RU
Все новости

Били током и заставляли писать: Издана книга блогера Станислава Асеева, находящегося в плену «ДНР»

«Может это прозвучит парадоксально, но дело в том, что я не уверен, что чувствовал себя достаточно комфортно, переехав на подконтрольную Украине территорию… Несмотря на все разногласия, я разговариваю с теми, кто воюет за "ДНР", на одном языке, потому что сам из этого региона», – сказал Станислав Асеев в разговоре с «Радио Свобода» в октябре 2015 года.

4 июня в Киеве коллеги и друзья удерживаемого уже год в Донецке журналиста и блогера Станислава Асеева презентовали книгу его эссе под названием «В изоляции». С началом войны на Донбассе Стас вел летопись того, что происходит у него на малой родине. Статьи, репортажи, эссе, вышедшие из-под его пера на протяжении 2015-2017 гг., публиковались в журнале «Український тиждень», газете «Зеркало недели», интернет-издании «Украинская правда» и выходили в эфир «Радио Свобода».

Стас Васин, именно под таким псевдонимом он стал известен на всю страну, был один из немногих, кто решался описывать реалии части Донбасса, которая стремительно изменялась под снарядами и оккупацией. «Асеев имел веские основания скрывать свое настоящее имя. Любой из текстов Стаса в условиях оккупации автоматически превращался в текст приговора. Он это знал. И все равно оставался ревностным хроникером происходящего по ту сторону линии размежевания. Его тексты очень разные (цельнометаллические, осколочно-рваные, жесткие, философские, ироничные) – в равной степени отмечены страдательной силой. Казалось, Стас пытается превратить свои статьи в тонкие и прочные нити, которые старательно протягивает под колючей проволокой ненависти четыре года тому назад распоровшей страну», – сказал заместитель главного редактора еженедельника «Зеркало недели» Сергей Рахманин.

Мало кто знал, что под псевдонимном Станислав Васин скрывается парень 27 лет от роду, который любит джаз и бег. За свою жизнь ему пришлось сменить полтора десятка профессий – от грузчика и гробокопателя до продавца-консультанта и сотрудника банка. А еще у него есть диплом бакалавра философии и магистра религиоведения – оба с отличием. Его преподавателем в стенах Донецкого института искусственного интеллекта был всемирно известный Игорь Козловский. «Стас – мой ученик. За 5 лет обучения я видел его период становления, его рост. Он самодостаточный человек, у которого есть своя позиция, у которого есть свое видение правды. И в силу своей природной категоричности он никогда правду не скрывал. Видел явление – описывал его. У него своеобразное видение через художественную форму», – вспоминает Козловский, который сам находился в плену «ДНР» почти два года.

Заложенные в юности качества остро проявились во время пребывания блоггера в уже неподконтрольном украинской власти Донецке. «Стас всегда был нерядовой и даже неконформистской личностью. Он на каждый вопрос имел не только свое мнение, но и не боялся его высказывать. Эта бескомпромиссность, честность и мужественность и есть базовые составляющие его характера, которые ярко проявились во время оккупации украинского Донбасса. С началом событий в 2014 году он посчитал нужным и необходимым говорить правду не только близкому окружению, но и через свой блог для всей Украины, а возможно, и для всего мира», – отметил Игорь Козловский.

В своих материалах для украинских СМИ, блогах Станислав описывал ежедневные реалии при «ДНР»: обстрелы, пропаганду, новые порядки, в том числе, содержимое российских «гуманитарных конвоев», бытовую жизнь – цены на рынках, разговоры в троллейбусах, а также подмечал трансформацию местной культуры и сознания людей.

Он знал, что рискует, когда решил фиксировать все происходящее, но просто не мог молчать. «Многие скажут, что это неоправданный риск… Но прежде всего, я делаю это для себя самого. Конечно, это еще и моя работа, и подобные фото и посты несут мир войны в Киев, Одессу, на Волынь. Война появляется там в онлайн-режиме в виде интерактивной картинки вроде пейзажа Самоа на заставке рабочего стола. И все в первую очередь я делаю это для себя самого. Это – my education», – как-то написал он в своем блоге.

Станислав за несколько лет сотрудничества со СМИ наработал огромное число статей о неподконтрольной Украине территории, куда практически никто не может заглянуть. «Меня поражала выдержка Васина в общении с людьми. Он общался даже с сепаратиски настроенными личностями на равных. Судя по всему, у него хватало на это терпения. Мне кажется это важно, потому что таким образом можно узнать психологию людей, узнать, как они приходят к той или иной позиции. Анализируя его тексты, мы в редакции пришли к выводу, что ему как философу было интересно наблюдать за людьми. Это искушение для него было слишком велико, к тому же оно полезно для информационного пространства. Плюс – это его родной край. Он решил оставаться внутри и анализировать, а не уезжать и судить со стороны», – рассказала Татьяна Якубович, редактор «Донбасс.Реалии», проекта «Радио Свобода»

Стас никогда не опускался до пропаганды типа как в «ДНР» все плохо и как все прекрасно на подконтрольной территории. «Как честный журналист он замечал те недостатки и предубеждения, которые присуще днепрянам или киевлянам, потому как не отделял себя от них, т.к. вместе мы и есть Украина, а настоящий друг разве не тот, кто говорит правду, а не льет поток лести? Еще мне показалось, Стас был лириком и пацифистом – в его текстах не было много агрессии, он нередко вспоминал The Beatles, что уже и не так типично для представителя его поколения. Кажется, идеалы Леннона и хиппи не были для него чужими. Но даже за такие миролюбивые взгляды в современном Донецке могут наказать – каждый, кто не кричит "Слава Новороссии", рискует попасть в круг подозреваемых» – говорит главный редактор журнала «Український тиждень» Дмитрий Крапивенко.

«Власть» непризнанной «республики» закрыла рот журналисту год назад. «Летом 2017 года мы потеряли связь со Стасом. 2 июня редакция "Радио Свобода" получила от него последний материал, а ближе к вечеру он перестал отвечать на сообщения. Об исчезновении Асеева первым сообщил его однокурсник Егор Фирсов. По словам Фирсова, 3 июня Асеев должен был поехать к матери в Макеевку, но там не появился, а его телефон не отвечал. Мама начала поиски, а приехав в его квартиру в Донецке, обнаружила следы обыска. В июле стало известно, что журналисту предъявили обвинения в шпионаже. Позже просочилась информация о пытках и о том, что Станислава удерживают в Донецке на захваченной территории арт-платформы "Изоляция", некогда передового культурного центра, а ныне – самый настоящий концлагерь», – рассказала хронологию событий главный редактор Украинской службы «Радио Свобода» Марьяна Драч.

О пребывании Стаса в плену рассказал Виктор, бывший пленный, который был освобожден во время последнего обмена в декабре 2017 года. Оказалось, что арестовали журналиста не 2 июня, как было ранее известно, а 10 мая 2017 года.

Виктор попросил не называть его фамилию, но позволил озвучить его рассказ:

«Рядом со Станиславом я был с 10 мая 2017 года, с того дня, как его взяли. Сидели в соседних камерах. Лица его я не видел, только ноги и со спины – когда водили в туалет или купаться. Когда не закрывали двери в камеру, оставляли только решетки, то могли разговаривать с ним. Он рассказал, что журналист. Все время боялся, что никто не узнает, где он находится. Меня и других держали под своими именами. Его – под вымышленным. Секретили так, чтоб даже охрана не узнала, кто там сидит.

Его поймали 10 мая 2017 года на площади Ленина, несколько раз его возили на его съемную квартиру и он писал под их контролем, до того момента, когда решили сымитировать ограбление его квартиры. Для сюжета о Ясиноватой (последний репортаж журналиста для «Радио Свобода», – прим. авт.) его уже возили в наручниках.

Его пытали током, подключая к ушам. Стас говорил, когда пропускали ток, то аж глаза вылезали, причем пускали на уровне 30 единиц, и пообещали довести до 100, это, наверное, вольты. Били так, что вся нижняя часть тела черная была.

Но одно время ему разрешили писать. Дали ручку и листочки. Он писал заметки. В то время как давали возможность поговорить, он зачитывал то, что писал. Писал о том, как находился в камере.

Первые три дня Стас есть не мог. Он делился своей едой. Хлеб передавал. Потом я посоветовал сушить хлеб, который оставался. Еду нам давали три раза в сутки. Приносили в одноразовых судочках и крайне мало. Стас отказывался есть прокисшее. Я ему говорил, что зря. Лучше съесть такое, чем с голоду сдохнуть тут. 

Его "опера" с его банковской карты сняли 10 тысяч. Сказали, мол, на его содержание, на бензин на машину, чтобы его в Ясиноватую возить. Два раза бургер ему купили. Полкило сахара дали. Блистер валидола.

2 июня 2017-го «МГБ» уже его официально засветило, когда они не решились его показать матери, хотя он ей по телефону пообещал встретиться (с их согласия). Она просила, чтобы Стас к ней приехал. Он посмотрел на них – и они кивнули, что можно. А потом дали задний ход. Его опер говорил, что ездил в Москву, специально ради него, чтобы включить его в списки на обмен.

28 июня 2017 года Стаса перевезли на "Изоляцию", меня 29-го – в СИЗО».

Как рассказал религиовед Игорю Козловскому, согласно его источникам, на данный момент журналист продолжает оставаться в застенках концлагеря в «Изоляции» по иронии судьбы находящего на улице Светлого Пути. У Станислава начались проблемы со здоровьем, в том числе стоматологического характера.

«Мы боремся за его освобождение уже год, по непонятным для нас, надуманным причинам его не включили в списки на освобождение в минувшем декабре, хотя мы на этом настаивали. Украинская сторона готова к широкому компромиссу по вопросу освобождения заложников, и мы после такого серьезного прорыва, успеха в декабре прошлого года были настроены очень решительно, но, к сожалению, на сегодня этот процесс остается заблокированным. Украинская сторона готова передать Российской Федерации 23 россиянина, посланных ею на эту войну, для того чтобы разблокировать процесс освобождения как политзаключенных Кремля, так и заложников на оккупированных территориях. Два месяца назад мы сделали это предложение в Минске, ответа от Российской Федерации до сих пор нет», – отметила представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко.

Отметим, что книга «В изоляции» не поступит в продажу. Ее можно получить по заявке, написав в личные сообщения проекта «Донбасс Реалии» https://www.facebook.com/donbassrealii или во время будущих презентаций в регионах. К тому же уже скоро сборник статей Станислава Асеева будет размещен в электронном формате на сайте «Радио Свобода».

Анна Курцановская, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять