RU
Все новости

Хотели пустить на мясо или олигархам для охоты: Многодетная семья в Покровске создала приют для цирковых зверей (Фото)

Фото: Донецкие новости
Фото: Донецкие новости

В Покровске (до переименования – Красноармейск, Донецкая обл.) с недавних пор можно на постоянной основе слышать львиный рык и видеть диких животных, которые еще недавно были цирковыми. Звериное царство, которому предстояло быть усыпленным, пойти под пули или под нож, нашло приют на бывшей ферме совхоза «Красноармеец». Именно здесь глава многодетной семьи Падалко – Игорь Николаевич – мечтает создать «Парк Покровского периода».

Царица, принцы и принцессы

Семья Падалко является своеобразной местной достопримечательностью. Игорь и Светлана воспитывают 14 детей (9 девочек и 5 мальчиков), восемь из которых – приемные. Старшие уже живут самостоятельно. В данный момент с родителями – 10 ребят, самой младшей – 6 лет.

«Все – кровные, все – наши, все – одинаково любимые», – говорит Игорь корреспонденту «Донецких новостей».

Он называет свою семью «мое царство». Светлана для него – царица, дети – принцы и принцессы.

Вспоминать о своем первом приезде в детский дом, куда привозил с женой сладости, он не может без слез: «Десятки ребятишек облепили меня тогда со всех сторон. Кричали: "Папа, папа! Возьми меня! Меня возьми!". Когда уезжал, думал, сердце остановится. Не остановилось… Но часть его осталась там».

Игорь мечтает усыновить 40 детей. «Как только старшие подрастут и станут на ноги – возьмем еще ребят. Они ведь даже внешне меняются, когда попадают из приюта в свой дом», – делится многодетный отец.

Благотворительное пламя

Основной род деятельности Игоря Падалко – предпринимательство и фермерское хозяйство. Но вот уже 10 лет он активно занимается благотворительностью.

«Около полугода я был парализован. 30 мая 2008 года Господь исцелил… Пока лежал недвижимо, смотрел по телевизору передачи о людях, которые прошли через подобные испытания, а потом занялись добрыми делами. Так что после исцеления вопрос, что делать дальше, не стоял», – поясняет многодетный отец.

Он основал Благотворительный фонд «Спасение души». И начал помогать детям, пожилым людям, инвалидам и обездоленным.

До мая 2014 года, когда «референдум» принес войну на Донбасс, семья Падалко с помощью родни и друзей кормила бесплатными обедами всех нуждающихся. Три раза в неделю у кинотеатра «Мир» нынешнего Покровска шла раздача еды. Вывозили бидоны, столы. В месяц бесплатными обедами охватывали 1,2 тысячи человек.

Осенью 2013-го за свою деятельность Игорь Падалко стал лауреатом региональной программы «Хрустальное сердце» в номинации «Милосердие».

Игорь сотрудничает с БФ «Объединение мировых культур» (UWCF), через который пожилые люди и дети Донецкой области, медучреждения получили лекарственные препараты. «Благодаря таким людям, как Игорь, внимательным к проблемам окружающих, у UWCF появляется возможность лучше понимать – как и кому конкретно мы можем помочь», – отметила Людмила Лысенко, руководитель программы «Шагаем в страну Здоровье» UWCF.

А с недавних пор заботой семейства Падалко охвачены не только люди, но и животные.

Все начиналось с лошадки

Еще в 2000 году семья Падалко приобрела территорию бывшего совхоза «Красноармеец»: 25 га земли, несколько старых коровников, ставок. Именно здесь, на окраине Покровска, сейчас расположен самый крупный приют цирковых зверей не только на Донетчине, но и в Украине.

А начиналось все с лошадки, которую детвора давно уговаривала купить. В канун 2014 года, «под елочку», прибыли Волга и Омен – две красавицы-лошади, которых Игорь приобрел в рассрочку. Заодно «прикупил» и вьетнамских поросят.

Затем появились ослики. «Их хотели пустить на мясо на Херсонщине. Мне дали знать. Я решил, что неправильно, если такие симпатяги уйдут в общей массе на колбасу. Так что выкупил их по цене мяса. Теперь живут здесь. Даже приплод дают, – показывает Игорь на малыша, которому идет пятый месяц. – Ослики у нас разговаривают. Знаменитое "Иа – здравствуйте" слышно на пять километров».

Один из осликов именно так «иакнул», когда мы подходили к его жилищу. Игорь тут же перевел: «Спасибо, что приехали в гости и делаете репортаж о нашем приюте. Надеемся, все будет хорошо».

Пуся-первопроходец

Не так давно на официальном уровне было ограничено использование животных в цирках шапито, а также попал под запрет такой вид «бизнеса», как «фото с обезьянками». С тех пор импровизированный зоопарк семьи Падалко начал превращаться в настоящий приют для цирковых зверей (от них вынужденно избавлялись). Впрочем, еще до этого здесь появилась медведица Пуся.

«Пуся тут уже 4,5 года. Ее купили абсолютно слепую в цирке. Ослепла на гастролях в Казахстане. В феврале ей будет 25 лет, – рассказывает Игорь. – В природе медведи живут четверть века, в зоопарках и заповедниках – до 40 лет (уход, конкурентов нет, хороший рацион). С Пуси и пошли у нас цирковые животные».

У медведицы на глазу было бельмо, но – вылечили.

«К ее хозяину приставали с предложениями продать Пусю в качестве забавы для олигархов – пострелять. Когда я звонил хозяину мишки, он меня послал – думал я с теми же предложениями, – признался Игорь. – Но я объяснил, что у нас уже есть ослики, лошадки, птички… Так что готовы принять в эту компанию и медведицу. И он согласился уступить нам Пусю».

Пуся – знаменитость. Однажды в зоопарк на экскурсию прибыли военные. И один из офицеров оказался бывшим цирковым. «Неужто это Пуся?!» – обрадовался он, увидев медведицу.

При мне медведицу кормит 14-летняя дочь хозяев – Тома. При слове «фотосессия» Пуся присаживается в определенную позу, которую здесь так и называют «поза фотосессии».

«Фотосессия – значит гости, значит, будет вкусняшка, – поясняет Игорь. – Дети всегда с удовольствием смотрят, как мы кормим наших питомцев. Но, то, что мы с ней целуемся, кормим с рук, ничего не говорит. Медведь – самый непредсказуемый зверь. Идет в атаку сразу. Лев предупреждает – мимика, рык, игра хвоста, грива. А медведь – нет. Поэтому нужно быть очень осторожным».

«Иди сюда, моя лева»

Кстати, о львах. Их здесь шесть.

«Витольду было полтора месяца, когда его сюда привезли. Багире – три месяца. Так что они, считай, у нас "с пеленок". 15 августа Багире исполнилось два года. Витольд отпраздновал день рождения 15 октября. Но царский львиный рык, который слышно на 10 километров, проявится после трех лет. Тогда же у Витольда пойдет грива», – рассказывает Игорь о паре африканских львов.

«Они как маленькие дети, – уверяет Светлана, супруга Игоря. – Дай лапу. Смотрите, как когти выпускает. Нельзя!» – аккуратно стукает Витольда по лапе.

Потом она подходит к клетке с более возрастным львом. «Иди сюда, моя лева», – ласково говорит ему. И… начинает что-то мяукать «по-львиному». Гривастый красавец мурлычет в ответ и трется мордой о прутья клетки.

«Люди в шоке, что животные у нас спокойные, мурлычат. Но хищники остаются хищниками. Так что у меня стоят специальные заграждения, за которые заходить нельзя, – подчеркивает Игорь. – После того, как завершу строительство больших вольеров (я их, шутя, называю пентхауз), огражу их сеткой-рабицей».

«А этот лев – слепой полностью, – присаживается Игорь у очередной клетки. – И нюх почти потерял. Положив ему мясо, я начинаю стучать по клетке. Он слышит – и на ощупь лапой ищет пищу. В поилку ему крошим специальные таблетки».

«При ООН есть подразделение по переписи и наблюдению за редкими видами животных. Так вот, в 1954-м в Африке было 400 тысяч львов, в 2004-м – 154 тысячи, а в 2014-м – 7-12 тысяч. Такими темпами они вскоре останутся в зоопарках, в Ютубе и у меня на "8-й группе"», – с горькой иронией говорит Падалко.

«8-я группа» – район, где расположен этот зоопарк. Добираться сюда неудобно, транспорт ходит примерно раз в полтора часа. Но попав к семье Падалко хоть раз, обязательно вернешься снова. Потому что не львами едиными…

«Птеродактили» и «волки»

«Более 100 голов. На эту секунду, – говорит Игорь о количестве обитателей зоопарка-приюта. – Все может измениться в любой момент».

Здесь живут 11 медведей, 7 пони, по 6 – лошадей, осликов и львов. Есть ламы. Ну и «по мелочи» – обезьяны, еноты, лисы-чернобурки, кролики, морские свинки. До холодов они – на улице, потом кто-то перебирается в помещение, кто-то – в зимние вольеры.

Множество птицы: редкие виды кур и гусей, попугаи, фазаны, павлины, голуби, пеликаны. Последние, сидящие, будто дозорные, выглядят настоящими птеродактилями. «Так это ж их прадедушка, – улыбается Игорь. – Мои "птеродактили" схлопывают по 5 кг рыбы на нос в сутки».

Собак, которые вытанцовывают на цепи, завидев хозяина, он называется волками. Но это маламуты – достаточно крупная собака аборигенного типа, имеющая сходство с волком. Маламуты практически не лают, так как происходят от волка. Они как бы ворчат. Ну, и повыть могут.

«Это вытье нас однажды спасло. Кэтти убежала, ее долго не могли найти. А другой пес – Димас – начал выть. Кэтти ответила – так ее и нашли. Как оказалось, она провалилась в яму», – рассказал Игорь.

Пони с военным прошлым

У всех крупных питомцев семьи Падалко имеются международные ветеринарные паспорта и чипы. Зоопарк обслуживает ветслужба: делают необходимые уколы-прививки, проводят соответствующие проверки.

Практически у всех животных – добродушный нрав. Привыкшие позировать, многие так и тянут морды к объективу. Понимая, что если делают фото, значит, вскоре будет угощение.

«Рябенькой – 27 лет, – рассказывает Игорь о пони. – Три месяца назад лялечку родила. Этой – полтора года, этой – пять лет, этим – по десять. Когда к нам приезжают школы или детские садики, мы поняшек выпускам. Они гуляют, пасутся. Камерунские козочки и мелочь птичья даже сейчас у нас то тут, то там гоняют. Детвора гладит живность прямо на лоне природы».

Одна пони прибыла в Покровск из-под Славянска. Пережила боевые действия. «Мой друг Николай купил ребенку. А потом все закрутилось…. Она после боевых действий одичала, стала кусаться, оказалась сломана психика. Николай передал ее нам. Здесь она успокоилась», – делится Падалко.

Рыжим лисам вход закрыт

Бабуину Тарзану, который прибыл сюда из Львовской области, 8 лет. Когда мы подошли, он был занят – «звонил» кому-то, поднеся заднюю лапу к уху. Но прервался, когда Светлана и Тома принесли ему сахарок и кашу с мясом. Цапал прямо с руки, лез целоваться.

Лису-чернобурку Весточку, которой полтора года, несколько недель назад привезли артисты кочевого цирка.

«Я рыжих лисиц не принимаю – запрет от ветеринарной службы. Она переносчик бешенства. У меня тогда поляжет весь приют, – поясняет Игорь. – А чернобурка – другое дело. Ее бывшие хозяева попросили показать вольер, где будет жить Веста. Им все понравилось… Многие, кто вынужден расстаться со своими зверями, переживают за них. Некоторые плачут. Потом интересуются их судьбой, просят прислать фото. Кто-то приезжает в гости. Это же фактически часть их семьи. И я это прекрасно понимаю».

Медвежьи истории

Кроме Пуси, здесь обитает еще десять медведей. И у каждого – своя история.

Медвежонок Тимоша – самый младший из собратьев, ему полтора года.

«С Тимошей, когда он был поменьше, мы выступали в Покровске на День защиты детей и на День Европы. Ну, как выступали – просто ходили среди праздника, – рассказывает Игорь. – Люди брали его на руки, фотографировались с ним. Когда в Новогродовке открывали детский центр, нас туда тоже пригласили. С Тимошей. Вернее, пригласили Тимошу. С нами… В прошлом году с ним даже можно было купаться на нашем пляже. Детвора была в восторге!»

Гималайского медведя Мальвина собирались выкупить у одного из украинских зоопарков иностранцы. Но случилась беда: за неделю до приезда покупателей мама-медведица откусила медвежонку уши. В таком виде его брать не захотели. «Мы полгода вели переговоры. В итоге заплатили за него 600 евро, – рассказывает Игорь. – Бонусом нам отдали и обезьянку».

Одного из медведей выкупили у актеров, которые предупредили, что больше не могут его содержать.

Еще один косолапый травмировал дрессировщика. Тот, чуть оклемавшись, сам позвонил Падалко и просил забрать животное. Иначе тому бы – кердык.

«Первый год после переселения медведи, особенно цирковые, в зимнюю спячку не впадают, – отмечает Игорь. – Меняется режим жизни, проходит своеобразная акклиматизация. Едят, дремлют и балдеют».

Тома и Мадонна

Ламе Дане в ноябре будет всего год. Кроха потешно вякает и тянет мордашку в ожидании вкусняшки.

Неподалеку марширует козий батальон. И камерунские, и смесь с нашими. Эти тоже так и лезут в объектив.

А вот лошадь Мадонна, у которой – 1,76 м в холке – совсем иное дело. Тут – сама грациозность и величественность. «Эта лошадка была в детской конно-спортивной школе. Но нашли какой-то небольшой дефект. Мне позвонил тот самый мясник, который ранее осликов рекомендовал. Так что и Мадонна нам досталась по цене мяса», – рассказывает Игорь.

Дочь Игоря Тома бегает с Мадонной по лугу, вдоль которого мы идем к ставку. «Томочка легко скачет на Мадонне галопом без седла, – с гордостью рассказывает папа. – А мои малыши гоняют галопом на пони. Летом мы постоянно на ставке, купаемся практически круглый год. Сюда же приводим на водопой коняшек и осликов. В жаркую пору, чтобы напоить животных (не всем ведь можно на водоем), уходит почти 600 литров. Шланги протягиваем».

Семейный подряд

«Билет» в зоопарк стоит всего 50 грн. За эти деньги вы получаете не только шикарную экскурсию с возможностью погладить животных (кого можно, конечно). Летом есть возможность искупаться в пруду, позагорать на обустроенном пляже, пострелять из арбалета. Кроме того, здесь угощают потрясающим чаем, заваренным из закарпатских трав в раритетном самоваре 1896 года.

Дети с ДЦП, аутисты, воспитанники гериатрического пансионата, участники боевых действий на Донбассе, переселенцы, люди, проживающие в «серой зоне», дети-именинники и ребята до пяти лет пропускаются бесплатно. Те, кому предписано, могут покататься лошадях (иппотерапия – метод реабилитации посредством лечебной верховой езды).

«Сами с этим столкнулись, когда дочь была в тяжелом состоянии после одной из операций, – делится Игорь. – Профессора сказали: без твоих животных она не восстановится. В итоге, у нас восстановилась не только дочь, но и многие другие».

Игорю помогает вся семья. Даже его отец, которому за 70, «держит периметр», когда приезжает много народу. Экскурсию проводят и сам Игорь, и его супруга, и ребята, кто постарше.

«Я детей учу, что созданное нами развивать предстоит им», – отмечает Падалко.

Алиса уже учится на ветеринара, Тома – собирается. Никита метит в трактористы. Семиклассник Максим лихо гоняет на мини-тракторе с лафетом.

Есть и подсобный персонал. Ведь убирать приходится за целой армией животных. Равно как заготавливать корма и собственно кормить.

Вопросы питания и проживания

Суточный рацион животных в зоопарке Падалко составляет примерно 100 кг мяса (50 кг сырого – львам, 50 кг вареного – медведям), 100 кг крупы, по 200 кг сена и овощей и 20 кг рыбы. Яблоко, морковь, арбуз – без счета. Светлана варит для зоопарка 400 литров каши каждый день.

Понятно, что без помощи, исключительно за счет групповых экскурсий, все это они бы не потянули. Выручают друзья, меценаты и просто посетители, которые, побывав здесь, начинают помогать всем, чем могут. Кто мяса подбросит, кто овощами-фруктами пособит, кто деньгами, кто стройматериалами. Последние стали особенно актуальны после страшного пожара, случившегося 26 сентября 2016-го. Огонь тогда уничтожил все запасы корма. Выгорела и часть помещений, рухнуло 2,5 тыс. кв. метров крыши.

«Чудом никто не пострадал. Но сгорело много чего: трактор с прицепом, мебель, быттехника, годовой запас еды и кормов (130 тонн сена, 30 тонн соломы зерно, крупы овощи). Животных у нас тогда было поменьше. Птицы, еноты, лошади. Мишка слепая – Пуся наша», – вспоминает Игорь.

Вспоминая всех, кто тогда помог (представители ГСЧС, Нацгвардии, руководство Покровска, религиозные деятели, предприниматели, знакомые и незнакомые люди), Игорь не может сдержать слез. Недавно он перечислил всех, кто тогда откликнулся, на своей странице в соцсети, подчеркнув, что именно благодаря им зоопарк-приют выжил.

После того пожара, за которым последовали проблемы со здоровьем у папы и дочери, семье Падалко пришлось продать всех коров, овец и лошадей.

«Но сейчас у нас животных примерно в два раза больше, чем было в том тяжелом 2016-м. Главная проблема – строительство новых помещений для них. Ведь зверей к нам привозят в транспортных клетках», – отмечает Игорь.

Для просторных вольеров необходима металлическая арматура, трубы, решетки и другой стройматериал. Постройка одного вольера для льва обходится в 35 тыс. грн. Для медведя – в 50 тысяч (прутья там надо посерьезнее, размеры «пентхауза» – побольше).

Идет строительство новых вольеров. Не без помощи добрых людей. Одна молодая пара после экскурсии передала металла на 25 тысяч. Переселенец из Авдеевки подсобил электродами. И так – с миру по нитке – собирают хозяева зоопарка-приюта на новые «апартаменты» для животных. Рады любой помощи. Контакты можно найти на странице Игоря в Фейсбуке.

В ожидании «Парка Покровского периода»

Семья Падалко живет на другом конце Покровска. Но огромную часть времени они проводят в зоопарке, где работы – хватает. Неудивительно, что они мечтают именно здесь построить дом. И не только его.

Являясь член комитета по развитию туризма Донецкой торгово-промышленной палаты (сейчас она базируется в Краматорске), а также членом Союза зеленого туризма Украины, Игорь ездит на семинары, набирается опыта. С недавних пор загорелся идеей создать на территории бывшего совхоза «Парк Покровского периода». Если все пойдет по плану, тот он может стать изюминкой Покровска.

«Зоопарк у нас уже есть. Постоянно подсаживаем кусты, цветы и деревья. Имеется водоем, пристань-беседочка, пляж, мангалы, лодка. Можно рыбачить. Мы сами здесь постоянно ловим рыбу для наших питомцев. С помощью союза предпринимателей здесь проводятся массовые праздники в День защиты детей и перед школой. Ну и просто народ отмечает личные мероприятия… А это – карпатский чан на две тонны воды, – показывает Игорь конструкцию рядом с водоемом. – Как я шучу – мы детей тут зимой варим. Температура воды – 45-50 градусов. Вмонтировали щетки, массаж ног идет сразу. Внизу – огонь. Протопил часа четыре – и можно балдеть. Сюда умещается пятеро взрослых. Паришься, чаюешь, вкушаешь мед, варенье и свежий воздух. Оздоровление – по полной программе».

Ко всему этому Падалко хочет добавить оздоровительный сон на пчелиных уликах, музей старинной утвари (друзья и знакомые везут ему предметы быта XVІІІ–ХХ веков, уже есть деревянная лопата для хлеба, чугунки для печи, железные утюги, глиняная посуда, рушники, тот самый легендарный самовар), магазин, кафе. Плюс – крытый манеж (где можно будет в любое время года покататься на лошадях), кабинеты врача-реабилитолога и массажиста, комнату отдыха, веревочный городок. Весь этот комплекс и будет называться «Парк Покровского периода».

«Дел предстоит много, но делать – надо. Многие уже начинают в какой-то мере воспринимать наш зоопарк-приют как "изюминку" Покровска. Надо усовершенствоваться и соответствовать», – говорит он на прощание.

Андрей Кривцун, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять