RU
Все новости

Меньше публичности: Руководитель урегулирования конфликта в Грузии рассказал, как должны взаимодействовать власти обеих сторон

Фото «Донецких новостей»
Фото «Донецких новостей»

Для урегулирования вооруженного конфликта на Донбассе обе стороны должны начать взаимодействовать между собой. И не обязательно это должны быть прямые переговоры. Международный опыт имеет позитивные варианты, как через третьих лиц поддерживать взаимоотношения, решать практические проблемы простых людей по обе стороны линии разграничения. При этом не всегда о таких взаимодействиях нужно информировать общественность. Как передает корреспондент «Донецких новостей», об этом сегодня, 23 ноября, в ходе круглого стола в Киеве рассказал посол по особым поручениям Министерства иностранных дел Финляндии Антти Турунен (Antti Turunen), который был представителем Генерального секретаря ООН на переговорах по конфликтам в Грузии (2010-2017 гг.).

Турунен отметил, что для решения конфликта важно построить доверие между сторонами. Но есть два пути построения – сверху вниз и снизу вверх.

Например, формирование доверия через тему построения мира – это вариант «снизу вверх»: здесь идет речь о решении проблем, облегчении жизни местного населения.

Под вариантом «сверху вниз» чаще всего рассматривается миротворческий процесс, в котором больше учитываются интересы государства и политических элит. «Например, это переговоры на уровне политических элит, военных органов, органов безопасности. И тогда мероприятия по построению доверия становятся частью переговорного процесса и даже торговли в этом контексте. Здесь договариваются, что не будет использоваться сила, средства вооружения (среди форм: отведение вооружений, реформа сектора безопасности, интеграция в мирную жизнь и пр.). Но в этом плане учитываются больше интересы государства и элит. Переговорщики чаще используют тезис, что в долгосрочной перспективе процесс начнет приносить мир, которым сможет пользоваться местное население. Это традиционный рациональный, прагматический подход к вопросу медиации», – пояснил Турунен.

При этом он констатировал, что в Украине политическая ситуация еще не готова, чтобы идти на такие долгосрочные шаги. Причина – пока еще слишком высокий уровень недоверия сторон, образовавшийся в результате конфликта.

«Часто в конфликтных ситуациях мимолетной реакцией будет – прервать контакты с иной стороной, свести их к минимуму. Это, порой, считается важным с политической точки зрения, т. к. государство и правительство не хотят иметь контакт с оппонентами (сепаратистами, повстанцами – как бы их не называли). С политической и юридической точки зрения можно понять этот подход. Часто такое отношение становится законной реакцией, которую поддерживает и международная общественность», – продолжил посол.

«Но решение конфликтов не всегда находится в рациональных действиях со стороны рациональных игроков. Кроме желания получить власть, конфликты часто связаны с историческими вопросами, мифами, вопросами идентичности, языковыми, религиозными и пр. Если все эти элементы игнорировать, то ситуация может лишь осложниться: люди начинают осознавать, что есть угроза их идентичности, и они тогда начинают поддерживать местных лидеров. Поддерживать даже в таких ситуациях, когда сами, в принципе, понимают, что диалог и контакт с иной стороной необходим для решения конфликта», – уточнил Турунен.

Он уверен, что построения доверия через торговлю между элитами недостаточно, чтобы решить истинные причины конфликта. «Если страна хочет восстановить свой полный суверенитет и контроль за своей территорией, то важно уделять внимание тому, что волнует местное население, которое живет по обе стороны линии разграничения. Но если взаимоотношения между частями общества усложняются, то разделение становится для людей нормой, новой реальностью», – подчеркнул политик.

В этой связи, важным моментом является все-таки взаимодействие между органами власти по обе стороны линии разграничения именно для решения практических вопросов местного населения – посещения родственников, передачи пенсий и т. п.

Турунен акцентировал, что не нужно опасаться таких взаимодействий, т. к. юридически это не будет означать признания нелегитимных образований. И уже есть отработанные на иных конфликтах методы, когда не нужно напрямую общаться противоборствующим сторонам. «Например, взаимоотношения с органами власти на той стороне можно реализовывать через третьих лиц – те же международные, неправительственные организаций. Но часто нет желания идти на такие шаги, т. к. есть опасение, что это может косвенно привести к признанию власти другой стороны. Но международное право дает широкий простор для взаимоотношения с непризнанными органами власти. При таких контактах не идет признание этих образований, при таких контактах все одно представитель легитимного государства общается с представителем непризнанного образования», – детализировал политик.

Власти обеих сторон опасаются, что при таких взаимодействиях они вызовут недоверие общества. Но Турунен отмечает, что процесс урегулирования конфликтов не всегда целесообразно делать публичным. «Важно выделить с обеих сторон людей, которые смогут решать между собой конфликтные вопросы. Такие контакты можно реализовывать, даже не информируя общественность. Это даже лучший вариант на начальных стадиях построения доверия. Если необходима прозрачность, то обе стороны между собой должны согласовывать, что они будут говорить общественности. Причем, нужно избегать того, чтобы слишком рано такие вопросы выносились на уровень общественности. Даже один такой инцидент может разрушить процесс восстановления доверия на длительный срок», – рассказал о международном опыте посол.

В частности, он продемонстрировал момент взаимодействия властей на примере конфликта в Грузии. На ранних стадиях Женевских международных переговоров по Грузии, которые начались 10 лет назад, участники согласились создать две группы: одна – по взаимодействию Грузия – Абхазия, вторая по Грузии – Южной Осетии. Эти группы получили наименование «Гальский механизм», т. к. переговорная площадка находится в городе Гали (Абхазия). Турунен напомнил, что Абхазия и Южная Осетия с 2008 года признаны Россией и несколькими неевропейскими государствами, как независимые государства. Российские пограничники вместе с местными контролируют спорные участки границы.

«Гальский механизм» включает участие соответствующих органов власти Абхазии, Южной Осетии, России, Грузии, Миссии наблюдателей Европейского Союза, ООН и ОБСЕ. «Да, там есть проблемы с работой этих групп. Но, тем не менее, они создали некий опыт, практику, при которых конфликтная ситуация происходит без военной конфронтации, без серьезных нарушений линии разграничения», – констатировал Турунен.

Важнейший элемент «Гальского механизма» – создание «горячей линии», в рамках которой органы местной власти конфликтующих сторон общаются через Миссию наблюдателей ЕС. «Такие группы обсуждали много практических вопросов: проведывание своих родственников, посещение могил умерших, проведение религиозных праздников, вопросы доступа "скорой помощи", перевоз умерших. Со временем даже больницы начали между собой общаться, используя этот механизм "горячей линии"», – привел примеры посол.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять