном на открытом воздухе, на полях, в сельском хозяйстве.

Мины смертельно опасны. Они угрожают людям, домашнему скоту и окружающей среде. «Недалеко от полигона есть поля, я там пас коров и собирал железные коробки от снарядов на металл. Какая-то копейка. А там, еще дом меня, были всякие снаряды во дворе. Что-то меня потянуло к этому снаряду. Начал ковырять его, ну и взорвался. Я приподнялся, смотрю – нет правой ноги и левой руки. Я начал звать на помощь. Соседка моя работает в больнице», – рассказал свою историю Евгений Шевченко.

«Сначала был дым, а потом этот запах осколков, паленого железа. Запах смерти вот этот, крови, все вперемешку… Сколько времени прошло, а все равно это как вчера было. Это страшно», – вспоминает соседка Наталья Роменская.

«Я думаю, если бы не было этой войны, то, может, ничего и не было бы, не произошло бы», – добавил Евгений Шевченко.

В МККК отмечают, жертвы мин и неразорвавшихся снарядов живут с физической болью и сталкиваются с психологическими трудностями. «После начального шока наступает физическая и психологическая травма, за которой следует довольно длительный период адаптации к жизни с инвалидностью. В свою очередь, меняется способ работы. И в зависимости от конкретного случая сама работа и привычные обязанности», рассказала психолог МККК Ана Кристина Хенрикес Пинто.

«Если я раньше проводил уроки физической культуры, готовил детей, то теперь это нереально. Сделать что-то по дому очень сложно. Конечно, ограничение жизнедеятельности есть. Серая зона была обильно заминирована, фактически карты не сохранились. Я вел себя неосторожно в какой-то степени. Пошел к знакомому за запчастью автомобильной. Отошел немножко в сторону, буквально 10-20 метров. Какая-то листва была. Я не заметил эту растяжку. Произошел подрыв. Сложно психологически, эмоционально это непросто», – поделился своей историей еще один пострадавший.

Мины умеют ждать и убивают даже спустя десятилетия после конфликта. «Не трогайте эти незнакомые предметы, если вы видите их. Это не игрушка, далеко не игрушка. Это страшное, ужасное, смертоносное оружие, которое губит и не щадит никого», – призывает Валентина Меренкова.

Текстовая версия подготовлена РПД «Донецкие новости» по видеоматериалу МККК. 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять