RU
Все новости

Попадет, то попадет, привык уже: Как дети выживают на войне (Фото)

Фото: «Радио Свобода»
Фото: «Радио Свобода»

В селе Крымское (Новоайдарский р-н, Луганская обл.) разъезжает военная техника, узкую дорогу разрезают гусеничные пути. От центра населенного пункта до ближайшей огневой точки Вооруженных сил Украины (ВСУ) где-то километров 5. Боевые действия слышно как днем, так и ночью. Среди 300 жителей, оставшихся здесь жить, есть и семья Слапигиных с тремя детьми. Вооруженный конфликт унес их родной дом, а двое из троих детей бабушку называют мамой, потому что родная мама давно уже умерла. О детях войны и их непростой жизни рассказало «Радио Свобода».

Небольшой дом с синим забором стоит в конце одной из улиц Крымского, на берегу реки Северский Донец. Уже через водоем немного вглубь  укрепрайоны ВСУ. Еще дальше – незаконные вооруженные формирования. Перед домом порублены дрова, ветки и куча опилок. Наталья Слапигина – бабушка троих детей, которая им фактически и мама. В небольшом доме довольно уютно, несмотря на то, что семья живет не богато. Дом, где они жили раньше, разбили во время активных боевых действий летом 2014 года. «Когда начали сильно стрелять с обеих сторон, мы уехали. Снаряд прямо в дом попал. И дом полностью сгорел. Уже позже соседи позвонили, сообщили. Воды же в селе нет. Водопровод давно разбит, еще в начале войны. Он, как свеча, загорелся. И еще стрельба, чем тушить? Мы арендовали жилье в Лисичанске 7 месяцев. Теперь вернулись. Ранее арендовали здесь дом, он был пуст. Затем нам дали вот этот дом. Это не наше жилье, нам только ордер выдали», – рассказывает женщина.

Старший внук Костя знает о том, что его мама умерла. Мальчику тогда было 7 лет. А вот две его сестренки об этом не догадываются. Думают, что Наталья Павловна и является их мамой. «Пусть еще немного подрастут, мы с мужем обязательно все расскажем, а пока боимся травмировать. Им войны достаточно», – делится женщина.

Костя показал хозяйство, у них есть кролики, и погреб, куда они прячутся, когда стреляют. «Если честно, я здесь не сидел. Малые здесь прятались. Летом два года назад, когда мы начали переезжать в этот дом, с позиций стреляли сильно. Так слышно было, как все свистело. Такое, с крупного оружия. Малых загнал сюда, а сам снаружи ожидал. Мне как-то все равно. А толку прятаться? Попадет, то попадет. Привык уже. Был один случай. Мы жили на верхней улице. Утром я проснулся, воды не было. Водопровод перебили. Мы созвонились с другом и собрались пойти за водой. Взяли ведра. Не успели отойти от ворот, как слышим – что-то над головой шумит. Мы на всякий случай остановились. А это "Град" прилетел в нескольких метрах от колодца», – рассказывает парень.

Самая младшая в семье третьеклассница Влада сказала, что тоже не боится, когда стреляют. «Это правда, но когда уже близко стреляют, то как-то страшно. Особенно, когда ночью», – говорит девочка.

Бабушка (или мать, а это уже неважно) жалуется на сложные условия, отсутствие работы и финансового обеспечения. Но больше всего ее возмущает другое. «Вчера даже по новостям кто-то говорит: там война будто бы едва не завершилась. И почти не стреляют. А люди спекулируют этим. Но как можно этим спекулировать? Когда Костя заикаться начал от этого – мы были у дочери, и там "Град" упал, прилетел прямо у дома, и окна в доме вылетели, и двери. Они как перепугались, то Костя после того случая стал запинаться», – рассказала Наталья Слапигина.

Где-то в центре Крымского снова заревела техника, «пролетают» военные грузовики, а из-за села доносится грохот снарядов, пулеметов и гранатометов.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять