RU
Все новости

Марина Курапцева: Толерантность и Украина – где подводные камни?

Марина Курапцева
Марина Курапцева

В настоящее время многие украинцы воспринимают слово «толерантность» чуть ли не как ругательство. Почему? Определение понятия «толерантность» звучит так: «социологический термин, обозначающий терпимость к иному мировоззрению, образу жизни, поведению и обычаям».

Вроде бы, все вполне понятно: терпимость – хорошо, ненависть – плохо. И, тем не менее, для многих наших сограждан толерантность = принадлежность к ольгинской ботоферме (???). Якобы человек толерантный, терпимый, не допускающий проявлений насилия по отношению к тем, кого он считает «опасными для общества», – на самом деле попросту безразличный к благам Украины человек. А ведь там же, в самом определении, есть весьма и весьма важная приписка: «Толерантность не равносильна безразличию».

Бей своих, чтоб чужие боялись

В новейшей украинской истории этот принцип исповедуется праворадикалами, маргиналами, людьми с асоциальным поведением, – и при всем этом, мнящими себя блюстителями порядка, нравственной чистоты нации, защитниками Украины. Люди «унастакогонетинеможетбыть» полагают, что из людей инакомыслящих «дурь нужно выбивать».

Я прямо слышу на расстоянии их мысли: «Вот сейчас мы отлупим гея (переселенца, мусульманина, еврея, жителя оккупированной территории, пацифиста, …), и сразу в стране наладится жизнь. Мы покажем, кто главный в Украине!».

Хорошо, теперь давайте-ка попробуем разобраться, «кто в Украине главный». Начнем с того, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Вроде, все ясно. Но тут-то как раз и начинается все самое интересное. Если народ – «единственный источник власти», то, казалось бы, во власти народа должна быть возможность гарантировать комфортное безопасное пространство всем представителям народа.

Между тем, ежедневно в украинском медиапространстве появляются все новые и новые сообщения о нетерпимости, физическом насилии, в общем – о девиантном поведении представителей неких групп, громко именующих себя патриотами и защитниками Украинского государства.

Любое общество испокон веков не принимало «непохожих», а уж в Украине, на протяжении вот уже почти пяти лет переживающей российское военное вторжение, любой острый вопрос превращается в незаживающую рану. Или – в костер, куда и российская, и украинская пропаганда с радостью подливают масла и подбрасывают дровишек.

На мой взгляд, исходя из сообщений в СМИ (и из того, что я сама наблюдаю в обществе изо дня в день), на данный момент в Украине дискриминируемыми группами являются: представители ЛГБТ-сообщества; национальные меньшинства; переселенцы; жители временно оккупированных Россией территорий Донецкой и Луганской областей, а также оккупированного Крыма; пенсионеры; женщины; религиозные общины. Толерантность по отношению к любой из перечисленных групп могла бы стать способом решения проблемы дискриминации.

Но не все так просто.

Медиа – пропаганда vs объективность

Есть еще украинские медиа, многие из которых, увы, выбрали путь хайпа, а не объективности (хотя любой журналист в курсе, что объективность и непредвзятость – это основная черта, фундамент нашей профессии). Пропагандистам необходимы масштабные площадки, чтобы разбудить в украинском обществе как можно больше противоречий. Почему представители медиа, журналисты соглашаются распространять пропаганду, ретранслировать месседжи, пропитанные ненавистью?

Потому что пропаганда:

  • привлекательна: «У тебя будут привлекающие внимание заголовки. Это ничего, что они искажают не только суть проблемы, но даже и суть текста. Зато читать будут»;
  • не требует усилий: «Не ищи экспертов, не заморачивайся по поводу фактчекинга. Все, что тебе нужно, это периодически называть «рукой Кремля» всех, кто не согласен с информацией, которую ты распространяешь».
  • всегда найдет аудиторию: «Популизм в любых условиях обрастает сторонниками. Надо выходить и кричать, что вода мокрая, а небо синее, и тогда у тебя всегда будет аудитория».

Получается, что проблемы дискриминируемых категорий украинцев обсуждаются всерьез только представителями самих этих категорий. Остальные украинцы черпают информацию из отечественных медиа, а подается она примерно в таком контексте:

«Сегодня трансгендерные люди вышли (зачем – неразборчиво) на митинг. Активисты (???) оттеснили их в метро. А теперь о погоде».

«Задолжали за коммуналку: Переселенцев из Донецка в N с позором выгнали из арендуемой квартиры на улицу. Хозяйка жилья со слезами на глазах рассказала о лозунгах "Слава ДНР", которыми исписаны все стены в туалете».

«Пенсионные туристы из Луганска на КПВВ "Станица Луганская" рассказали, что получают и российские пенсии. Как относиться к этим ватникам, давайте спросим у читателей, опрос внизу страницы».

«Марш за равные права, проведенный представителями ЛГБТ-сообщества, попытались сорвать приверженцы традиционных ценностей (фото людей в вышиванках и с иконами в руках + фото мужчины в платье с ярким макияжем + фото женщины, в ужасе закрывающей глаза руками своем ребенку)».

Безусловно, я говорю не обо всех коллегах. Но зачастую, открывая новостные ленты украинских медиа, прихожу в ужас. Например, не так давно одно из Ивано-Франковских интернет-изданий опубликовало несколько новостей о том, как переселенцы из Донецка якобы взяли в плен жителей региона и эксплуатировали их. Решения суда – нет и в помине, региональная принадлежность и социальный статус – к делу не относятся в принципе. Несмотря на это, сотрудники издания распространили «новости» по социальным сетям (отмечу, что более 160 перепостов по местным сообществам за день сделаны только одним пользователем Фейсбука). Комментарии читать сложно.

В первые три года войны, встречая подобные «душещипательные истории», я задавала себе вопрос о том, зачем распространять подобную ересь, и только позже нашла для себя ответ: это месседж для «той стороны», то есть, для украинцев на оккупированных территорий: «Вас тут не любят, нечего сюда переезжать». Впрочем, это только мое предположение.

Таких примеров за годы вооруженного конфликта – масса. «Война все спишет», – говорят себе мародеры, насильники, воры, «гопники», популисты и пропагандисты. Правозащитники, с которыми я общалась, уверяют, что в любом государстве, пережившем войну, было то же самое: агрессия, расслоение общества, социальная напряженность. Невзирая на это, мне сложно осознать, понять и принять то, что общество, еще каких-нибудь пять лет назад вполне мирно уживавшееся в одной стране, вдруг начало видеть врагов и «пособников Кремля» в каждом, кто говорит о толерантности, взаимоуважении и защите прав человека.

Возможно, Украина, как в свое время и Европа, именно в эти страшные годы платит свою кровавую цену за то, чтобы понять принципы, в соответствии с которыми функционируют европейское государство и гражданское общество. Возможно, нам всем только предстоит стать поистине свободными людьми с чувством собственного достоинства.

Марина Курапцева, независимый журналист, переселенка из Енакиево
для РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять