RU
Все новости

Переселенцы спустя 4 года: Влились в общины, нашли работу, не хотят возвращаться

Фото: из открытых источников
Фото: из открытых источников

Социология показывает, что с годами переселенцы лучше интегрировались в местные общины, нашли работу, улучшили свое финансовое положение. Однако ряд проблем все же сохраняется: отсутствие собственного жилья, сложные отношения с госслужбами и невозможность голосовать на местных выборах. Такие выводы позволяет сделать сопоставление двух исследований*, пишет «Тиждень».

Значительный рост занятости

По данным Национальной мониторинговой системы(НМС), доля занятых среди переселенцев с марта 2016 года выросла с 35% до 50%. Также отмечается, что ВПЛ нашли работу на долгое время и соответствующую им квалификации. Больше всего занятых переселенцев живет в больших городах: высокий уровень в Киеве (75%), подконтрольных правительству районах Донецкой и Луганской областей (65%) и в прилегающих к ним Харьковской, Днепропетровской и Запорожской областях (58%). С удалением от зоны АТО процент уменьшается до 43% в западных областях. Отметим, что, по данным Минсоцполитики, именно подконтрольная часть Донбасса, прилегающие к ней области и Киев являются самыми популярными среди внутренне перемещенных лиц.

По данным Киевского международного института социологии (КМИС), на начало 2018 года трудоустроены 60% переселенцев по сравнению с 30% в 2015 году (высший показатель в этом исследовании может быть связан с географическим фактором, ведь опрос проводился в популярных среди переселенцев городах, – прим.).

Кроме того, по информации НМС, с сентября 2016-го с 26% до 20% уменьшилась доля ВПЛ без оплачиваемой работы. Среди тех, кто сейчас не работает, 53% ищут, где устроиться.

Условия проживания: дорогая аренда, но с деньгами стало лучше

Исследование НМС констатирует, что благосостояние переселенцев сейчас улучшилось по сравнению с июнем 2017 года: средств на базовые потребности хватает у 51% опрошенных против 44% в прошлом году. Зарплата является основным источником доходов для 59% респондентов, на втором месте – государственная помощь (41%). «Доля тех, кто получает помощь от государства, остается большой. Это показывает, что многие ВПЛ дальше нуждается в государственной поддержке», – комментируют авторы отчета. Социальная помощь остается основным источником доходов для 27% ВПЛ гуманитарную поддержку получают только 5%.

Главными проблемами для переселенцев до сих пор является оплата аренды жилья (23%), коммунальных услуг (16%) и условия проживания, эта ситуация неизменна с июня 2017 года. Большинство ВПЛ снимают квартиру (58%), в собственном живут 11%. Подавляющее количество их устраивает дом и основные коммуникации, зато в селах люди недовольны отоплением, теплоизоляцией и водоснабжением.

По данным КМИС, среди главных проблем переселенцев также высокая стоимость арендованного жилья: 62% опрошенных проживали в таком. «Наблюдается отток из мест коллективного проживания ВПЛ, но вынужденные переселенцы по-прежнему не в состоянии приобрести собственную квартиру или дом», – сообщают в КМИС. Доля лиц, которым сложно платить за жилье, выросла с 48% до 61%. В то же время уменьшилось чило тех, кто не может купить бытовые товары, одежда, обувь: с 52% до 31%. А также тех, кому не хватает средств на лекарства: с 40% до 15%. Так же с деньгами на питание: нынешние 13% против 43% в 2015 году.

Наибольшими рисками, по представлениям переселенцев, остается вероятность роста цен, необходимость в дорогой медицинской помощи и отмены социальных выплат. Доля людей, которые опасаются этого, заметно уменьшилась с 2015-го, однако остается большой: 37-42% против 63-68% в 2015 году. Оценка вероятности почти не изменилась только по боевым действиям в городе: 34% респондентов считают, что они возможны.

Половина повторно опрошенных считает, что за два года жизненная ситуация переселенцев осталась неизменной, 32% считают, что она ухудшилась, 14% – что улучшилось.

Доступ к услугам улучшилось, интеграция в общины высокая

В общем переселенцев устраивает доступ к социальным услугам, сообщает отчет НМС. Больше всего довольны образованием (90%) и доступностью медицинских услуг (85%), меньше всего – возможностью трудоустройства (69%).

По данным КМИС, 75% ВПЛ отметили, что качество работы госслужб не изменилась за последние два года. Оценка работы управления труда и социальной защиты, Пенсионного фонда и Пиграционной службы снизилась. Основными проблемами называют очереди, невежливое обращение и длительное ожидание результатов.

Уровень интеграции переселенцев в местные общины составляет 65%, утверждает отчет НМС. Кроме того, 27% интегрировались частично и 7% не интегрировались. Лучше всего это делают ВПЛ в Донецкой, Луганской, областях, а также в сельской местности.

Дискриминацию в силу своего статуса испытывают 14% респондентов, чаще всего это связано с приостановлением социальных выплат. «Ощущение дискриминации может быть также результатом необходимости отвечать строгим требованиям процедуры проверки ВПЛ, что происходит каждые шесть месяцев, как отмечается участниками обсуждения в фокус-группах», – говорят в НМС. Во время интервью авторы узнали, что только 3% из них известно о напряженности между переселенцами и обществом, 1% сообщил о напряженности между ВПЛ и ветеранами войны на Донбассе.

КМИС выяснил, что конкуренция за ресурсы в общинах, принимающих переселенцев, уменьшается, но это касается не всех ресурсов. Упала конкуренция за места в школах, детсадах, за помощь от общественных организаций и государства. В то же время до сих пор активно конкурируют за рабочие места (57%) и из-за очередей в госучреждениях (47%) и больницах (38%).

Также, по данным КМИС, с 2015 года значительно уменьшилась доля тех, кто получает помощь от волонтерских, общественных и благотворительных организаций: с 75% до 8%. Это связано с сокращением программ помощи со стороны этих организаций, одновременно зависимость переселенцев от внешней поддержки также падает.

Кроме того, со временем уменьшается заинтересованность ВПЛ общественной активностью. С 31% до 12% упало количество желающих участвовать в проектах помощи другим переселенцам, только 10% (против 24% в 2015-м) хотели бы развивать инфраструктуру города, в котором живут.

Большинство переселенцев не принимали участия в местных выборах 2015 года, лишь 5% респондентов сообщили НМС, голосовавших по месту регистрации ВПЛ, остальные не обращалась с заявлением об изменении избирательного адреса. Отметим, что по украинскому законодательству избирательный адрес определяется по зарегистрированному месту жительства, но большинство переселенцев не имеет собственного жилья и возможности зарегистрироваться. Поэтому они лишены права голосовать на местных выборах. Активисты и эксперты предлагают парламенту принять законопроект, который упростит процедуру изменения избирательного адреса.

По словам респондентов, они не голосовали из-за нехватки времени (26%), незаинтересованности в участии в выборах (25%) и непонимания порядка голосования (24%). При этом 67% из них сообщили, что смогли бы проголосовать, если бы информацию о регистрации ВПЛ передали в Государственный реестр избирателей.

Возвращаться домой большинство не планирует

Большинство переселенцев, по данным НМС, остается там, куда впервые переехала. Причинами изменения места для остальных были проблемы с жильем (39%), трудоустройством (34%) и ценой аренды (27%). Четверть опрошенных намерены вернуться в свои дома после завершения конфликта, 28% не хотят туда переезжать после войны. Намерения остаться значительно усиливаются по мере удаления места пребывания переселенцев от временно неконтролируемых территорий (в западных областях таких больше всего – 52%). 57% респондентов посещали свое жилье в зоне конфликта после того, как выехали оттуда, преимущественно для содержания жилья, посещения друзей и родственников и перевозки имущества. 36% не ездили на неподконтрольную территорию, так как считают это опасным для жизни.

КМИС установил, что 40% переселенцев собираются вернуться домой в ближайшие несколько лет, тогда как в 2015-м таких людей было 54%. Причины этой динамики: часть переселенцев уже вернулась в дома; те, кто переехал, глубже интегрировались; неизвестно, когда закончится конфликт.

Во время телефонных опросов НМС 14% респондентов были идентифицированы как переселенцы, которые вернулись на неподконтрольную территорию. Эти люди в среднем старше тех, кто остался на подконтрольной территории, больше всего среди них пенсионеров, лиц с инвалидностью или в отпуске по уходу за ребенком. 17% их сообщили, что вынуждены экономить на питании. Главной проблемой для них является ощущение угрозы: безопасно чувствует себя только 31% опрошенных (по сравнению с 86% переселенцев на подконтрольной территории). Большинство респондентов говорят, что вернулись домой, потому что там есть собственность и не надо платить за аренду (60%), а также по семейным причинам (44%).

* Сопоставлялись данные двух отчетов:

1) Отчет Национальной мониторинговой системы (НМС) по ситуации с ВПЛ (при поддержке ЕС и Международной организации по миграции) за декабрь 2017 года. Опрос проводился в 24 областях и Киеве в личных и телефонных интервью и обсуждениях в фокус-группах. Всего было опрошено почти 5,5 тыс. переселенцев и информантов представителей государственных и негосударственных организаций. Это восьмой раунд опросов, которые начались в марте 2016-го.

2) Киевский международный институт социологии (КМИС) в января 2018 года провел комплексное социологическое исследование в трех городах, где внедряются субпроекты Чрезвычайной кредитной программы Европейского инвестиционного банка для восстановления Украины (НКПВ): Бахмуте, Харькове и Северодонецке. Всего опросили 305 переселенцев и 30 представителей местной власти, активистов и тому подобное. Первая волна исследования состоялась в 2015-м.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять